ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О нет! – возразила она. – Я хочу слушать их. Он был везде. – видите камень, что он мне дал? Я сделаю из него талисман. Он с Клааны – мира с голубым солнцем и одиннадцатью лунами. Люди живут в море…

Доктор бросил взгляд на камень.

– Очень мило. Ну а теперь я хотел бы, чтобы вы отдохнули.

Почему он даже не улыбнется? Спросил себя Хейдель. Он должен быть рад.

Хейдель собрал остальные свои камни и положил их в сумку из кожи кухла с монограммами.

– Думаю, я лучше пойду, Люси, – проговорил он. – Я рад, что ты чувствуешь себя лучше. Если я не увижу тебя снова, я рад был поговорить с тобой. Всего хорошего.

Он встал и двинулся к двери с доктором Хеллманом.

– Вы вернетесь, ведь правда? – спросила она с широко открытыми глазами, приподнявшись с подушки. – Вы вернетесь?

– Не могу сказать наверняка, – обернулся Хейдель. – Постараюсь.

– Возвращайся… – слышал он ее голос, выходя в дверь и еще пока проходил холл.

– Она удивительно реагирует, – сказал Хеллман. – Мне все еще трудно поверить.

– Что такое?

– Все те, кого вы посетили, также с улучшением симптомов или быстро идут на поправку. Хотел бы я понять, как это работает. – Ваша кровь, кстати, еще более насыщенна, чем показывали те отчеты – это выяснили в нашей лаборатории. Они хотели бы больше образцов, чтобы послать в Лэндсенд для дальнейших анализов.

– Нет, – сказал Хейдель. – Я знаю, моя кровь насыщена и они не откроют много нового, послав ее в Лэндсенд. Если им так интересно, они могут затребовать более подробный отчет из Панопаса на СЭЛ. Он тестировал во всех возможных ракурсах и выводы еще не окончательны. Кроме того скоро это будет опасно. Я должен идти.

Двое двигались по направлению к шахте лифта.

– Этот «баланс», о котором вы говорите, – заметил Хеллман, – нет таких вещей. Вы говорите патогены формируют ряды, воюя один против другого и затем наблюдается перемирие, на время, когда никто из них не шалит. Это нонсенс. Тело не работает в этом направлении.

– Я знаю, – проговорил Хейдель, когда они вошли в лифт. – Это только аналогия. Как я уже говорил, я не доктор. Я манипулирую своими упрощенными понятиями, чтобы рассказать, что со мной случилось. Переведите им. Я не специалист.

Лифт вывалил их на первом этаже.

– Мы остановимся в офисе? – спросил Хеллман, когда они вышли. – Вы говорите, что скоро уйдете, и я знаю, когда прилетает ваша машина. Это означает, что вы хотите добраться до холмов и войти в другую кому. Я хотел бы договориться о наблюдении и…

– Нет! – отверг предложение Хейдель. – Это все. Определенно. Я не разрешаю никому находиться рядом, когда со мной это происходит. Это слишком опасно.

– Но я мог бы поместить вас в изолятор.

– Нет. Я не разрешаю такое. Я уже несу ответственность за слишком много смертей. Те обязанности, что я здесь выполнял, моя попытка хотя бы частично загладить свою вину. Я не должен допускать, чтобы люди находились рядом в течение комы – даже обученные люди. Простите. Даже с мерами предосторожности меня страшит, что кто-то подвергается опасности.

Хеллман легонько пожал плечами.

– Если вы когда-нибудь измените решение, я хотел бы обеспечивать вас врачебной помощью в процессе зарядки, – проговорил он.

– Ну что ж… Благодарю. Мне теперь лучше уйти.

Хеллман пожал его руку.

– Спасибо за все, – поблагодарил он. – Боги были добры к нам.

«К вашим пациентам, может» – подумал Хейдель. Потом:

– Хорошего дня, Доктор, – пожелал он, вышел в дверь, что вела в вестибюль.

– …Хранят вас, – были ее слова. – Может боги сохранят вас!

Она схватила его за руку и выстрелила словами, когда он проходил мимо ее кресла.

Он посмотрел вниз, на усталое лицо с очерченными красным глазами. Это была мать Люси.

– С ней теперь будет все хорошо, я думаю, – успокоил он, – Она прекрасная маленькая девочка.

Пока она сжимала его левую руку, его правой овладел худощавый мужчина в легком костюме для отдыха и свитере. Его обветренное лицо было прорезано улыбкой, показывающей неровные ряды зубов.

– Большое вам спасибо м-р Х., – проговорил он, и его ладонь стала влажной. – Мы будем молиться в каждой молельни в городе – и все наши друзья тоже. Я догадываюсь, что все они ответят. Что все боги хранили вас! – Может вы обяжете нас и посетите наш дом, чтобы вместе отобедать?

– Спасибо, но я действительно должен идти, – отказался Хейдель. – Мне назначено свидание – кое-что, о чем нужно позаботиться перед тем как прибудет транспорт.

Когда ему в конце концов удалось вырваться, он обернулся и обнаружил, что вестибюль наполнен людьми. Среди говора множества голосов, он уловил слова: «М-р Х.», произносимые вновь и вновь со всех сторон.

– …Как вы это делаете м-р Х.? – неслось с пяти разных направлений. – Можно ваш автограф? – Буду рад пригласить вас на службу этим вечером, сэр. Мой приход… – Можете вы оздоровить на расстоянии? – М-р Х., может, вы сделаете заявление?…

– Пожалуйста, – обратился он, отвернувшись от камеры. – Я должен идти. Я ценю ваше внимание, но я ничего не имею сказать вам. Пожалуйста, позвольте мне пройти.

Но холл был заполнен, и парадная дверь открылась под натиском все прибывающих людей. Они поднимали в воздух детей, чтобы те увидели его. Он посмотрел на столбики вешалки и увидел, что его посох исчез. Посмотрел через окно в стене и увидел, что перед зданием собирается толпа.

– …М-р Х., у меня для вас презент. Я выпекал их собственноручно… – Можно, я подвезу вас? – Каким богам вы молитесь, сэр?… – У моего брата аллергия…

Он протиснулся к столу и наклонился к женщине, встретила его здесь.

– Я не хотел бы этого, – проговорил он.

– Мы тоже такого не предполагали, – ответила она. – Они собрались буквально за минуту. Не знаю, что и делать. Возвращайтесь в коридор, а я не разрешу ни одному из них последовать за вами. Я кого – нибудь вызову, чтобы показать вам запасной выход.

– Благодарю.

Он проследовал к двери, помедлил и улыбнулся собравшимся.

Крик родился, когда он исчез. Это была комбинация «Х.!» и аплодисментов.

Он оставался в коридоре, пока не появился провожатый и не вывел его к запасному выходу.

– Могу я вас подвезти? – предложил человек. – Если в толпе видели, куда вы направляетесь, они могут последовать за вами и доставить много хлопот.

– Хорошо, – согласился Хейдель. – Почему бы и нет, с полдюжины блоков, к тем холмам.

Он махнул по направлению к тем, что пересек, направляясь в Италбар.

– Я смог бы отвезти вас к самому подножию. Чтобы не идти.

– Спасибо, но я хочу остановиться где-нибудь и сделать запасы – может даже съесть горячий ужин – перед тем как отправлюсь. Вы знаете какое-нибудь подходящее место в том направлении?

– Есть несколько. Я покажу вам одно небольшое, на тихой улочке. Не думаю, что у вас там будут какие-либо неприятности. – Вот мой автомобиль, – показал он.

Не встретив трудностей, они достигли указанного места – пропахшее узкое помещение склада с деревянными полами, стены, в линеечку от незаполненных полок – продававшаяся еда отпускалась впереди и относилась в крошечную столовую сзади. Только одно обстоятельство тревожило Хейделя. Когда аппарат остановился у заведения, провожатый достал из-за ворота и протянул зеленый амулет – ящерицу с извивающейся серебряной линией на спине.

– Я знаю, это некий вид глупости, м-р Х., – сказал он. – Но не коснетесь ли вы этого для меня?

Хейдель согласился и затем спросил, – Что я сделал?

Молодой человек улыбнулся и огляделся, кладя резную фигурку за рубашку.

– О, я знаю, я немного суеверен, но не больше любого другого, – проговорил он. – Это мой амулет на счастье. Разговаривая со всеми о вашем пути, я вырезал его против беды.

– Разговаривая? Что они говорили? Не говорите мне, что прозвище «святой человек» дошло и сюда?

– Боюсь, что так, сэр. Кто знает? Может существует что-то от этого.

– Вы работаете в госпитале. Вы проводите большую часть времени среди ученых.

9
{"b":"30928","o":1}