ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жена по почтовому каталогу
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Ликвидатор
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Он сказал / Она сказала
Армагеддон. 1453
Сердце того, что было утеряно
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Задачка для попаданки
A
A

– Очень смешно, – сказал Рэд, глубоко вдыхая.

Чедвик зевнул.

– Все это мне… – начал он.

24

Рэнди поменял шесть «лысых» покрышек. Он также позаботился о том, чтобы заменить радиатор и приводной ремень вентилятора. Кроме того, он отрегулировал тормоза. Все услуги были оплачены за счет Рэда оптимистически настроенными Листьями. Но Рэнди испытывал беспокойство. Сколько раз они уже заправлялись на деньги Рэда, он даже счет потерял.

И они продолжали путь…

– Где? – повторил Рэнди. – Когда?

– Я узнаю, как только увижу, – ответила Лейла.

– Так можно заехать в Ледниковый период…

– Нет, не так далеко.

– Но он появится здесь, ты уверен?

– Боюсь, что да. Скорее.

– И ты хочешь спасти его от смерти, которую он сейчас ищет?

– Мы все это уже обсудили.

– Потому что считает, что это вызовет какую-то трансформацию?

– Он меня поэтому и бросил, – сказали Листья. – Я почувствовала в нем жажду смерти раньше его самого.

– Тогда ни одна из вас не верит ему?

– Я верю тому, что вижу, – сказала Лейла. – Если он умрет, то он умрет. Точка.

Рэнди потер щетину на подбородке и покачал головой:

– Наверное, я не стал бы ему мешать, если он так хочет это совершить, как бы глупо оно не выглядело. Я только хотел бы встретиться с ним. Хотя не знаю даме, что бы я сказал.

– Ты уже видел его.

– Объясни яснее.

– Та пара – старик и старуха, у которых забарахлил мотор. Это были мы – я и Рэд – много, очень много лет назад, пока мы не начали становиться моложе. А тебя я потом вспомнила тоже, как ты починил машину.

– Проклятье, что это еще такое?

– Где?

– Что-то такое большое… вроде самолета, пролетело над нами.

– Я ничего не видела.

– Оно позади пролетело. Я заметил в зеркальце.

Лейла покачала головой:

– Не может быть. При нашей скорости перемещения во времени любой предмет был бы видимым лишь на такую ничтожную долю секунды, что даже подсознательно ты бы его не заметил. Листья, ты что-то зарегистрировала?

– Нет.

– Значит…

Он ткнул пальцем:

– Ага! Вот оно, возвращается!

Лейла наклонилась к ветровому стеклу, раздавив мимоходом сигару.

– Дьявол, – сказала она. – Это похоже на… Опять пропал.

– Это дракон, – сказал Рэнди. – Как в сказке с картинками.

Лейла снова уселась на место.

– Скорей, – сказала она.

– Быстрее мы не можем.

Необычной формы силуэт в небе больше не появлялся. Минут через пятнадцать они миновали поворот, и Лейла подняла руку.

– Что? – спросил он, касаясь педали тормоза. – Это здесь?

– Нет. Мне показалось на мгновение, что это не сон. Поехали дальше. Я чувствую, что мы уже близко.

В течение следующего часа они миновали многочисленные повороты, все отмеченные каким-нибудь рисунком. Потом пошла сплошная обочина. Наконец вдали появился еще один поворот. Лейла наклонилась вперед, вглядываясь.

– Это он, – сказала она. – Стой. Голубой зиккурат… последний съезд на Вавилон. Это наше место.

Он выехал на обочину Дороги. Внезапно их окружило утро и солнце светило по-летнему ярко. Рэнди опустил стекло в окне, посмотрел назад, потом по сторонам. Кажется, мелькнула какая-то тень, но он не был уверен.

– Ничего особенного не наблюдается, – сказал он. – Мы здесь одни. Что теперь?

– Все в порядке, – ответила Лейла. – Мы его опередили по шкале дорожного времени. Оставайся на обочине и выезжай за поворот. Проезжай метров сто, потом разверни машину и заблокируй этот съезд, но так, чтобы он успел затормозить, потом мы выйдем из машины и пойдем по Дороге, будем махать ему руками. Он не должен поворачивать сюда.

– Секунду, – сказала Листья, когда Рэнди задвигал рычагами, – а вдруг получится так, что мы вызовем то, что пытаемся предотвратить?

– Разумно, – заметила Лейла. – Рэнди, у тебя есть переносные знаки аварии?

– В общем-то были.

– Мы установим несколько штук вдоль съезда. Включи фары и повесь на окно какую-нибудь материю – рукав, майку, что-нибудь.

– Хорошо.

Он осторожно двинул вперед машину, повернул вниз по съезду…

25

Рэд протер глаза, посмотрел на соседа справа. Чедвик тоже уже начал просыпаться.

– Мы уже близко? – тихо спросил он.

– Очень близко. Поэтому я вас и разбудил. Интересно, что вы намерены делать после того, как он отыщет свое волшебное место?

Рэд снова посмотрел на Чедвика:

– Я думаю выбросить его несколько раньше. Это для его соб…

– Нет! – вскричал Чедвик, поднимаясь и усаживаясь вертикально. – От меня ты сейчас не избавишься! Я намерен досмотреть этот сумасшедший спектакль до конца!

– Я хотел сказать, что это для твоего же собственного блага. Ты ведь не хотел бы попасть под удар в случае чего, верно ведь?

– Я знаю, на что иду. И получше тебя самого, глупец! Твое время еще не пришло!

– Что ты хочешь сказать? Я хочу оказать тебе услугу! А ты только пакостишь! Цветы! Тормози!

Рука Чедвика метнулась к панели, передвинула выключатель режима двигателя с автоматического на ручной. Машину занесло резко влево. Рэд ухватился за руль и выравнял грузовик.

– Болван! Ты задумал нас всех убить!

Чедвик дико захохотал, потом рубанул по предплечью Рэда, когда тот попытался переключить тумблер режимов обратно.

Рэд начал тормозить. Он повернул голову к Чедвику:

– Послушай! Если я не прав, я тебя потом подберу. Но, если я прав, то тебе лучше покинуть борт. Я иду навстречу своей судьбе. Я…

Он начал поворачивать руль вправо. Чедвик навалился на него, уцепился за руль и пытался повернуть его влево.

– Смотри! Люди!

Рэд поднял глаза, увидел Лейлу, которая махала руками, держа в одной из них развевающийся платок. За ней виднелся какой-то молодой человек, он тоже махал.

Когда они промчались мимо, Чедвик ударил Рэда в челюсть, голова Рэда ткнулась в раму окна. Чедвик ухватился за руль.

– Стойте! Прекратите! – кричал Цветы. – Переключите тумблер!

Они миновали дымящийся и плюющий искрами сигнал. Рэд увидел знак голубого «зиккурата» и ударом локтя в голову отправил Чедвика обратно на его сиденье. Одна его рука переключила двигатель на автоматику, вторая поворачивала руль, направляя машину в поворот.

Завизжали тормоза и Цветы объявил:

– Дорога перекрыта!

Покрышки скрипели. Склон слева был очень крутой. Справа склон был более пологий, но усеянный камнями. Желтая глина внизу…

Рэд повернул руль влево, но руль повернулся вправо.

– Простите, хозяин, сказал Цветы, – но один из нас неправ, и я думаю, что это вы.

Его спеленало что-то тяжелое и мягкое. Они уже выехали на спуск. Он услышал, как раскрылась дверца, и его выбросило из кабины.

Падение, удар о грунт, откатившись в сторону… он потерял сознание. Надолго ли – он не мог сказать. Казалось, что не очень.

Он слышал, как трещит огонь. Еще, кажется, где-то вдалеке кричали. Он несколько раз глубоко вздохнул. Он потянулся и расслабился. Похоже, все кости целы…

Он начал выпутываться из кокона. Субстанция была прочная, хотя белая и пенистая.

Крики приближались. Несколько голосов, но он все еще не мог разобрать, что они говорили.

Он ощупал живот, потом грудь. Слева в ребрах что-то сильно закололо. Он погрузил пальцы в ткань предохранительного кокона, начал тянуть, мять, рвать. Медленно, но ткань поддавалась. Он взялся поудобнее, потянул сильнее.

Кокон раскрылся. Раздвинув руки, он потащил оболочку с плеч. Он начал выползать наружу. Он услышал, как голос Лейлы зовет его, и увидел, что она бежит к нему.

Он повернулся и посмотрел вниз по склону, где лежал пикап. Он перевернулся и горел. Он попытался встать, но ноги запутались в губчатой материи, и он снова опустился на траву. В боку все еще болело.

– Нет… – сказал он, глядя на пылающий грузовик. – Нет…

32
{"b":"30944","o":1}