ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не понимаю… – сказал Лаваль.

Рэд пожал плечами, потом улыбнулся.

– Дешевая одежда, – сказал он. – Все в порядке. Сейчас я соберу вещи и отправлюсь. Спасибо за ужин. Мне очень жаль, что вам повредили крышу.

Он забрал из своей комнаты ружье, куртку и рюкзак.

– Проедешься с нами, Монди? – спросил он, вглядываясь в ливень за открытой входной дверью. – Я хотел повидаться с тобой. Хотелось бы поговорить.

– Все, что тебе будет угодно.

Рэд поднял воротник.

– Отлично. Тогда прочь отсюда.

Он распахнул дверь и бросился бежать. Несколько секунд спустя они уже сидели в кабине грузовика. Цветы занял место в отделении для перчаток, Мондамей – на пассажирском сиденье.

– Как там насчет новых бомб? – спросил Рэд.

– Все чисто.

Он включил двигатель, привел в действие дворники и фары.

– К чему тебе утруждаться. Давай я поведу.

Рэд вырулил с площадки на Дорогу.

– Я кое-что придумал. Как ты думаешь, каким образом этот тип опять нас нашел?

– Понятия не имею.

– Так… насколько мне известно, где-то в середине В-12 существует такой уютный тихий мотель, на боковом ответвлении, в Византийском спрямлении. Ты как считаешь?

– Я «за».

Рэд вдавил акселератор в пол. Небо рассеялось в жемчужную серость. Дождь исчез.

Он выключил дворники и фары.

11

Флаер доставил Сандока на крышу лаборатории. Он ступил в люк и пролетел до шестого этажа. Там его встретил Каргадо, главный врач-инженер заведения, который провел Сандока в свой кабинет и включил настольный экран. Сандок устроился в глубоком откидном кресле, обутые в сандалии ноги уложил на маленький стол впереди. На нем были свитер с высоким воротником и шорты. Сцепив пальцы на затылке, он рассматривал изображение на экране.

– Хорошо. Расскажите мне о нем, – сказал он.

– У меня готово полное досье.

– На кой черт мне ваше досье? Я прошу рассказать мне о нем.

– Конечно, – ответил Каргадо, усаживаясь за рабочий стол. – Его зовут Арчи Шелман – один из наиболее отмеченных наградами солдат Третьей МВ и мастер военного искусства. Мы отыскали его примерно пол-В назад. Он был пехотинцем в специальном отделении. Потерял ногу. Сотрясение. Сложная психическая травма…

– Что именно?

– Сначала депрессия, потом предельное отвращение к протезированию. Потом паранойя. Наконец маниакальные приступы. Исступленно занимался культуризмом и тяжелой атлетикой. Чрезвычайное развитие мышц верхней части туловища, очевидно, чтобы компенсировать…

– Это я вижу. Дальше.

– Наконец убил несколько гражданских лиц, фактически, перебил половину города. Приступ безумия. Был госпитализирован. Маниакально – депрессивный цикл наркотерапии – психотропные средства и так далее. Тем не менее, до сих пор страдает паранойей. И продолжает толкать штанги.

– Неплохо. Лучше, чем те остальные. Значит, ты вызволил его и дал закваску?

Каргадо кивнул:

– О таких протезах он и мечтать не мог. Он согласился наконец на замену всех конечностей, когда мы его уверили, что в случае неудовлетворения вернем ему прежние руки-ноги. Но он был доволен.

Он тронул кнопку на контрольной панели, и фигура на экрана ожила. Темные глаза, сильная челюсть, густые брови, немного темноватое лицо… На человеке были одни шорты.

Двигаясь необычайно плавно и ловко, он подошел к стойке со штангами и начал работать с весами. Он все увеличивал и увеличивал темп, пока не довел его до бешеного.

– Вы поступили разумно, – сказал Сандок. – Особые характеристики?

Каргадо нажал кнопку. Гимнастический зал уступил место другому помещению. Шелман стоял совершенно неподвижно. Секунду спустя Сандок вдруг понял, что его кожа стремительно темнеет. Он наблюдал минуты две, пока кожа не стала почти черной.

– Эффект хамелеона, – сказал Каргадо. – Очень помогает при ночном нападении.

– Так же, как и начищенные ботинки. Что у него еще имеется?

Рука вдруг сжалась в кулак. Мгновенное накачивающее движение, и кисть разжалась. Пальцы теперь были вооружены изогнутыми металлическими когтями в несколько дюймов длиной.

– Выдвижные когти. Очень мощные. Он может выпустить человеку внутренности одним ударом.

– Это мне нравится. А на ногах тоже есть когти?

– Да. Одну секунду…

– Не стоит. Он сохранил все боевые навыки?

– Конечно.

Новая картина. Арчи Шелман со скучающим видом, легко и красиво раскидывает атакующих его каратистов, боксеров, борцов. Арчи Шелман позволяет наносить себе мощные удары, не меняя при этом выражение лица.

– Он действительно такой большой, как кажется? Мы впервые выводим новых людей.

– Да. Сто килограммов, но достаточно высокий, чтобы казаться стройным. Он может перевернуть рукой автомобиль, может высадить ногой тяжелую дверь, может бежать целый день. Обладает почти абсолютным ночным зрением. Кроме того, имеются…

– А как с головой?

– Вся ваша. Встроенная благодарность за новое тело, усиленное желание попробовать его в схватке. Мы заблокировали депрессии, но маниакальный психоз наготове, и, если вы сочтете нужным… Он уверен, что из всех двуногих нет создания более сильного и страшного, чем он.

– Возможно, он и прав.

– Вполне возможно, и он будет рад возможности доказать это и одновременно выразить вам благодарность.

– Интересно… из всех киборгов, что вы мне представляли, он, конечно, на первом месте. У меня есть несколько снимков предлагаемой жертвы. Рекомендуете ли вы прямо напустить его на этого человека, или не помешает небольшая психообработка с внедрением ненависти?

– Да, я думаю, особого рода обработка пригодится, чтобы это стало для него обязанностью. После этого он не присядет, пока сам с ним не разделается. Вы ведь знаете наш девиз: «Что слишком хорошо – пропасть не должно».

– Отлично. Я пущу его в дело. Как только узнаю, куда его посылать. Возможно, он принесет нам успех.

– Это не мое дело, собственно… но что за человек, на которого его выпускают?

Сандок покачал головой и передал Каргадо снимки Рэда Доракина.

– А черт его знает, – сказал он. – Просто кто-то где-то его не любит…

12

Миновав процессию тяжело нагруженных повозок, они выехали на спокойную секцию Дороги.

– Так, значит ни один из вас не улавливает каких-либо сигналов?

– Нет, ничего.

– Нет.

– Прекрасно, теперь можно заняться делом: обеспечением на выживаемость на более долгосрочном базисе. Именно поэтому, в частности, я и направлялся к тебе, Монди.

– Силы у меня уже не те, что в молодые годы, но я всегда рад тебе помочь.

– Самое главное – это твой совет. Насколько я знаю, ты до сих пор остаешься одним из самых мощных компьютеров-разрушителей. Теперь ты знаком с моей ситуацией – и я могу сообщить тебе всю дополнительную необходимую информацию. Прежде всего, я хотел бы знать твое мнение относительно действий, которые мне следовало бы предпринять.

– Я с радостью принял бы тебя в своем старом убежище. Я предоставил бы тебе убежище на любой срок и научил бы делать горшки…

– Благодарю. Но вряд ли это устроит меня надолго. Я привык к несколько большему разнообразию.

– Эта гостиница на Византийском спрямлении… откуда ты о ней знаешь?

Рэд усмехнулся:

– Я довольно долго торговал на этом маршруте в былые дни. И неплохо зарабатывал. Но… в общем, мне здесь нравится. Царствует тут император Мануэль I. Обычно он занят текущей войной в дальних краях, но нашел таки время построить прелестное место, дворец, называется Блашерне. Расположен на морском берегу у самого выхода Золотого Рога. Удивительная архитектура, стены окрашены золотом и самоцветами, сияют даже ночью. Он устраивает там пиры, и меня несколько раз приглашали, как богатого купца. Сам Константинополь сейчас и полном расцвете. Своего рода Ренессанс раньше срока. Климат мягкий, женщины миловидные, и…

18
{"b":"30944","o":1}