ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На плечо легла рука. Он не поднял головы.

– Рэд?

– Нет! – повторил он.

Грузовик внизу вдруг расцвел, словно превратившись в шар огня. Секунду спустя накатилась волна шара. Рэд поднял левую руку как раз в тот момент, когда подбежал Рэнди.

– Ты мог оказаться там… – начала Лейла.

Рэд взмахнул рукой, вытянув указательный палец.

Пламя спало. Поднялся столб дыма. Что-то внутри его, казалось, двигалось по медленной спирали вверх.

– Вот, – сказал он, – я понял теперь.

Громадный серо-зеленый дракон воспарил над обугленным грузовиком.

– Это Чедвику пришла пора, – сказал Лейла. – И все твои действия должны были помочь ему.

Рэд кивнул, не отводя взгляда от уплывающего силуэта. Движения дракона были грациозны, и даже каким-то образом чувственны. Это был воздушный танец свободы, сброшенных пут.

Внезапно он замер и посмотрел в их сторону. Потом развернул крылья и подплыл ближе. Уже совсем близко он каким-то образом замер на месте.

– Спасибо, дети мои, – послышался его мелодичный звучный голос. – Вы сделали для меня то, что я не мог сделать сам, потому что не знал, как…

Он описал над их головами медленный круг.

– В чем же секрет? – спросил Рэд. – Я вспомнил больше, чем ты. Я думал, что все приготовил для себя…

Он взглянул вверх, где появился второй темный силуэт.

– События, дети мои, – ответил дракон, – события и подсознательная манипуляция. Я не могу дать вам совета. Мы все разные. Ищите, если чувствуете, что должны искать. Для тебя, возможно, в этом и заключается путь. Но время твое еще не пришло. Когда наступит срок – помощь придет неожиданно… друг, враг, незнакомец, родственник… я же теперь отправляюсь домой. Надеюсь, что когда-нибудь мы еще встретимся.

Он быстро взмахнул крыльями и начал подниматься, чешуя его горела в лучах утреннего солнца, будто золотое зеркало. Крылья его двигались сначала медленно, потом быстрее, быстрее, поднимался он все выше и выше. Рядом появился еще один крылатый житель небес. Скоро они оба скрылись из виду.

Рэд на мгновение спрятал лицо в ладонях. Ветер изменил направление и до них доносился запах гари.

– Может, кто-нибудь все-таки поднимет меня? – донесся голосок откуда-то от подножия спуска. – А то эта мерзкая растительность сейчас тоже загорится.

– Цветы? – сказал Рэд, уронив руки и поднимаясь.

Но молодой человек опередил его. Он отыскал в траве книгу, вставил ее обратно в предохранительный футляр для катапультирования в случае аварии и отнес на вершину спуска.

– Рэд, познакомься, это твой сын, Рэнди, – сказала Лейла.

Рэд нахмурился.

– Откуда ты, парень?

– Кливленд, В-20.

– Чтоб я… Блейк… или Карфадж?

– Ага. Но теперь я употребляю Доракин.

Рэд шагнул вперед и взял Рэнди за плечо, всматриваясь в его глаза.

– Это так, это действительно так, и я чертовски рад. Что ты здесь делаешь?

– Ищу тебя. Дорогу мне показала Листья. Потом я встретил Лейлу…

– Не хочу вам мешать, – сказала Лейла, – но машину нам лучше поскорее убрать оттуда, пока не подъехал еще кто-нибудь.

– Верно.

Они повернулись к боковой дороге.

– Гм… как же тебя называть теперь? Отец?

– Рэд. Просто Рэд. – Он посмотрел на Лейлу. – Голова у меня вдруг прояснилась, словно туман развеялся.

– Это была последняя черная птица, – ответил Лейла.

– Ты представляешь, если бы проиграл я, то я бы не встретил Рэнди.

– М-да.

– Тогда давайте отправимся в УР, выпьем пива. У них в УР всегда было хорошее пиво.

– Я согласен, – сказал Рэнди. – Мне о многом нужно тебя спросить.

– Конечно. И мне тоже нужно о многом тебя расспросить… и нам еще нужно составить план.

– План?

– Да. По-моему, греки все же должны выиграть сражение при Марафоне.

– А они и выиграли.

– Что?

– Так сказано в учебнике истории.

– Ты въехал на Дорогу в В-20. Где именно?

– Нью-Акрон.

– Ты сможешь найти обратный маршрут?

– Думаю, что смогу.

– Парень, мы сделаем это! Погоди! Сначала отправимся в Марафон, сверить счет. Возможно, в игру вмешался новый фактор.

– Рэд?

– Да?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь.

– Это ничего, я объясню…

– Меня будет искать Мондамей, – сказал Цветы внезапно. – Оставьте ему записку.

Рэд щелкнул пальцами.

– Правильно. Ребята, вы усаживайтесь в машину. Я сейчас.

Он потрусил вниз по спуску, держась за бок. Подобрав кусок еще горящего металла, он нацарапал – «Мы завтракаем в УРе. Рэд», на покореженной дверце все еще догоравшего пикапа.

– Действительность несколько теряет реальность в его присутствии, – заметил Рэнди.

– Я никогда нечего особенного не замечала, – сказала Лейла, чтобы раскурить новую сигару. – До последнего пожара. Но теперь с ним, кажется, опять все нормально.

– Нормально, нормально. Сплошь тут нормальные собрались, – начал Цветы. – Наверное, я тоже дракон, которому снится, что он книга…

– На твоем месте я не упускала бы возможности, – сказала Лейла, садясь в кабину. – Листья, познакомься, это Цветы.

Последовал двойной взрыв статических помех…

26

В горной цитадели, в Абиссинии времен В-11, Тимьин Тин взглянул на пару любовников. Тесно прижавшись боком, Чантрис провела кончиком крыла по забинтованной голове и спине динозавра.

– Бедненький, тебе уже легче, правда?

Динозавр тихо застонал и прислонился к ней.

– Благодарю вас за то, что предоставили эту замечательную резиденцию, – сказала она Мондамею, который помог им выбраться из-под руин дома Чедвика, – и вам, за помощь в перевозке.

Тимьин Тин склонялся в глубоком поклоне.

– Оказать услугу дракону Белквинита – слишком большая честь для меня, – ответил он. – Желаю вам всяческих радостей в этом счастливом пристанище.

Динозавр несколько раз вздохнул. Дракон засмеялся и погладил его.

– Ума у него не слишком много, – призналась она, – но какое тело!

– Я рад, что вы рады, – сказал Мондамей, – мы оставим вас в благословенном одиночестве теперь, потому что мне нужно найти свою собственную любовь. Этот человек-разрушитель согласился помочь мне. После этого мы займемся каждый своим: я буду лепить горшки, он – выращивать цветы. Тимьин Тин, если ты готов, садись мне на спину.

– Если хотите совет, – сказала Чантрис, выдыхая спираль бледного дыма, – то поинтересуйтесь у последнего въезда на Вавилон, рядом со знаком голубого «зиккурата». У нас, драконов, иногда имеются любопытные сведения.

– Благодарю за совет, – сказал Мондамей, когда Тимьин Тин влез ему на спину и ухватился за плечи.

Они поднялись в воздух, долину внизу наполнило рычание и грохот…

Рэд, Лейла и Рэнди, облаченные в местные наряды, сидели в глинобитном домике с земляным полом в царстве УР, и пили пиво местного производства из глиняных горшков. К ним подошел темнокожий плотный человек в таком же одеянии.

– Рэнди?

Они посмотрели на него.

– Тоба! – воскликнул Рэнди. – Я должен угостить тебя пивом. Садись. Ты помнишь Лейлу. А это мой отец, Рэд Доракин.

– Помню, помню, – сказал Тоба, пожимая руки. – Твой отец? Ай-ай!

– Что ты делаешь в УРе?

– Я сам, собственно, из этих мест. И пока без работы. Решил навестить родителей и подыскать новое дело. – Он кивнул в сторону, где в углу лежало несколько джутовых мешков.

– А что именно? – спросил Рэд, опуская свой горшок и вытирая рот.

– О, примерно в шестидесяти В по Дороге я занимаюсь археологией. Время от времени я возвращаюсь сюда, чтобы закопать пару мелочей. Потом я еду обратно и откапываю их. Я уже работу написал на этом материале. Это очень интересный случай взаимопроникновения культур. Сейчас у меня там, в мешках, несколько замечательных образцов из Мохендо-Даро.

– Но ведь это… некоторым образом жульничество? – спросил Рэнди.

– Что ты хочешь этим сказать?

33
{"b":"30944","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я признаюсь
Лабиринт Ворона
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Де Бюсси
Служу Престолу и Отечеству
Тень ночи
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Темнотропье