ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Человек? Какой человек?

Рэд взглянул на Дорогу:

– Большой такой, с золотыми глазами и страшно загорелый. Я встретил его на стоянке, когда заехал туда отдохнуть. Он управлял старым маленьким «родстером» модели 1980 года. На нем была порванная рубашка, и он сказал, что намерен произвести вам лоботомию с помощью ледорубной пешни.

– Я вам не верю!

Рэд пожал плечами:

– Можете сами у него спросить. По-моему, это его машина приближается к стоянке.

Джон взглянул на мчавшуюся к ним машину, за которой тянулся густой шлейф пыли.

Рэд сделал несколько шагов вперед.

– Стоять! Ни с места! – Джон крутанулся на каблуках, вздернул руку, глаза его сверкали. – Если это фокус, то ничего не выйдет. А если нет, то я с удовольствием убью еще одного зайца тем же выстрелом. Мондамей! Преврати Рэда Доракина в пепел!

Мондамей протянул правую руку, из которой выдвинулась расширяющаяся к концу трубка, и направил ее на Рэда. В окошечках на плече замигали огни. Послышался треск. Тонкая струйка дыма выползла из раструба оружия.

– Опять замыкание, – объяснил Мондамей.

– Что значит «опять»? – спросил Джон.

– Ее все время коротило последние несколько тысяч лет.

– Тогда распыли его! Взорви! Разбомби! Мне все равно, что ты с ним сделаешь!

Глубоко внутри Мондамея послышалось жужжание. Быстро замигали огоньки. Из разнообразных блоков и устройств доносились пощелкивания. Где-то что-то натужно взвыло.

– Эй, Джон, – сказал Рэд, – разве вы никогда не задумывались, почему инопланетяне оставили здесь такое сложное устройство, как Мондамей?

– Я считал, что это сделали в целях возвращения нас к варварству. Если, конечно, земная цивилизация пойдет не по одобренному ими пути.

– Что вы! Все гораздо проще! – сказал Рэд. – Обширное повреждение систем. Его невозможно было починить, потому его и оставили. Им, конечно, было немного жалко, поскольку он обладал сознанием. Поэтому его замаскировали под человека и оставили заниматься любимыми увлечениями. Ведь он все равно не мог причинить никакого вреда…

– Мондамей! Это правда?

Из всех суставов и сочленений Мондамея тянулись струйки дыма, лихорадочно мигали огоньки, вой перешел в стенания, сопровождавшиеся непрестанным позвякиванием.

– Боюсь, что это так, Джон, – ответил он. – Наверное, я в молодости перестарался, когда сжигал очередную планету…

– Почему ты мне раньше на сказал?

– А ты никогда и не спрашивал…

Рэд снова двинулся вперед.

– Таким образом, – сказал он, – придется вам зарабатывать гонорар в поте лица.

Джон с улыбкой повернулся к нему:

– Да будет так! Сделаем, как ты желаешь, и я немного запачкаю руки. – Он двинулся навстречу Рэду. – Чтобы сберечь тебе время, я даже скажу, что именно собираюсь делать и в каком порядке. Я подниму тебя за шею, подержу над землей и подожду, пока ты задохнешься. Ты, наверное, не подозреваешь, как я…

Внезапно его глаза расширились и он остановился.

– Что?

– Ты забыл спросить, хочу ли я запачкать руки, – сказал Рэд, поворачивая Цветы вслед за медленно падающим на землю Джоном. – А я как раз и не хочу.

Джон упал и замер. Из левого уха вытекла струйка крови.

– Видишь? Я всегда говорил, что у динамика должен быть ультразвуковой диапазон, – заметил Цветы. – И если бы ты расщедрился на модель получше, нам не пришлось бы даже подходить так близко.

Рэд шагнул к Мондамею, повернул хрустальный ключ, вытащил его и вручил роботу.

– Ты лучше спрячь его подальше или уничтожь.

– Я и не знал, что этот экземпляр существует, – ответил Мондамей. – Наверное, его изготовили специально или добыли на другом ответвлении Дороги. Я едва узнал тебя. Ты выглядишь значительно моложе. Что…

Джон застонал и начал подниматься. Рэд навис над ним и ударил в челюсть. Тот снова рухнул на землю.

– Ну что ж, теперь все в порядке, – сказал Рэд. – Я как раз собирался навестить тебя.

Автомобиль доктора как раз уже въехал на стоянку, затормозил. Хлопнула дверца.

– Какая приятная…

– Монди, будь добр, подержи Цветы минутку. Я должен поговорить с этим джентльменом.

Рэд повернулся к мужчине гигантского роста с черным саквояжем, который широко шагал к нему.

– Привет еще раз. Прошу прощения, если мы вас зря побеспокоили, – сказал Рэд, опуская глаза на лежащего у его ног Джона. – Но не этого ли парня вы искали?

Громадный мужчина кивнул и раскрыл саквояж:

– Это он. А у вас все нормально?

– Жаловаться не на что. У него всего лишь ультразвуковой ушиб и сотрясение после удара левой в челюсть.

Золотоглазый человек осмотрел глаза и уши Джона, выслушал его сердце, наполнил шприц из какой-то ампулы и сделал укол в правое плечо. Затем вытащил из саквояжа наручники, сковал руки Джона за спиной. И, обыскав желтую униформу, извлек разнообразные миниатюрные устройства из воротника, манжет, рукавов и ботинок.

– Так, думаю, сойдет, – сказал он, закрывая саквояж и поднимаясь. – Как я вам уже говорил, это чрезвычайно опасный человек. Чем вы заслужили его внимание?

– Его наняли, чтобы прикончить меня.

– Тогда кому-то очень нужно от вас избавиться и он готов заплатить гонорар, который мог потребовать подобный тип.

– Знаю. И думаю вплотную этим заняться.

Золотоглазый пристально посмотрел на Рэда:

– Если ты не против, я мог бы помочь…

Рэд слегка прикусил губу и медленно покачал головой:

– Спасибо, Док. Я не забуду. Но откажусь. Это особого рода дело. Очень особого.

Могучий мужчина чуть улыбнулся и кивнул:

– Тебе видней, решай сам.

Он нагнулся и поднял обмякшее тело Джона одной рукой, без всяких видимых усилий. Рубашка на спине у того лопнула. Забросив Джона на плечо, он обернулся и поднял руку.

– Благодарю за пациента. Желаю удачно разрешить все проблемы!

– Спасибо. До свидания, Док.

Рэд наблюдал, как Док вернулся к машине, уложил свою ношу в кабину, залез сам и отбыл.

– Славно, что Джон получил по заслугам, – сказал Мондамей, втянув свое оружие в металлическую руку и положив ее на плечо Рэда. – Кстати, он следил за вашим передвижением с помощью передатчика, спрятанного где-то в вашей машине. Его установили в мастерской, которую вы не так давно посетили. Он сам мне это сказал. Наверное, стоит это устройство поскорее найти и удалить, прежде чем мы приступим к дальнейшим действиям.

– Хорошая идея. Сейчас посмотрим.

Они подошли к пикапу.

– Как получилось, что ты его не засек, Цветы?

– Какая-то нестандартная частота волны, наверное. Впрочем, я не знаю, сейчас начну сканировать.

– Ты не представил меня, – заметил Мондамей.

– Разве? О! Он был так занят Джоном, что мне не хотелось мешать…

– Нет, я не о докторе. Я имею в виду Цветы Зла. Ведь я и не подозревал, что держу в руках тонкое мыслящее устройство, когда ты передал мне эту книгу.

– Извини, обстоятельства смягчают вину. Мондамей, познакомься, это – Цветы Зла. Цветы, это – Мондамей, машина-убийца.

– Очень приятно, – сказал Мондамей.

– Взаимно. Я нахожу ваше положение весьма затруднительным – весь этот мертвый груз испорченных контуров, невозможность нормально функционировать.

– О, все не так уж плохо. То, что я сейчас делаю, доставляет мне не меньше удовольствия, чем прежние труды.

– Чем же вы занимаетесь?

– Кроме всего прочего, я леплю горшки. Всякая тонкая работа доставляет мне массу удовольствия.

– Интересно! Кажется, мне тоже пора приняться за подобные манипуляции. По крайней мере, хотелось бы попробовать. Будет очень интересно посмотреть вашу работу при случае.

– Цветы, – позвал Рэд, – ты уже обнаружил передатчик?

– Да. Он укреплен на раме чуть впереди левого заднего колеса.

– Благодарю.

Рэд присел возле заднего борта пикапа.

– Ты прав. Он здесь.

Отцепив передатчик, Рэд подошел к обтекаемой машине Джона (она, кроме всего, была еще и на воздушной подушке) и прикрепил устройство под передним бампером. Затем вернулся к Мондамею, который продолжал перелистывать Цветы, и гордо произнес:

14
{"b":"30944","o":1}