ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но ты пойдешь со мной, капитан. Я теперь вспомнил. Это случилось после того, как мы расстались. Да... Да... Они все равно убьют тебя, если даже в этот раз ты выживешь. Я знаю это наверняка. Значит мне придется двигать жертву. Придется. Как жаль, что мне так затуманили мозги. Прости, капитан. Ты всегда хорошо относился к людям и ко мне. Управлял опасным кораблем, но ты был добр. Старый «Валлаби», счастливый «Валлаби». Теперь надо уходить отсюда. Как можно скорее. Прежде чем придут морты... Да, я помню тебя. Отличный парень. Итак, корабль «Валлаби» исчез опять, как сообщило ЦМР. А Карго прибывал на границе со смертью. Единственными хранителями его жизни были яйцо и семечки.

Десять дней спустя Линкс и Бенедик все еще были с Сандором. Последний был в восторге от их компании. Он никогда раньше не находился на службе. Ему доставляло огромное удовольствие чувство сотоварищества, сопереживания за совместно сделанную работу. Бенедик проклинал саму мысль уехать от мисс Барбары, одной из очень немногих, с кем он мог разговаривать и которая с охотой отвечала ему. Линксу нравилась пища и климат. Он решил, что его жены и внуки отдохнут от него.

Поэтому они остались вместе.

Возвращение из царства смерти — это мучительно долгий процесс. Реальность — это танец под вуалью. Она продолжительна, пока ты не попытаешься заглянуть под нее (если, вообще, кто-либо пытался).

Когда Карго немного пришел в сознание, он крикнул:

— Мала!

...Тишина.

Потом он увидел лицо из далекого прошлого.

— Сержант Эмиль?

— Да, сэр. Я здесь, капитан.

— А я где?

— В моей хибаре, сэр. Ваша сгорела дотла.

— Каким образом?

— Это сделал ховерглоб раскаленным лучом.

— Что случилось с моей любимицей, обитательницей Дриллена...

— Я нашел только Вас, сэр. Никого больше. Это было почти месяц назад.

Карго попытался сесть. Не смог. Еще раз. Ему удалось немного подняться. Он полулежал, опершись на локоть.

— А что со мной?

— У вас ожоги, разрывы ткани, внутренние раны. Но теперь уж вы поправитесь.

— Удивительно, каким образом они обнаружили меня так быстро опять.

— Не знаю, сэр. Вы хотите немного бульона?

— Позже.

— Он готов и еще теплый.

— О'кей, Эмиль. Неси свой бульон.

Он лег и задумался.

Он слышал ее голос. Он дремал весь день, и сам был частью этого сна.

— Карго, ты здесь? Карго?..

Рука, кольцо.

— Да, я — Карго, — обрадовался он. — Где ты?

— В пещере у моря. Каждый день я пыталась вызвать тебя. Ты жив или отвечаешь мне из Ниоткуда.

— Я жив. Твой ошейник не волшебный. Как ты жила все это время?

— Я выходила по ночам. Воровала еду из большого дома с зелеными окнами, огромными как двери. Еду для Дилки и для себя.

— Щенок? Он тоже жив?

— Да. В тот вечер его загнали во двор... А где ты?

— Я не знаю точно... Недалеко от того места, где мы жили. Всего несколько домов. Я у старого друга.

— Я должна прийти к тебе.

— Подожди до темноты. Я дам тебе указания. Нет. Я пошлю его за тобой, моего друга. Где твоя пещера?

— Вверх по берегу пляжа. Надо пройти красный дом, который ты называл страшным. Там три скалы. Мимо них идет тропинка, она подходит прямо к воде. Затем повернешь за угол. На расстоянии тридцати одного моего шага ты увидишь нависшую над тобой скалу. Тропинка идет мимо. В стене ты увидишь трещину. Она очень мала, но в глубину становится больше. Мы здесь и живем.

— Когда наступит ночь, мой друг придет за тобой.

— Ты ранен?

— Да, был. Но сейчас лучше. До встречи, поговорим потом.

— Да.

В последующие дни силы вернулись к нему. Он играл в шахматы с Эмилем. Они много говорили о прошедшей службе. Он даже смеялся, впервые за многие годы, услышав историю о парике командира в Большом Броле на Сардино-3 около тридцати лет назад...

Мала больше молчала или занималась Дилком. Иногда Карго чувствовал ее взгляд на себе. Но как только он поворачивался к ней, она отводила взгляд в сторону. Он понимал, что она никогда не видела его в таком хорошем настроении раньше. Она недоумевала.

Он пил цимлак с Эмилем.

Как-то однажды он понял.

— Эмиль, откуда ты берешь деньги, чтобы содержать нас.

— Пенсия, капитан.

— О, священное Пламя! Мы тебя объедаем: пища, медикаменты и прочее.

— Я кое-что откладывал на черный день, капитан.

— Отлично, но не надо было тратить это. У меня в ботинке есть кругленькая сумма. Так. Секунду. Вот. Возьми!

— Я не могу, капитан.

— Что за чушь ты говоришь. Возьми, это приказ.

— Хорошо, но Вам не...

— Эмиль, за мою голову дают вознаграждение, ты знаешь?

— Да.

— Довольно большое.

— Да.

— Оно твое по праву.

— Я не могу выдать Вас, сэр.

— Тем не менее, вознаграждение твое. Я тебе вышлю в два раза больше, как только уеду отсюда.

— Нет, сэр. Я бы не взял.

— Чепуха, я вышлю.

— Нет, сэр. Я не возьму.

— Что ты имеешь ввиду?

— Я просто хочу сказать, что я не возьму такие деньги.

— Почему нет? Чем они тебя не устраивают?

— Ничем... конкретно. Мне, просто, они не нужны. То, что вы мне дали, я возьму на еду и другие расходы. Но не больше. Закончим на этом.

— Ну... хорошо, Эмиль. Как хочешь. Мне не хотелось бы настаивать.

— Я знаю, капитан.

— Еще партию в шахматы? На этот раз я съем твоего слона и три пешки.

— Хорошо, сэр.

— Мы отлично провели время вместе.

— Помните Тау Цети? Трехмесячный отпуск. А долину Красной реки, и тех человекоразумных?

— А! Цигнус-7 — багровый мир с радужными женщинами.

— Я в течение трех недель не мог смыть эту краску. Думая, сначала, что это новая болезнь. Священное Пламя! Как бы мне хотелось вновь полетать!

Карго не закончил ход.

— Хм... А знаешь, Эмиль. Твоя мечта осуществима.

— Что вы хотите сказать?

Карго сделал ход.

— Полет на борту «Валлаби». Он здесь. На Необъединенной Территории, ждет меня. Я и капитан, и команда. Все сам сейчас. Мала иногда помогает. Но ты бы мог быть первым помощником, как в былые времена.

Эмиль переставил короля, которого поднял. Взглянул и опустил глаза.

— Я... Я не знаю, что сказать, капитан. Я никогда не думал, что Вы мне это предложите.

— Почему бы и нет. Я хочу воспользоваться услугами хорошего человека. Дел много, как в былые времена. Полно наличных денег! Никаких забот. Мы хотим трехмесячный отпуск на Тау Цети. Тогда выписываем себе сами чертов приказ. И проводим его!

— Но я... Я не хочу летать опять, капитан. Нет! Я просто не смог бы.

— Но почему, Эмиль? Почему? Все будет, как тогда.

— Не знаю, как лучше сказать об этом, капитан. Но тогда мы жгли землю, мы были пираты, преступники, нарушители Закона. Вы знаете, теперь... Теперь я слышу, что Вы сжигаете людей. Вы не просто нарушители Закона как обыкновенные граждане. Нет, я не смог бы.

Карго не ответил. Эмиль передвинул короля.

— Я ненавижу их, Эмиль. Всех их. Я ненавижу их. Ты знаешь, что они сделали на Брилде с обитателями Дриллена.

— Да, сэр. Но они нецивилизованные. Они не люди. Я бы не смог, сэр. Не злитесь на меня.

— Я не злюсь, Эмиль.

— Я имею ввиду сэр, что у нас есть такие, каких бы я не возражал сжечь. По закону или вне закона. Но не как Вы это делаете, сэр.

Карго передвинул слона.

— Вот почему тебя не устраивают мои деньги?

— Нет, сэр. Не совсем так. Может быть отчасти... Отчасти. Я просто не могу получать деньги за то, что помогаю тому, кого очень уважал, любил.

— Ты говоришь в прошедшем времени?

— Да, сэр. Я думаю, что вам не повезло, и то, что они сделали с Дрилленом, было неправильно и плохо. Но вы не можете, не должны ненавидеть за это каждого. Потому что не каждый участвовал в этом.

7
{"b":"30934","o":1}