ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну что ты все-таки там делаешь наверху?

— Я привязал себя ремнями к стулу. Все катается по палубе, а я смотрю.

Вдруг я поднял глаза и увидел тень.

— Ты молишься или ругаешься? — спросил Майк.

— Будь я проклят, если знаю сам. Если бы здесь был слайдер.

— А что, ты видишь его?

Я кивнул, забыв, что он не может видеть меня.

Он был таким же огромным, как я его помнил. Он вынырнул на поверхность на минуту, только оглядеться. И нет в мире силы, которая могла бы сравниться с ним, тем, который был рожден не бояться никого. Я выронил сигарету. Парализованный, я не мог произнести ни звука.

— С тобой все в порядке, Карл?

Он опять посмотрел на меня. Или мне показалось это. Возможно, этот безмозглый негодяй поджидал полтысячелетия, чтобы иметь случай истребить достойного представителя самого развитого общества за работой.

— С тобой все нормально?

Возможно, он уже убивал задолго до их встречи. Их же встреча была свиданием животных, сильнейший откидывал слабейшего в сторону, от тела к душе.

— Карл, черт тебя возьми. Скажи что-нибудь.

Он вынырнул опять. На этот раз ближе. Вам когда-либо доводилось видеть шквал. Он кажется живым в кромешной тьме. Никто не имеет права быть таким большим, таким сильным и движущимся. Это вызывает тошноту.

— Пожалуйста, ответь мне.

Он исчез, и в тот день больше не возвращался.

Наконец я заставил себя ответить Майку.

Следующие семьдесят или восемьдесят тысяч волн прошли с монотонным однообразием. Они уместились в такие же ничем не примечательные пять дней. Удача забрезжила только на тринадцатый день. Колокола разрушили нашу кофейную летаргию.

— Корма, — закричал кто-то. — Пятьсот метров.

Я разделся и принялся за дело. Мое снаряжение всегда при мне.

— Пятьсот метров, двадцать саженей, — орал громкоговоритель.

Огромные ловушки поднялись, и передо мной появился слайдер.

Леди в кабине. Он проскрипел и направился прямо.

Я подошел к слайдеру, когда объявляющий сказал — «Сорок восемь, двадцать! Положение один».

Выстрел прозвучал подобно выстрелу пробки от шампанского. Траектория высоко над водой.

— Сорок восемь, двадцать, — повторил он. — Внимание, приманщики.

Я одел маску. Сначала я почувствовал тепло, затем прохладу. Вниз. Прочь. Там далеко, просторно. Если что-нибудь большое решит, что приманщик сам вкуснее того, что он несет, тогда его имя будет достойно только воды и иронии.

Я нащупал дрейфующие тросы и пошел по ним. От зеленоватого к темному, от зеленого к черному. Это был очень длинный спуск. Очень. Мне никогда не приходилось спускаться так низко раньше. Я не хотел зажигать фонарь.

Но мне пришлось! Жалко. Мне предстояло идти еще долго. Я сжал зубы и обуздал свое воображение. Наконец леер закончился.

Мой механический угорь начал вертеться. Я вставлял секцию в секцию и наблюдал за тем, как он растет. Меня затянуло глубже, пока я совершал эту операцию, которая заняла минуту, другую. Я был близко, очень близко к тому, к чему я никогда не стремился.

Отвращение, с которым я зажигал свой фонарь, сменилось страхом. Меня охватила паника и я схватил трос двумя руками. Приманка начала пылать розовым цветом и корчиться. Она была в два раза больше меня и вдвойне привлекательней для пожирания. Я говорил себе это и верил в это. Затем я выключил фонарь и начал подъем. Как только из зеленых вод меня вытащили на борт, я снял маску, оставив ее на шее и прикрыл глаза. Конечно, мой первый вопрос был:

— Где он?

— Мы потеряли его сразу же, как только ты спустился. Не можем поймать его изображение. Наверное, он нырнул.

— Плохо.

Приманка оставалась внизу, наслаждаясь купанием. Пока моя работа была выполнена. Я решил выпить чашечку кофе с ромом. Я услышал шепот за спиной.

— Ты бы мог улыбаться после этого?

— Зависит от того, над чем он смеется.

С двумя чашечками кофе я направился к Майку.

— Что, ушел?

Майк кивнул. Его большие руки тряслись, а мои были спокойны, как у хирурга, когда я расставлял чашки. Он посмотрел, куда бы сесть.

— Осторожно, не капни на панель.

Я обернулся полотенцем и устроился у пустого экрана. Я зевнул счастливо. Мое плечо не беспокоило меня.

Маленькая коробочка, с помощью которой люди общаются, хотела сказать что-то, поэтому Майк подошел к ней.

— Карл у вас, мистер Дейвитс?

— Да, мэм.

— Тогда попросите его, пожалуйста, подойти.

Майк кивнул и я подошел.

— Говорите, — сказал я.

— Все в порядке? — спросила она.

— Да, а разве что-то должно было случиться!

— Это был долгий заплыв. Я выстрелила неудачно.

— Я счастлив. В три раза дольше побуду под водой. Я прямо очищаюсь во время этих опасных вылазок.

— Я буду внимательнее в следующий раз, — извинилась она. — Я думаю, что поспешила. Извини.

Что-то случилось, и она закончила разговор на этом. Я не высказал всего того, что хотел сказать. Я взял сигарету и прикурил от той, что лежала на пепельнице.

— Карл, она была мила с тобой, — сказал Майк, отвернувшись к панели.

— Я знаю, — сказал я. — Я не был с ней.

— Я имею ввиду, что она симпатична, умна и все прочее. А что она тебе сделала?

— В последнее время? — спросил я.

Он взглянул на меня и опустил глаза в чашку.

— Я знаю, это не мое де… — начал он.

— Сливки и сахар?

ИККИ не вернулся ни в тот день, ни в ту ночь.

Джин отнесли ужин в слайдер. Потом ей принесли туда койку. Я закурил и подождал, пока она позовет и отчитает нас. Она не позвала. И я решил, что она спит. Потом я уговорил Майка поиграть в шахматы до полудня. Так как он постоянно проигрывал, ему некогда было разговаривать со мной. А меня это вполне устраивало. Я поел бифштекс и жареный картофель и пошел спать.

Через десять часов кто-то пытался разбудить меня, а я повернулся на бок и ни за что не хотел открывать глаза.

— Что случилось?

— Извините, что бужу вас, — сказал младший из команды. — Но мисс Лухарич хочет, чтобы вы отсоединили приманку, с тем, чтобы двигаться дальше.

— Переместите ее и любой может вытащить ее.

— Мы ее уже переместили. Но она сказала, что согласно контракту это должны сделать вы.

— Она очень внимательна. Я уверен, что мое начальство отметит это.

— Она сказала, что вы должны переодеться, причесаться и побриться. Мистер Андерсон будет снимать вас.

— Хорошо. Беги. Скажи ей, я иду. И спроси, нет ли у нее лака для педикюра взаймы.

Я опускаю детали. На сборы ушло три минуты. Я все сделал, как надо. Даже извинился, когда поскользнулся и капнул на Андерсона мокрой приманкой. Он улыбнулся, стряхнул капли. Она улыбнулась, хотя даже косметика Лухарич не помогла скрыть темных кругов у нее под глазами. Я улыбнулся и помахал рукой. Запомни и ты, миссис Вселенная, ты тоже можешь выглядеть так, как выглядят ловцы за монстрами. Для этого только надо воспользоваться косметикой Лухарич.

Я спустился вниз и сделал себе бутерброд с майонезом.

Два дня прошли словно айсберги: холодные, пустые, полурастаявшие, неинтересные, определенно представляющие угрозу мирному рассудку. Я раскаивался за старое. Мне приснилось несколько тревожных снов. Потом я позвонил в черту обитания и проверил текущий счет в банке.

— Собираешься делать покупки? — спросил Майк, заказав мне телефонный разговор.

— Собираюсь домой.

— Как?

— Собираюсь оставить этот приманочный бизнес, Майк. Черт с ним, с ИККИ. Черт с Венерой и с предприятиями Лухарич. И черт с тобой!

У него глаза полезли на лоб.

— И что явилось причиной этому?

— Я больше года ждал этой работы. Теперь, когда я здесь, я понял, что все это попахивает.

— Ты же знал все, когда подписывал контракт. Независимо от того, в чем заключается твоя работа, ты должен продавать крем для лица, если ты работаешь на владельцев предприятий, выпускающих крем.

6
{"b":"30937","o":1}