ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Временами все же у тебя возникают трезвые мысли, – заметил Цветы. – Мне понадобится пять или шесть минут – и получите великолепную руину. Не выключайте мотор.

Когда началась перестройка, тень сократилась в размерах, превратилась в круг, соскользнула с крыши пикапа и быстро метнулась к разбившемуся неподалеку самолету. Рэд и Мондамей выбрались наружу и начали огораживать территорию лагеря проволокой. Воздух, встревоженный их деятельностью, был сух, в нем уже ощущалось предвестие надвигающейся прохладной ночи. На востоке собирались кучи облаков. Где-то зажужжало насекомое.

Тем временем в различных местах грузовика появились области покореженной обшивки. Появились также беспорядочно разбросанные вмятины и пробоины. Ржавого цвета пятна поползли по голубой краске, подвигались и замерли. Машина накренилась на один бок.

Рэд вернулся к грузовику и вытащил пакет с едой и спальный мешок. Мотор остановился.

– Готово, сказал Цветы. – Ну как, нравится?

– Отлично. Безнадежная развалина, – ответил Рэд, растягиваясь на разложенном спальном мешке и открывая пищевой контейнер. – Благодарю.

Подошел Мондамей, сказал тихо:

– Я не обнаружил ничего, что представляло бы непосредственную опасность в радиусе десяти километров.

– Что значит «непосредственную»?

– Вокруг нас имеется большое число неразорвавшихся бомб и неиспользованных боеприпасов в оружии разрушенных машин.

– Непосредственно у нас под ногами ничего нет?

– Нет.

– Радиация? Стреляющие фаустпатроны? Отравляющие газы? Бактерии?

– Отсутствуют.

– Тогда ситуация признается удовлетворительной.

Рэд начал опустошать контейнер.

– Ты говорил, что долго пытался изменить события во многих местах, – сказал Мондамей, – в соответствии с твоими воспоминаниями?

– Да.

– Исходя из того, что ты рассказывал о природе твоей памяти, уверен ли ты, что узнаешь верную ситуацию, даже если случайно наткнешься на нее?

– Совершенно уверен. Я теперь помню еще больше.

– И если ты обнаружишь искомую дорогу, ты вернешься по ней домой?

– Да.

– Что это за место?

– Не могу тебе сказать.

– Как же ты его тогда опознаешь?

– Если увижу, узнаю…

– Узнаешь? Боюсь, что не понимаю тебя.

– До конца я и сам не понимаю, но постепенно все становятся яснее.

Небо успело потемнеть, выставляя напоказ свое звездное богатство. На востоке всплыл осколок луны. Было совершенно темно, и света не зажигали, не считая сигары Рэда. Он потягивал греческое вино из глиняной фляги. Поднялся прохладный ветер. Цветы что-то наигрывал, едва слышно, кажется, Дебюсси.

Тень, чернее ночной черноты, проскользнула к вытянутой ноге Рэда.

– Белквинит, – тихо сказала тень, и ветер, казалось, затих.

Тень замерла, и какая-то примесь в сигаре заставила огонек зашипеть и вспыхнуть на мгновение.

– Ну его к дьяволу, – сказал Рэд через минуту.

– Что именно? – спросил Мондамей. – Что к дьяволу?

– Чедвика.

– Я считал, что мы уже все обсудили. Ни один из альтернативных вариантов не показался тебе достаточно привлекательным.

– Игра не стоит свеч, – сказал Рэд. – Не стоит свеч этот толстый болван. Он даже драться не станет сам.

– Болван? Ты ведь сказал, что он очень умный человек.

– Умный! – фыркнул Рэд. – Пока дело касается черной десятки, он достаточно умный. Ну и что из этого?

– Тогда, что ты намерен делать?

– Найду его, и выясню некоторые вещи. Кажется, он знает обо мне больше, чем я думал. И он мне расскажет, что ему известно, и чего не знаю я.

– Это твои новые воспоминания?

– Да. И, возможно, ты прав. Я…

– Я засек кого-то.

Рэд уже вскочил на ноги.

– Близко?

Тень упала на грузовик.

– Нет. Но оно двигается в нашу сторону.

– Животное? Растение, минерал?

– Машина. Приближается осторожно… Скорее в грузовик!

Заворчал мотор, Рэд плюхнулся на сиденье. Дверцы хлопнули, началась обратная трансформация.

Цветы вдруг начал транслировать слова Мондамея.

– Какая великолепная убивающая машина! – говорил про себя Мондамей. – Хотя во многих отношениях ее портит органический припадок. Тем не менее искусная конструкция!

– Мондамей! – крикнул Рэд, когда грузовик вздрогнул. – Ты меня слышишь?

– Конечно, Рэд. В такой момент я не мог бы пренебречь вниманием к тебе. Ого, однако и скорость же у него!

Грузовик скрипел и дергался. Мотор два раза закашлялся. Дверца открылась и захлопнулась.

– Что это за штука?

– Большая машина, вроде танка, с потрясающим набором вооружений, и управляется отдельным от тела человеческим мозгом. По-моему, он несколько не в своем уме. Не знаю, прятался ли он где-то здесь или его привезли специально, чтобы ждать твоего прибытия. Он знаком тебе?

– Кажется, в верхних секторах мне приходилось слышать о таких устройствах. Не уверен, впрочем, где именно.

На небе вдруг словно взошла мгновенная заря, и волна пламени покатилась к ним. Мондамей поднял руку и волна остановилась, словно наткнувшись на невидимую стену. Полминуты она кипела месте, потом окончательно погасла.

– Ядерные излучатели, отлично, – прокомментировал Мондамей. – Неплохо сыграно.

– Как это мы уцелели?

– Я блокирую его.

Рука Мондамея вспыхнула на миг, и на дальнем холме расцвел огненный цветок.

– Прямо у него на дороге, – заметил он. – Кратер немного задержит его. Вы бы уезжали, Рэд. Цветы, веди машину.

– Правильно.

Грузовик развернулся и покатил через поле, все еще меняя форму кузова.

– Что ты задумал, черт тебя подери, – закричал Рэд.

Небо снова вспыхнуло, но маленький комок огня был отброшен.

– Я должен как следует прикрыть ваш отход, – донесся голос Мондамея, прежде чем смогу заняться непосредственно нашим гостем. Цветы отведет машину обратно на Дорогу.

– Кем заняться? Как ты себе это представляешь? Ты ведь даже…

Послышался оглушительный взрыв, сопровождаемый всеми статическими помехами. Грузовик тряхнуло, но он продолжал мчаться по грязной дороге. Во все стороны летели комья засохшей грязи и поднимались тучи пыли.

– Теперь я снова функционирую полностью, – послышался голос Мондамея. – Цветы смог разобраться в системе моих контуров, и я, по его указаниям, отремонтировал себя.

Последовал новый взрыв. Рэд оглянулся, но на том месте, где был их лагерь, поднимались тучи дыма и пыли. На мгновение его оглушило, а когда он снова стал способен слышать, он осознал, что Цветы настойчиво что-то спрашивает у него.

– …Мы едем? Куда, ты сказал, мы едем?

– Что?… Куда-нибудь, подальше отсюда, я думаю.

– Точка назначения! Координаты, быстрей!

– Ох… В-27, восемнадцатый въезд, четвертый вправо после него, второй влево после этого, и третий влево после второго. Большое белое здание, вроде как в готическом стиле.

– Ты понял? – спросил Цветы.

– Да, – сквозь помехи послышался голос Мондамея. – Если я смогу обнаружить вход на Дорогу, я попытаюсь догнать вас, когда все кончится.

Послышался новый взрыв помех. Они выехали на грунтовую дорогу, развернулись и продолжили путь…

25
{"b":"30944","o":1}