ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь, когда у вас есть представление о том, что происходит и кто присутствует при этом, познакомьтесь и с тем, что является препятствием.

Насилие над планетой требует колоссальных затрат.

Прибыль, безусловно, будет тоже велика. Прибыль даже может быть больше... Каким образом?

Ну, во-первых, необходимо будет заменить то тяжелое снаряжение, которое будет размещено в метрополии.

Дорога перевозка? Нет, ни в коем случае. С точки зрения материалов и труда, легче изготовить новое оружие, чем корректировать старое в 2.6 раза.

Минным комбинатам не выгодно выпускать старое оружие. (Они и не хотят делать этого). Им интересно производить новое и оставлять в метрополиях старое.

И, конечно, оборудование, взятое в аренду. Или то, за которое еще не полностью расплатились. Наличие текущих платежей облегчает контакты с Межзвездным Департаментом Налогов и Сборов в каждом финансовом году. Самовольное прекращение связей было бы криминалом, нарушением Межзвездного Коммерческого Соглашения между съемщиком и арендатором.

Но было всякое.

И очень часто. Слишком даже часто.

Всегда есть выход на не точно обозначенных границах.

Большие страховые компании обязательно произведут расследование. Потом, наконец, подпишут и возместят потери владельцу.

...А грузоотправители делают это, чтобы значительно продвинуть дела на рынке. Тогда не придется демонтировать оборудование и готовить его к отправке и отгрузке.

Время экономится, обязательства выполняются заранее, более высокие цены оговариваются. Таким образом, рывок к повышению благосостояния обеспечивается.

Все прекрасно.

Но как быть страховым ассоциациям?

Хотя, что может случиться с временным Нью-Йорком, начиненным тяжелым вооружением... Между тем, некоторые рассматривают это как саботаж.

...Иные называют это массовым убийством.

...Или несанкционированной войной.

...Или молниеносной войной Карго.

Но, как верно написано, лучше сжечь один огромный город в ярком пламени, чем проклинать темноту.

Карго предпочитал не возносить проклятий темноте.

...И не единожды.

В тот самый день, когда они встретились на Домбеке, Бенедик Бенедикт протянул руку, улыбнулся и сказал:

— Мистер Сандор.

Его улыбка исчезла, как только он пожал руку.

Сандор кивнул и опустил глаза.

Бенедик повернулся к большому человеку с родимым пятном.

— А вы обитатель Линкса?

— Да, вы правы, брат мой. Вы должны простить меня за то, что не подаю вам руки. Мне запрещается это религией. Я верю в то, что жизнь не нуждается в подтверждении в виде жестов.

— Конечно, — сказал Бенедик. — Когда-то я знал человека, жителя Домбека. Его звали Вортен Вортан. Он был отчаянный контрабандист.

— Он отправился в Великое Пламя, — сказал Линкс. — То есть, он мертв. Центральная Межзвездная Разведка приговорила его два года тому назад. Он отправился в Пламя при попытке избежать тюремного заключения.

— Правда, — сказал Бенедик. — Однажды он был контрабандистом, предавшимся...

— Я знаю. Я читал файл о нем в связи с другим случаем.

— Домбек кишит контрабандистами, — добавил Сандор. — Давайте поговорим об этом Карго.

— Да, — согласился Линкс.

— Да, — сказал Сандор.

Люди из ЦМР сказали мне, что многие страховые компании выразили протест против некоторых представителей Межзвездной галактики.

— Это правда, — подтвердил Линкс.

— Да, — сказал Сандор, закусив губу. — Вы не будете возражать, если я сниму протезы с ног?

— Мы сотрудники, нас не должны смущать формальности.

— Пожалуйста, — сказал Бенедик.

Сандор наклонился, отстегнул протезы. Послышались два глухих удара под столом. Затем он вытянулся и посмотрел на полки с глобусами.

— Они вам причиняют боль? — спросил Бенедик.

— Да, — ответил Сандор.

— Это несчастный случай? — поинтересовался Бенедик.

— От рождения, — ответил Сандор.

Линкс поднял графин с коричневатой жидкостью и пристально посмотрел на нее.

— Это местный бренди, — сказал Сандор. — Вполне хороший. Что-то вроде ксимили из Бандла, только не наркотический. Выпейте немного.

Линкс пил, держа графин перед собой в течение всего вечера.

— Карго — разрушитель собственности, — сказал Бенедик.

Сандор кивнул.

— Убийца, — сказал он.

— К тому же большой любитель животных, — закончил Бенедик.

— Да, — подтвердил Линкс, чмокая губами.

— Такой преступник против общественного порядка, что невозможно не искать его.

— И нельзя не пропустить через Пламя очищения и возрождения.

— Да, мы должны обнаружить его и убить, — сказал Бенедик.

— Два орудия... Они здесь? — спросил Линкс.

— Да, фазоволновод в другой комнате.

— ...А? — хотел что-то еще спросить Бенедик.

— То — в нижнем ящике стола, с правой стороны.

— Тогда почему бы не начать?

— Да, давайте начнем, — подтвердил Линкс.

— Хорошо, — сказал Сандор. — И все-таки одному из вас нужно открыть ящик стола. Оно в темно-коричневом стакане.

— Я достану, — сказал Бенедик.

Сильные рыдания сотрясали его время от времени. Он сидел, представляя умственным взором проходящие вереницей миры. Слезы струились по его щекам: он ощущал сердце Карго в своих руках.

«Холодно и темно...»

— Где? — спросил Линкс.

«Какое-то маленькое помещение. Комната? Хижина? Полки с инструментами... Жужжащий звук. Холодно... странные углы... Вибрация... Больно.»

— Что он делает? — спросил Сандор.

— ...Сидит, полулежит. Кушетка, паутина вокруг него. Кто-то пушистый, сидя, спит рядом с ним. Все. Нет... Больно!

— Корабль «Валлаби» скрывается, — предположил Линкс.

— Куда он направляется? — спросил Сандор.

— Больно, — закричал Бенедик.

У Сандора сердце упало в пятки. Его начало трясти. Он протер глаза тыльной стороной руки.

— У меня разболелась голова, — объявил Бенедик.

— Выпейте, — предложил Линкс.

Он проглотил залпом один стакан, второй стал пить маленькими глотками.

— Где я был? — спросил Бенедик.

Линкс пожал плечами.

— Корабль «Валлаби» охотился где-то. Карго был в фазе сна. Такое неприятное чувство испытываешь, когда охотишься в полном сознании. Расстояние и время искажаются. Ты застал его в неудачный момент. Либо под действием наркотика, либо подвергнутого длительному воздействию других сил. Возможно, завтра ему будет лучше.

— Надеюсь, — ответил Бенедик.

— Да. Завтра, — сказал Сандор.

— Там было еще одно, — добавил Бенедик. — Еще одна вещь у него на уме. Там было солнце, где раньше его никогда не было.

— Огневые работы? — предположил Линкс.

— Да, — подтвердил он.

— Память? — спросил Сандор.

— Нет. Он только собирается сделать это.

Линкс встал.

— Я свяжусь с ЦМР с помощью волновода и сообщу им информацию. Они могут выяснить, какой мир сейчас минируется.

— А вы можете сказать, как скоро это будет? — спросил Линкс.

— Нет, я этого не знаю, — ответил Бенедик.

— Как выглядел мир? Какова его конфигурация? — спросил Сандор.

— Никакой. Мысль не уточнялась до такой степени. Его ум был не сосредоточен. В основном, наполнен ненавистью, — ответил Бенедик.

— Я сейчас вернусь. Будем продолжать?...

— Завтра. Я очень устал.

— Тогда ложитесь и отдыхайте.

— Да, пожалуй...

— До свидания, мистер Бенедикт.

— До свидания...

— Спите в объятиях Великого Пламени.

— Надеюсь, что этого никогда не случится.

Мала, плача, придвинулась к Карго, так как ей приснился страшный сон. Они опять вернулись в заснеженный мир Брилда. Она помогала ему идти, продвигаться вперед. А он все падал и каждый раз лежал все дольше, вставая с большим трудом и продвигаясь вперед все медленнее и медленнее. Он старался разжечь огонь, но снежинки-дьяволята, переплетаясь и беспрестанно кружась, словно сосульки с семи лун, тушили пламя, только еще рождавшееся в его руках.

3
{"b":"30934","o":1}