ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вблизи он действительно увидел въездной спуск и повернул к нему машину. «Листья травы» начала издавать прерывистое гудение.

– Остановись наверху. Жди моей команды.

– Но ничего не видно!

– Делай, как я сказала.

Рэнди затормозил и стал ждать на обочине пустынного шоссе. Прошла минута.

Внезапно гудки прекратились.

– Отлично. Вперед.

– Хорошо.

Он нажал на газ. Небо мгновенно посветлело. Когда машина набрала скорость, ночь вдруг превратилась в ясный день.

– Ого!

Он снял ногу с акселератора и придавил тормоз.

– Не делай этого! Едем дальше!

Рэнди подчинился. Небо, начавшее темнеть, снова посветлело.

– Что случилось?

– Здесь ты должен полностью подчиняться моим инструкциям. Если хочешь остановиться, выезжай на обочину. Иначе ты сильно рискуешь.

Машина набирала скорость. Теперь они, казалось, мчались сквозь безоблачный день. По бледному небу тянулась сверкающая полоса от востока на запад.

– Ты все еще не ответила на мой вопрос, – сказал он. – Что случилось? Где мы находимся и куда едем?

– Мы на Дороге, – послышался ответ. – Она пересекает время – прошлое, грядущее – время, которое могло бы быть или которое, возможно, будет. Она бесконечна, насколько мне известно, и ни один человек не знает всех ее поворотов. Если человек, которого ты ищешь, тот самый смертный, с которым когда-то путешествовала я, мы можем отыскать его где-нибудь на Дороге, потому что в нем текла кровь скитальца, что позволяет человеку путешествовать по всем ответвлениям Дороги. Но, может быть, уже слишком поздно, он искал собственной гибели, хотя сам этого не сознавал. Я понимала и пыталась объяснить ему. Думаю, поэтому он меня и бросил…

Глядя на Дорогу перед собой, Рэнди провел языком по губам и сглотнул. Руки его крепче ухватили руль…

– Как же можно найти человека на такой Дороге?

– Будем делать остановки и наводить справки.

Рэнди кивнул. Движение мчащейся машины, Дорога впереди и перспектива путешествия наполнили его вдруг безудержной радостью. Внезапно он подумал об Уитмане.

«Листья травы» на сиденье рядом начала тихонько напевать…

10

Свечи в канделябре мигали, но керосиновая лампа горела ровно. Временами дальняя молния стирала их отражения на темном стекле окна. Рэд сидел за столом, с которого давно уже убрали остатки ужина, слева лежали Цветы. Мондамей устроился на каменной плите. Камин не топили. Дождь громко стучал по крыше.

– …Вот, в общем-то, и все, что случилось до сего момента, – сказал Рэд, взяв со стола сигару, осмотрев ее и заново раскурив. – И чего следует ждать в будущем. Еще восемь человек. Было бы неплохо, если бы я просто вышел в поле, а они подходили бы в порядке очереди по одному. Но у игры другие правила. Поэтому я решил…

В холле распахнулась входная дверь и пламя свечей заплясало. По стенам задвигались тени. Мгновение спустя дверь снова закрылась. Лаваль вышел в холл, послышались голоса.

– Отвратительная ночь! Желаете комнату?

– Нет, только ужин. Но сначала стаканчик бренди.

– Столовая сюда и направо. Позвольте взять ваше пальто.

– Благодарю вас.

– Входите и занимайте любое место за столом. Сегодня у нас жаркое.

– Великолепно.

Хорошо одетый седоволосый человек с кирпично-красным лицом вошел в комнату и осмотрелся.

– О, я вас не заметил. Думал, что здесь никого нет, – сказал он, пересекая комнату и протягивая руку. – Меня зовут Додд. Майкл Додд.

– Я Рэд Доракин, – сказал Рэд, поднимаясь и пожимая протянутую руку. – Я уже почти собрался уходить, так что добро пожаловать.

– Очень хорошо. – Он пододвинул стул и уселся. – Вы, кажется, знаменитый волшебник?

– Волшебник? Нет… Вы откуда будете?

– Кливленд. В-20. Занимаюсь продажей картин и так далее. О-о!

Он повернулся лицом к входящему Лавалю, который нес поднос с рюмкой бренди. Он кивнул, когда поднос поставили перед ним, поднял рюмку и улыбнулся.

– Ваше здоровье, мистер Доракин.

– Благодарю, и ваше тоже.

Рэд отпил глоток пива.

– Так вы говорите, не волшебник. Путешествуете инкогнито, а? Я готов побиться об заклад, что вы своими заклинаниями остановите целую армию.

Рэд усмехнулся и почесал мочку уха.

– Для торговца картинами у вас довольно странные убеждения.

– Торговцы тоже разные бывают.

Додд протянул руку и взял со стола Цветы.

– Освободи меня, или почувствуй книги гнев, – мрачным голосом произнес Цветы.

Рюмка с бренди лопнула в руке Додда. Мондамей поднялся во весь роет.

– Меня зовут… – заявил он.

Стул Додда полетел на пол, он, как ужаленный, вскочил из-за стола. Отпрыгнув в сторону, он начал чертить в воздухе огненные узоры.

Рэд встал и обошел стол.

– Ну, хватит этой ерунды, – сказал он. – Я узнал тебя, Фрезер… или как там тебя…

Услышав это, Додд широко раскинул руки. Свечи и лампы погасли. Ударила волна жара, сверкнула молния, за ней последовал оглушительный треск. Что-то отбросило Рэда в сторону. Он поднялся на ноги. Шум доносился теперь сильнее. Где-то кричал Лаваль. В столовую лил дождь.

В средней части туловища Мондамея засветился прожектор. Он повернулся и осмотрел Рэда.

– С тобой все в порядке?

– Да. Что произошло?

– Не знаю. Эта вспышка ослепила мои сенсоры. Я успел встать перед тобой для безопасности. Нечто покинуло эту комнату через крышу, как мне кажется.

– Додд? – позвал Рад.

Тишина.

– Цветы?

– Да?

– Зачем ты разбил его рюмку и напугал?

– Чтобы напугать, ясное дело. И Мондамею я послал сигнал сделать что-то подобное. Я узнал его раньше, чем ты – по голосовой матрице.

– Это был именно тот человек, которого мы взялись подвезти?

– Хотел бы я знать, что ему нужно?

– Я считаю, что он… оно… опасен для тебя… Я думаю, что он был напуган еще в первый раз. Он уверен, что ты обладаешь каким-то видом магической силы, системой обороны. Он не имеет понятия о сверхмикроинтегральной системе. Там, откуда он явился, их давно не изготавливают, но зато практикуют какой-то вид волшебства. Он уверен, что ты занимаешься этим же, и боится тебя, потому что не понимает, как ты это делаешь. Я думаю, он явился сюда, чтобы проверить твои возможности еще раз…

Лаваль вошел в комнату с лампой в руках.

– Проклятие, что здесь происходит? – прокричал он.

– Понятия не имею, – ответил Рэд, поднимая Цветы. – Я разговаривал с человеком, который только что приехал, как вдруг погас свет. Послышался гром, и теперь в крыше имеется дыра, а мистер Додд исчез в неизвестном направлении. Наверное, его убил упавший на дом метеорит…

Лаваль поставил принесенную лампу, рука его дрожала:

– Я краем глаза видел, что происходило на стоянке днем. И я не знаю, что произошло здесь. Но то, что я видел, чертовски подозрительная штука. И откуда у вас появился робот. Может, это он выбросил того человека сквозь крышу? Я не знаю. Мне лично что-то грозит?

– Черт, вовсе нет. Я же сказал, что сам не понимаю, что тут произошло.

– Я понимаю, что ночь ненастная, и не уверен, следует ли лишить вас крова. Но, если вы не возражаете, я попросил бы вас удалиться. С меня хватит. Может, вы и в самом деле не знаете, что здесь случилось, но вы явно приносите с собой плохую удачу. Поэтому, я вас очень прошу…

Цветы издал два коротких гудка.

– Да, – ответил Рэд. – Понимаю. Приготовьте счет. Я пойду за вещами.

– Забудьте о деньгах.

– Отлично, я так и сделаю. Погодите… Ведь Додд оставил у вас свой плащ?

– Да.

– Давайте посмотрим, что это за плащ. Возможно, мы определим, откуда он взялся.

– Хорошо. Пойдемте, я вам покажу. Потом вы уедете.

Он еще раз взглянул на потолок и вывел Рэда из комнаты. Следом за ним направился Мондамей. Лаваль запер за ними дверь.

– Сюда, пожалуйста.

Через холл они вошли в небольшую гардеробную. Лаваль поднял повыше свою лампу. Остатки темного плаща парили на крючке справа. Рукавов у него не было, полы были потрепаны. Плащ испускал струйки дыма. Когда Рэд протянул руку и снял его с крючка, чтобы осмотреть изнанку воротника, плащ соскочил с крючка и упал. Рэд поймал его на лету, но ткань подалась и расползлась в его руках. Он перевернул оставшийся у него в руках воротник, но этикетки там не оказалось. Материя расползлась прямо в руках. Рэд потер указательный палец о большой и понюхал. Он покачал головой. Останки одеяния уже исчезли. На полу, где они лежали, ничего не было.

17
{"b":"30944","o":1}