ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А насекомые какие? — спросил Линкс.

— Вы можете видеть, что за окном? — перебил Сандор.

— Снаружи деревья, невысокие. Различимы только их очертания. Не могу понять, где начинается ствол. Листва густая, очень. Слишком темно на улице. На небольшом расстоянии видна луна. Или что-то похожее на холме. — Его руки обрисовывают нечто вроде шара, установленного на обелиске. — Не уверен, как далеко, насколько большой, какого цвета, из чего сделан...

— А в уме Карго нет ли, случайно, названия того места, где он находится? — спросил Линкс. — Если б мне дотронуться до него рукой, я бы узнал, узнал бы все. А таким способом...

— Сейчас он не думает, где он находится... «Собака то ложится на спину, то на живот. Мала чешет ей брюшко, моя милая, черненькая. Она брыкает задней ногой, как будто отбивается от блох, виляет хвостом. Щенка зовут Дилк. Это она назвала его так. Щенок напоминает ей своих. Тех, что были истреблены. Ненавидит людей. Она тоже человек. Даже лучше... Она не превращает в мясорубку тех, кто живет с единственной эгоистической мыслью — Межзвездная галактика. Лучше людей, мой бедный друг — гораздо лучше...» Какое-то насекомое село Дилку на нос. Она прогнала его. Членистое, две пары крыльев, миллиметров пять длиной, розовое пятнышко спереди, луковицеобразное, жужжит, пока летит. Это о насекомом, о котором вы спрашивали...

— Сколько там дверей? — спросил Линкс.

— Две, по одной с каждой стороны.

— Сколько окон?

— Два. По окну на сторонах, противоположных дверям. Я ничего не вижу сквозь другое окно. Слишком темно снаружи.

— Что-нибудь еще?

— На стене меч с длинной рукояткой, очень длинной. Две рукоятки, три? четыре? — и короткие лезвия. Их два. Каждое лезвие прямое, отточенное с двух сторон, длиной с руку. Рядом с ним маска из цветов. Темно, трудно сказать точно. Лезвия блестят, маска неинтересная. Да, похоже, цветы. Много маленьких цветочков. Четырехсторонняя маска, напоминающая формой бумажного змея, с большим свисающим концом. Не могу различить черт. «Мала ведет себя беспокойно. Возможно, ей не нравится изображение на стене. Может, не видит его и скучает. Взгляд изменился. Она гладит нас по плечу. Мы наливаем ей пить в кружку. Другую берем сами. Она не пьет. Мы пристально смотрим на нее. Она опускает голову и пьет. Под нашими ногами грязный утоптанный пол. На нем множество маленьких камушков. Как порошок. Стол натуральный, деревянный. Жужжание. Изображение на стене становится нечетким. Мы трем подбородок. Уже нужно побриться... Да черт с ним! Мы не ждем инспекторов. Пьем из одной чашки, другой. Еще одну.»

Сандор воспользовался своей глазной кинокамерой. Он проверял свой хронометр миров, прокручивая пленку и останавливаясь, прокручивая и прекращая, прокручивая и прекращая.

— Как вам показалось? Луна движется вверх или вниз или поперек неба? — спросил Сандор.

— Поперек.

— Справа налево или слева направо?

— Справа налево. Кажется, что она на четверть ниже зенита.

— Она какого оттенка?

— Оранжевая с тремя черными полосками. Первая восходит в одиннадцать часов, пересекает свою четверть, заходит резко вниз. Другая восходит в два часа, а заходит в шесть. Они не встречаются. Третья — серповидной формы, светит в нижнем правом углу. Это очень небольшая луна, но очень отчетливая. Облаков нет.

— А какие-нибудь созвездия есть?

— ...Я не могу так высоко поднять голову, и окно далеко. Теперь слышу какой-то шум, еще далеко. Очень высокий звук, почти металлический. Животное, шестиногое, ростом вполовину меньше человека, красно-коричневая шерсть, довольно редкая. Может передвигаться с помощью двух, четырех, шести ног. Но по земле движется немного. Гнездится высоко. Откладывает яйца. Зубов много. Питается мясом. Маленькие черные глазки — два. Огромные ноздри. Паразит, невредный для человека, боязливый.

— Он на Дистене, пятом мире системы Блибка, — сказал Сандор. — Ночная сторона означает, что он на континенте Диделан. Луна Барби, находящаяся много ниже зенита, свидетельствует о том, что он с восточной стороны. Мелла-москит означает распространенность там мелла-муслимов. Клинок и маска, кажется, принадлежат Гортанианам. Я уверен, что их принесли из глубин континента. Залежи мела подсказывают окрестности Ландира, мира мелла-муслимов. Это на реке Дисти, северный берег. Вокруг джунгли. Даже те, кто ищет уединения, отходят более чем на восемь миль от центра города, население которого сто пятьдесят три тысячи человек. Северо-западная часть наименее заселена из-за холмов, скал и...

— Отлично. Вот он, оказывается, где! — воскликнул Линкс. Теперь ясно, что нам делать дальше. Он, конечно, был приговорен к смерти. Думаю, что да. Наверняка. Там, во втором мире этой Системы, не помню его название, есть местное отделение ЦМР. Как же его зовут?

— Нирер, — подсказал Сандор.

— Да. Хм-м. Давайте посмотрим. Два агента будут исполнителями. Они приземлятся на северо-западе Ландира, войдут в город. Найдут, где поселился человек с четырехногим любимцем. Тот, кто прибыл в последние шесть дней. Затем один агент войдет в хижину и удостоверится, там ли Карго. Он немедленно выйдет, если Карго будет там, и подаст знак второму агенту, который спрячется в тени деревьев. Один встанет на безопасном расстоянии за северо-восточным углом строения с тем, чтобы прикрыть дверь и окно. Другой будет двигаться в юго-западном направлении с той же целью. Каждый будет вооружен двухсотканальным лазерным субпулеметом с вибрирующей головкой. Хорошо! Я свяжусь с Центром с помощью фаза-волновода. Мы поймали его. — И он торопливо вышел из комнаты.

Бенедик, держа инструмент в руках, весь мокрый от слез, продолжал:

— «Не бойся, моя черненькая. Это только кукла, а воет он на Луну».

Спустя тридцать один час и двадцать минут Линкс получил и расшифровал два кратких сообщения:

Исполнители — куски мяса.

Корабль «Валлаби» исчез опять.

Он облизнул губы. Его товарищи ждали сообщения. Они-то преуспели, они выполнили свои задания. Не просто выполнили, а сделали все эффектно и хорошо. А вот Линкс не справился с убийством.

Он помолился Пламени и вошел в библиотеку.

Бенедик уже знал. Он же мог узнавать. Маленькие ручки паранорма лежали на палке Линкса. Этого было достаточно. Даже этого.

Линкс наклонил голову.

— Мы начинаем снова, — сказал он им.

Так как способности Бенедика были обострены более, чем когда-либо, он прибегал к продолженному воздействию еще семь раз. Затем он описал новый мир. Он был огромен, обильно населен. Он ярко мерцал под бело-голубым солнцем. Все вокруг было отделано желтым кирпичом. Повсюду нео-Денебианская архитектура, окна из зеленого стекла. Вокруг пурпурное море.

Никакой загадки для Сандора это не представляло.

— Мир Филлипа, — назвал он, а затем уточнил город — Деллес.

— На этот раз мы сожжем его, — сказал Линкс, выходя из комнаты.

— Христиане-Зороастрийцы, — вздохнул Бенедик, после того, как Линкс вышел из комнаты. — Я думаю, что этот болен Пламенем.

Сандор стал вращать глобус левой рукой, наблюдая за тем, как он крутится.

— Не хочу пророчить, но держу пари, Карго исчезнет опять.

— Почему?

— Когда он отрекся от человечества, он что-то приобрел, а что-то потерял. Он еще не готов к смерти.

— Что вы имеете в виду?

— Я держал его сердце. Он покончил со всем. Теперь он непобедим на какое-то время. И как-нибудь он заявит об этом. Только потом умрет.

— Откуда вы знаете?

— ...Предчувствие. Существует огромное количество докторов, среди них есть патологи. Они не хуже других докторов, но еще и владеют черной магией. Я знаю таких людей, встречался со многими. Я не притворяюсь, что знаю о них все. Но их слабости мне известны.

Сандор повернул голову и ничего не сказал.

И все же они сожгли корабль «Валлаби», дотла сожгли.

А он остался в живых.

Он жил, проклиная.

5
{"b":"30934","o":1}