ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

2

Когда над изломанной линией горизонта начала разгораться заря, она пробудилась на барже, качающейся на волнах Ист-Ривер, томно откинула в сторону меховое одеяло и отвела со лба прядь волос. Кончиками пальцев провела по шее, плечам и груди, где уже начали проявляться знаки, оставленные ее вчерашним возлюбленным. Улыбнувшись, она хрустнула пальцами и медленно повернулась на левый бок.

Тоба, тяжелый и черный, как ушедшая ночь, лежал, устроив щеку на правой ладони и ухмыляясь во весь рот.

– Боги, ты что, вообще никогда не спишь? – воскликнула она.

– Только не рядом с леди, которая удавила больше сотни любовников, стоило им опуститься в утомлении на ложе рядом с ней.

Ее зрачки сузились:

– Так ты знал! Ты знал с самого начала! Ты обвел меня вокруг пальца!

– Слава Богу и амфетамину, это так!

Потянувшись, она улыбнулась:

– Тебе необыкновенно везет. Как правило, я даже не жду, пока они опустятся на ложе. Я выбираю определенный момент, и одновременно завершаю. Делаю, так сказать, два дела сразу. Твоя очередь должна наступить только сейчас, потому что меня отвлекла архитектура… – Она протянула руку и коснулась пульта. Баржа бесшумно двинулась вперед. – Взгляни скорей, пока свет ложится среди руин Манхеттена!

Она неожиданно села и подняла на уровень глаз продолговатую рамку из резного полированного дерева, держа ее на расстоянии вытянутой руки.

Посмотрела сквозь нее:

– Вот эта группа справа… Какая великолепная композиция, верно?

Тоба приподнялся и наклонился вперед, потершись подбородком об обнаженное плечо девушки.

– Очень, гм… интересно.

В левой руке у нее появилась маленькая видеокамера. Она посмотрела в видоискатель, совместила с рамкой, потом отклонилась немного назад и нажала кнопку.

– Готово.

И положила камеру и рамку.

– Я могла бы всю свою жизнь только и делать, что снимать живописные руины. Собственно, я так и делаю, причем лучше всего получается, если снимать с моря или реки. Ты когда-нибудь замечал эту деталь?

– Нет. хотя теперь, когда ты обратила внимание…

– Ты знаешь, я с самого начала подумала, что ты не тот, за кого себя выдаешь. Слишком все хорошо получалось. Одетый в тряпье, неграмотный и немытый, продукт упадка цивилизации, ты рылся в отбросах на берегу как раз тогда, когда я проплывала мимо. Ты меня провел. Так кто же ты? Археолог?

– Ну, я…

– И ты знал, кто я. Держи правую руку, как сейчас, а голову подними.

Она перекатилась на живот, тоже подняла правую руку, уперлась локтем в палубу и хлопнула ладонью о ладонь Тобы.

– Отлично, мистер Тоба. Теперь жмите изо всей силы. Как будто ваша жизнь зависит от этого. Может, это так и есть.

– Эй-эй, леди…

Его рука начала клониться назад. Он напряг мускулы, но это не помогло – через несколько мгновений бросок пригвоздил его руку к палубе.

Она улыбнулась, глядя на него сверху:

– Желаете попробовать левой рукой?

– Нет, спасибо. Слушай, теперь я верю всему, что рассказывают о тебе. У тебя… э-э… экзотические вкусы и хватает сил, чтобы их удовлетворять. И я привык восхищаться каждым, кто способен получить то, что хочет. Для меня это был единственный способ встретиться с тобой ради предложения, от которого ты не сможешь отказаться. Такой шанс выпадает раз в жизни.

– А как там насчет хорошенькой руины?

– Самая распрекрасная, можешь мне поверить! – быстро ответил Тоба.

– А интересного человека?

– Самого интересного!

Она ухватила его за руку и рывком поставила на ноги.

– Скорей! Смотри: как отражается солнце на стенах вон той разрушенной башни!

– Первый класс!

– Как имя того человека?

– Доракин. Рэд Доракин.

– Что-то знакомое.

– Известная личность.

– Живописный тип?

– Спрашиваешь!

– Я могла бы воспользоваться новой баржей с инкрустацией из слоновой кости и черного дерева…

– О чем речь. Эй! Лучи солнца сквозь остатки вон того моста…

– Скорей, камеру! Ты очень удачливый человек, Тоба.

– Будто я и сам не знаю!

Увидев, как точечка машины в зеркале заднего вида постепенно набухает, Рэд Доракин беззлобно выругался.

– В чем дело? – послышался хриплый голос из-под панели.

– Что? А я и не заметил, что не выключил тебя.

Его правая рука потянулась к кнопке, но на полпути остановилась и вернулась назад.

– Ты выключил. Это я сам активизировал цепи.

– И как тебе это удалось?

– Помнишь, в прошлом месяце я выиграл в карты у тебя один ремонт? Так вот, денег хватило еще и на установку нескольких новых блоков. Хочу расширить горизонты.

– Ты хочешь сказать, что подслушивал весь этот месяц?

– Да. Ты часто разговариваешь сам с собой. Очень забавно.

– Нет, этого так оставлять нельзя.

– Можешь больше не играть со мной в карты… Так что же все-таки случилось?

– Полиция. Быстро нагоняют нас. Может, проедут мимо, а, может, не проедут.

– Держу пари, что я их обставлю. Будем сражаться?

– Да нет же, сиди тихо, Цветы. Не все, что делается, сразу получается – вот в чем секрет.

– Я не понимаю.

– Я о том, что если не выйдет сейчас, испробую какой-нибудь другой способ.

Он снова посмотрел в зеркало. Блестящий каплевидный автомобиль вырос уже до солидных размеров и продолжал нагонять машину Рэда.

– Я по-прежнему не понимаю.

Чиркнув спичкой по ногтю большого пальца, Рэд прикурил сигару.

– Догадываюсь. Не волнуйся и не встревай в спор ни в коем случае.

– Принято.

Он посмотрел в сторону. Полицейская машина догнала пикап и шла теперь рядом. Рэд вздохнул.

– Останавливайся или проезжай, чтоб тебе было пусто, – пробормотал он. – Эта Дорога не для игр.

Словно в ответ завыла сирена. Над крышей машины выдвинулся шар сигнала и начал ярко мигать, словно горящий в темноте глаз.

Рэд повернул руль и выехал на обочину Дороги.

Небо снова принялось пульсировать: светлей – темней, светлей – темней. Когда пикап окончательно остановился, над горизонтом повисло утреннее солнце, травы серебрились от изморози, слышалось пение птиц. Сверкающий полицейский автомобиль выехал на обочину впереди Рэда. Распахнулись обе дверцы, и из машины вылезло двое офицеров в серых кителях. Рэд выключил зажигание, выпрямился и выдохнул облако табачного дыма.

Один из полицейских прошел к задней части грузовичка, а его товарищ остановился у дверцы пикапа.

– Чтоб мне провалиться! – воскликнул он.

– Привет, Тони.

– Не знал, что это ты, Рэд. Надеюсь, ты не подумал, что случилось нечто серьезное.

Рэд пожал плечами:

– Так… то да се.

– Тони, – послышался голос со стороны кузова, – ты бы взглянул сюда.

– Гм… Тебе придется выйти, Рэд.

– Конечно.

Он открыл дверцу и вылез.

– Что там? – спросил Тони, направляясь к кузову.

– Взгляни.

Второй полицейский приподнял край брезентового чехла и принялся стаскивать его с кузова.

– А, я знаю эти штуки! Эти винтовки из В-20, называются М-1.

– Верно. А видишь, что здесь, сзади? Автоматы «Браунинг», ящик с ручными гранатами и полно патронов, к тому же.

Тони вздохнул и обернулся к Рэду:

– Только ничего не объясняй. Я сам угадаю. Я точно могу сказать – куда ты направляешься. Ты все еще считаешь, что греки должны выиграть битву при Марафоне и намерен им помочь.

Рэд сделал обиженное лицо:

– Почему ты так думаешь?

– Тебя уже дважды на этом ловили.

– И вы просто наугад решили проверить меня еще раз, не так ли?

– Да, именно так.

– И ты хочешь сказать, что вам никто не шепнул на ушко пару слов?

Офицер помолчал, глядя в сторону.

– Никто.

– Отлично. Вы поймали меня с товаром. Что теперь?

– Во-первых, мы конфискуем весь груз. Можешь нам помочь разгрузить твой пикап и перетащить все это в нашу машину.

– Расписку дадите?

2
{"b":"30944","o":1}