ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

20

Рэнди разговаривал с худощавым джентльменом-викторианцем, которого встретил в фойе. Сумка джентльмена лежала рядом с дверью на скамье. Он провел рукой по светлым редеющим волосам.

– Да, совершенно точно, – сказал он. – Три дня тому назад. Произошла перестрелка на стоянке автомобилей. Хороший же у меня получился отдых! Убийство! – Он передернул плечами, снова начал дергаться уголок рта. – Мистер Доракин уехал той же ночью. Ничего не могу вам сказать относительно направления.

– Может, кто-нибудь другой знает? – спросил Рэнди.

– Возможно, хозяин… Джонсон. Кажется, они хорошо знакомы друг с другом.

Рэнди кивнул:

– Не подскажите, где я могу найти хозяина?

Мужчина прикусил нижнюю губу и отрицательно покачал головой, глядя мимо Рэнди в сторону бара, где сногсшибательная красотка спорила с мощного сложения чернокожим мужчиной.

– Извините, но сегодня, кажется, у него выходной. Я не имею представления, куда он уехал. Могу лишь посоветовать вам навести справки у стола регистрации в баре. Прошу прощения.

Он обошел Рэнди, нервно шагнул в направлении продолжающейся перебранки. Женщина сказала со сладкой улыбкой что-то колкое, повернулась и покинула темнокожего собеседника, направляясь в фойе.

Джентльмен-викторианец вздохнул, вернулся на старое место рядом с Рэнди, поднял сумку. Женщина, подойдя, взяла его под руку, и они оба вышли. Проходя в дверях, джентльмен коротко кивнул Рэнди на прощание.

Темнокожий мужчина, с которым спорила рыжеволосая, уставился на Рэнди, когда тот вошел в бар.

– Прошу прощения, но мы, кажется, где-то виделись? – спросил он. – Ваше лицо мне очень знакомо…

Рэнди всмотрелся в лицо негра.

– Тоба… Тоба меня зовут, – добавил собеседник.

– Нет, не думаю, – медленно сказал Рэнди. – Меня зовут Рэнди Карфадж. В-20.

– Тогда это не вы, – пожал плечами Тоба. – Все равно, позвольте, угощу вас пивом.

Рэнди оглядел комнату. Грубо обработанное дерево и железо. Ни сверкающей меди, ни зеркал. В баре находились еще четыре человека: двое сидели за стойкой, служившей одновременно столом регистрации, а двое – за другим столом.

– Бармен вышел куда-то минуту назад. Напивай себе пива – порядки тут свободные, я потом заплачу, когда он вернется.

– Спасибо.

Рэнди прошел к стойке, ступая по покрытому тростником полу, наполнил из бочонка кружку, вернулся к столу и сел напротив Тобы. Справа от него стоял наполовину пустой стакан, и стул был несколько сдвинут вбок.

– Сука какая… – пробормотал себе под нос Тоба. – Путешествуете по делу? – обратился он уже к Рэнди.

Рэнди положил Листья на стол, покачал головой и отпил из кружки:

– Я ищу одного парня, но его здесь уже нет.

– А у меня все наоборот, – сказал Тоба. – Я знаю, где мой человек находится. Я заглянул сюда только, чтобы позавтракать. Потом эта дрянная девица, с которой мне приходится работать, подцепила кавалера и отправилась обозревать какую-то руину. И я теперь должен торчать здесь, пока она с ним не покончит. День или два, проклятье! Кто он такой, в конце концов?

– Что? Кто?

– Ваш приятель, англичанин, с которым вы разговаривали?

– А-а. Нет, я его не знаю. Я только спросил его… но он сказал, что зовут его Джек, если вам это поможет.

– Что ж, это его беда теперь, паршивца.

Тоба сделал новый глоток. То же самое сделал и Рэнди.

– Что? – послышался возбужденный голос одного из мужчин у стойки. Говорили с французским акцентом. – Ты никогда раньше не выезжал дальше В-17? Бог мой! Ради себя самого, выберись в ранний В-20, хоть раз в жизни! Как зачем? Чтобы летать! Человек должен в своей жизни узнать свободу, которую дает небо. Но только не в больших воздушных судах, которые появятся позднее, они слишком уютны, летать в них – все равно, что сидеть в провинциальном салоне. Нет! Ты поднимаешься на легком аппарате, оставляя на земле все мелочные буржуазные заботы, и в нем ты чувствуешь ветер и дождь, видишь мир внизу, облака, звезды над головой! Ты станешь другим человеком, поверь мне!

Рэнди повернулся к говорящему.

– Послушайте, неужели это… – начал он, и услышал, как хихикнул Тоба, но тут их внимание было привлечено подошедшей женщиной.

Она вошла в бар со стороны холла, расположенного слева, напротив ресторана. На ней были черные джинсы из толстой ткани, заправленные в высокие, эффектного вида ботинки такого же цвета, и выцветшая рубашка-хаки. Легкий широкий шарф был повязан поперек широкого лба. У нее были густые брови, большие зеленые глаза, крупный рот без следов помады. Из кобуры на правом бедре высовывалась рукоятка оружия, а на толстом ремне пояса, слева, висел охотничий нож в ножнах. Ростом она едва не достигала шести футов, полногрудая, несколько широковатая в плечах, и с высоко поднятой головой. Она несла большой кожаный мешок-сумку, словно это был всего лишь футбольный мяч.

Глаза ее всего лишь секунду искали среди находящихся в баре, потом несколькими широкими шагами она достигла их стола и бросила свой мешок. Полупустой стакан рыжеволосой красавицы опрокинулся, содержимое потекло на колени Тоба.

– Вот дрянь! – возгласил Тоба, вскакивая и отряхивая штаны. – Сегодня мне явно не везет…

– Прошу прощения, – сказал женщина, улыбаясь. Потом повернулась к Рэнди. – Я тебя искала.

– Гм…

– Сейчас пойду отыщу, кто у них остался на посту, пусть даст мне комнату. Буду спать! – заявил Тоба, бросая несколько монет на стол. – Приятно было познакомиться, сынок. Желаю удачи и так далее. Вот дрянь!

– Спасибо за пиво! – крикнул Рэнди в спину удаляющемуся Тобе.

Женщина села на стул, на котором раньше сидела рыжеволосая, отодвинула Листья подальше от растекающейся лужи.

– Теперь ты один, отлично, – сказала она. – Удачно мы отделались от этого типа.

– Зачем?

– Плохое предчувствие, и пока этого достаточно. Привет, Листья.

– Привет, Лейла.

– Ваш голос… – начал Рэнди.

– Да, у Листьев мой голос, – согласилась Лейла. – Мне удалось раздобыть матрицу, когда Рэд приобрел этот комплекс.

– В настоящее время я требую употреблять местоимение женского рода, – медленно сказала Листья с нотой угрозы в голосе.

– Прости, старушка, – сказала Лейла, похлопывая обложку. – Принято к сведению. Не обижайся. – Она повернулась к Рэнди и улыбнулась. – Кстати, как тебя зовут?

– Рэнди Карфадж. Я не понимаю…

– Конечно, не понимаешь, и это не имеет ни малейшего значения. Карфадж… Я всегда любила Карфаген. Когда-нибудь я свожу тебя на экскурсию.

– Лови ее на слове, – посоветовала Листья.

Лейла хлопнула по переплету.

– Ты уже завтракал? – спросила она.

– У меня немного расстроено чувство времени, – сказал Рэнди, – но, если завтраку подошла пора, то я готов приступить.

– Тогда перейдем в ту комнату, и я закажу что-нибудь. В дорогу лучше всего отправляться с полным желудком.

– В дорогу?

– Да, – сказала она, поднимаясь со стула вместе с сумкой, которую подхватила со стола.

Он последовал за ней в столовую, где Лейла выбрала стол в дальнем углу и уселась лицом в залу. Рэнди сел на стул рядом, положа Листья между ними.

– Я не понимаю… – снова начал он.

– Давай закажем, – сказала она, подзывая жестом официанта и осматривая несколько других посетителей за передними столами. – Потом мы поедем в В-11, и очень быстро.

– А что там, в В-11? – спросил тогда Рэнди.

– Ты ищешь Рэда Доракина. Я тоже. Именно туда он направился, когда смылся от меня несколько дней назад. Я видела, что вторая черная птица кружит именно там.

– Откуда ты знаешь? И откуда ты знаешь меня? Какая еще птица?

– Тебя я не знаю и не знала. Я знала только, что человек с экземпляром «Листья травы» будет сидеть в баре после полудня, и что он тоже будет искать Рэда Доракина, и будет расположен к нему дружелюбно. И в назначенный момент я спустилась вниз, чтобы встретить тебя, чтобы мы объединили усилия, поскольку я видела, что ему понадобится помощь, и очень скоро, на этом пути.

26
{"b":"30944","o":1}