ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понятно, – сказал он. – И все же меня несколько смущает источник вашей информации. Откуда вы узнали, что я буду здесь? Откуда вы узнали, что…

– Позволь, я объясню, – вмешалась в разговор Листья, – или она не закончит до вечера. Ее манера беседовать напоминает горный обвал. Слава Великому Контуру, я не унаследовала этой привычки вместе с матрицей голоса. Понимаешь, Рэнди, она обладает паранормальными способностями. Она, правда, называет их несколько по-другому, в духе Каменного века, магии и шаманов, но результат тот же самый. Как я оцениваю точность ее предвидений, она права в семидесяти случаев из ста, может даже еще больше. Она видит события, они часто действительно происходят. И это не совпадения – я слишком часто была свидетелем правильного предугадывания. К сожалению, она считает, что такой способностью обладают все остальные люди, и ведет себя так, словно они разделяют с ней видение, и автоматически должны действовать соответствующим образом. Она знала, что ты приедешь, вот и все. Надеюсь, что ответила на некоторые твоя вопросы.

– В общем, да… на некоторые, – сказал он. – Но остаются все же белые пятна. Лейла, Листья обрисовала ситуацию правильно?

– Очень даже, – ответила она. – Я не намерена играть словами, поэтому пускай остается, как есть. Я видела, что ты приедешь, это факт.

– Но это не объясняет, кто ты и откуда, я почему тебя интересует безопасность Рэда.

– Отношения у нас были сложные – чтобы выразиться проще – но, в основном, мы старые друзья, особого рода. И мы во многом очень похожи. Каждый из нас должен другому слишком много, я давно уме забросила этот счет. Кроме того, этот сукин сын смылся, а я ведь его просила, как человека, подождать меня.

– Этого ты не предвидела?

Она покачала головой:

– Каждый может ошибиться, Листья ведь говорила тебе. А тебе Рэд кто?

– Я думаю, что он мой отец.

Она уставилась на Рэнди, ее лицо впервые с момента их встречи замерло. Она прикусила губу.

– Как я могла не заметить… – сказала она наконец. – Конечно же… Где ты родился?

– В-20, Кливленд, Огайо.

– Так вот откуда он, значит, отправился… – Она отвела взгляд. – Интересно, но я предвижу завтрак сейчас.

В комнату с подносом вошел официант, которому делали заказ.

– А чем вам не понравился этот человек, Тоба, с которым я сидел? – сказал Рэнди, когда они принялись за еду.

– Он каким-то образом связан с черными птицами, – ответила Лейла в перерыве между двумя глотками.

– Какими черными птицами? Вы уже второй раз упоминаете о них.

– Рэд попал под черную десятку. Его потенциальных наемных убийц я вижу таким вот образом.

– Черная десятка? – спросила Листья. – Что он такое натворил?

– Приобрел врага, которого лучше было бы не дразнить, наверное. Он думает, что это Чедвик.

– У!… Чедвик – это скверно.

– Рэд тоже не теленок, верно?

– Я подозревала иногда, хотя…

– Кто-то за ним охотится? – вмешался Рэнди.

– Да, – сказала Лейла. – Некто, могущий позволить себе любые расходы. На эту игру будет много ставок внизу и вверху Дороги. Интересно, каково соотношение? Возможно, стоило бы вложить некоторую сумму – на ту или другую сторону.

– Ты бы поставила против него?

– Это зависит от соотношения шансов, от обстоятельств и от многих других вещей. Нет, я, конечно же, намерена помочь ему, но не стоит и упускать выгодную возможность.

– А разве ваш талант не дает необычное преимущество на тотализаторе?

– Я не люблю делать ставки, но они приносят деньги. Жаль, что сейчас не время заняться поиском последних. Я играю на стороне Рэда, тем более, что он теперь предупрежден.

– Очевидно, вы имеете в виду моего отца?

– Я знаю его очень давно. Он бы на моем месте наверняка сделал бы ставку. И выиграл бы, как пить дать.

Рэнди покачал головой и переключил внимание на тарелку.

– Странные вы люди, – сказал он, немного погодя.

– Просто немного более открытые, наверное. Слушай, да разве стала бы я убивать целых три дня, чтобы привести себя в форму – без кокретной цели? Я на его стороне, с самого начала. Официант! Принесите коробку сигар, тех, хороших!

– Вот эта черная десятка, – сказал Рэнди. – Как мы вытащим его из переделки?

– Поможем пройти все десять раундов, я думаю. Потом игре конец.

– А что, если заставить Чедвика прекратить попытки. Или начать игру сначала?

– Правила. В эту игру играют по правилам. Если он нарушает их, Бюро игры запретит ему участвовать вообще, навсегда. Он рискует потерять престиж.

– И вы думаете, этого достаточно, чтобы остановить его?

– Черта с два! – перебила его Листья. – Это бюро – заведение В-25, и совершенно беззубое. Просто толпа болтунов-садистов, которые легализировали Игру в своем веке и могут теперь наблюдать за всеми вендеттами по всей Дороге. Если Чедвик не доберется до Рэда одним способом, он найдет другой. Все разговоры насчет правил – просто чушь.

– Это так, Лейла?

– В общем, да… хотя она забыла упомянуть, что без Бюро невозможно было бы делать ставки. Это тоже немаловажная часть Игры, впрочем. Я считала, что тебе нужна исчерпывающая информации, поэтому и рассказала тебе о правилах.

– Но ты думаешь, что Чедвик попытается схитрить?

– Вероятно.

– Что же мы должны сделать, чтобы помочь Рэду выбраться живым?

– А мы ему тоже поможем схитрить. Как именно – я еще не знаю. Сначала нам нужно его догнать. Доедай скорее, и отправимся в путь.

Когда Лейла ушла за своим вместительным мешком и спортивной сумкой, Рэнди спросил Листья:

– Ты хорошо ее знаешь? Насколько можно ей доверять?

– Я знаю, что Рэд ей доверял. Они каким-то образом очень тесно связаны. Думаю, нам тоже следует ей доверять.

– Хорошо, – сказал Рэнди. – Я не против, как раз наоборот. Интересно, в какую историю мы влезли?

Когда Лейла вернулась через несколько минут, на плече у нее висела сумка, в зубах была зажата сигара, она улыбнулась Рэнди, кивнула и указала головой в сторону двери.

– Я в полной готовности, – сказала она. – Держи сигару и покатили.

Рэнди кивнул, поднял со стола Листья и последовал за ней, разворачивая на ходу сигару, которую ему сунула Лейла…

21

– Цветы?

– Да, Рэд?

– Ты хорошо ведешь, молодец.

– И это все?

– Нет. Как ты догадался?

– Ты никогда не хвалишь просто так, или не говоришь спасибо. Это обычно следует за чем-то или чему-то предшествует.

– Неужели? Никогда не замечал. Наверное, ты прав. Ладно. Послушай, тебе не надоело в своем настоящем облике? Может, ты хотел бы переместиться в новый аппарат? Стать частью сложного компьютерного комплекса, например? Или даже принять на себя матрицу сознания органического существа?

– Да, я уже думал об этом.

– Я хотел бы отблагодарить тебя… за верную службу и так далее. Поэтому прими решение и заезжай в ближайший центр обслуживания. Я оставлю тебя там, чтобы тебя доставили в соответствующее заведение, с предоставлением всех услуг, с оплатой из моего счета.

– Погоди. Ты всю жизнь был скрягой. Это на тебя что-то не похоже. Что случилось? Я считал, что знаю все, что знаешь ты. Что же я упустил?

– Ты подозрителен, как полдюжины ревнивых жен. Я делаю тебе выгодное предложение, совершенно честно…

– Брось! Почему ты надумал от меня избавиться?

– Я…

– Я, возможно, знаю тебя получше, чем полдюжины жен. Поэтому оставь эту чепуху. Говори прямо, что случилось?

– Просто я не уверен, что в ближайшем будущем мне понадобятся твои услуги. Ты был надежным и хорошим работником. Самое меньшее, что я могу сделать, это наградить тебя таким образом.

– Создается впечатление, что ты собираешься на пенсию или умирать. Первое или второе?

– Не то и не другое. Или оба сразу. Я не уверен… я планирую перемену в статусе, тем не менее, и я не хочу, чтобы ты пострадал от возможных последствий.

27
{"b":"30944","o":1}