ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он повернулся и захромал прочь.

Рэнди кивнул и отыскал одну из сигар Лейлы.

– Интересно… – пробормотал он.

Листья на сиденье начала что-то напевать. Потом она спросила:

– Тебе отчего-то грустно?

– Я не знаю. Наверное. А почему ты спрашиваешь?

– Я следила за частотой твоего пульса, дыхания, кровяным давлением. Все показатели не такие, как обычно. Вот почему я спрашиваю.

– Получается, от тебя ничего не утаишь? Я думал о том, что все страсти неудавшегося Крестового похода или несчастной любви – всего лишь мгновения на часах истории.

– Это верно. – Листья помолчала. – Ты оборвал такого рода отношения в недалеком прошлом?

– Пожалуй, можно сказать и так…

– Печально. Правда, бывает по-разному. Ты…

– Нет, – возразил он. – Нет! На самом деле там и не намечалось никакого продолжения. И все же, я ощущаю утрату… А почему я все это тебе говорю?

– Кому-то ведь нужно было рассказать? Будь-ка поосторожней. В такие моменты человек часто стремится восполнить потерю чем-то новым, забывая в суматохе о благоразумии. Человек…

– А, вот и Лейла идет! – перебил Рэнди.

– Ах!

Тишина.

Рэнди затянулся сигарой. Он полюбовался облаками, отражавшимися в полировке капота. Затем взглянул в сторону ряда невероятного вида экипажей, выстроившегося на стоянке, – они напоминали экспонаты в фантастическом музее транспорта.

– Я не чувствую ее приближения, – сказала Листья немного погодя.

– Извини, я ошибся.

Взрыв помех, отдававших сарказмом.

– Извини, Рэнди, я не думала вмешиваться.

– Все в порядке.

– Я только хотела…

– Она уже идет.

– Хорошо. Я просто… Извини.

Лейла залезла в машину и захлопнула дверцу. Потом протянула руку, взяла у Рэнди горящую сигару и со вздохом откинулась на спинку сиденья.

– Очевидно, тебе не… – начал он.

– Тсс! Мы идем почти бампер в бампер. Только я не знаю следующего адреса. Нужно снова думать.

Он смотрел, как ее взгляд теряется в клубах дыма. Лицо ее несколько секунд было совершенно спокойным; потом последовала быстрая смена выражений, которые Рэнди не в силах был определить.

– Заводи мотор, едем! – наконец приказала она.

– Куда?

– Вниз по Дороге. Я узнаю поворот, когда увижу его. Поехали!

Он вырулил со стоянки, повернул к выезду на Дорогу.

– Я начинаю понимать…

– Что?

– Кто мы такие, – сказала она, возвращая сигару.

Он утопил педаль акселератора, и они помчались…

Рэд скатился с кровати и нащупал куртку.

– Эй! Дерьмовый из тебя детектор!

– Этот контур тоше был поврешден пулей!

Рэд натянул куртку и вытащил из кармана маленький плоский фонарик. Обвел комнату лучом, но дыма не увидел. Поднявшись, он направился к двери, втягивая носом воздух.

– Наверное, не следовало бы…

Открыв дверь, он вышел в холл, снова принюхался и двинулся влево.

Здесь! Задняя комната!

Рэд подбежал к двери, постучал, подергал ручку. Заперто.

– Проснитесь!

Отступив на шаг, он ударил ногой по замку. Дверь распахнулась. Выползли клубы дыма. Ворвавшись в комнату, Рэд увидел горящую кровать и женщину с улыбкой на губах, все еще, очевидно, спавшую.

Согнувшись, он поднял ее с кровати и отнес в сторону. Опустив женщину на пол – одежда на ней все еще тлела, – он вернулся к кровати и стал сбивать пламя ковриком.

– Эй! – окликнула его женщина.

– Молчи! – велел он. – Я занят.

Женщина поднялась на ноги и, не обращая внимания на тлеющую одежду, смотрела, как Рэд сражается с пламенем. Когда же подол ее платья запылал по-настоящему, она небрежным движением распустила завязки на шее. Платье упало на пол. Женщина переступила через него и подошла к Рэду.

– Что ты здесь делаешь? – спросила она.

– Хочу погасить твой костер. Ты что, курила в постели?

– Да, и пила тоже. – Она нагнулась и извлекла из-под кровати бутылку. – Пускай себе горит. Давай лучше выпьем и будем смотреть на огонь.

– Лейла, не путайся под ногами.

– Хорошо, Рэд, хорошо. Как скажешь.

Она отошла, опустилась в просторное кресло, поглядела по сторонам, снова встала, подошла к туалетному столику, зажгла от горевшей там свечи фитиль масляной лампы и вернулась в кресло, прихватив кубок.

В холле послышались быстрые шаги, замершие у двери.

– Как твои дела? – спросил голос Джонсона. Он закашлялся.

– Кровать загорелась, – ответил Рэд. – Но все уже в порядке.

– Можешь выбросить матрац в окно – там внизу голый гравий.

– Хорошо! Так и поступим.

– Комната номер семнадцать свободна, мисс Лейла. Вы можете перейти туда.

– Спасибо, но мне нравится и здесь.

Рэд подошел к окну и раздвинул ставни. Вернувшись к кровати, он свернул матрац, поднял его, отнес к наполненному звездами квадрату окна, где и выпихнул наружу.

– Я пришлю новый матрац и белье, – сказал Джонсон.

– И еще одну бутылку.

Джонсон ушел, продолжая кашлять:

– Не понимаю, как вы там дышите?

Рэд смотрел в окно. Лейла откупорила бутылку. В холле послышались удаляющиеся шаги Джонсона.

– Ты будешь, Рэд?

Он повернулся и подошел к ней. Она протянула ему кубок.

– Твое здоровье, – произнес он и сделал глоток.

Она фыркнула и отпила прямо из горлышка.

– Ну-ну, это не к лицу воспитанной леди. Я тебя выдам.

Она засмеялась:

– Чепуха. Удача на моей стороне… Твое здоровье. Ну как?

– Питье или здоровье?

– И то, и другое.

– Бывало получше, бывало похуже. И то, и другое. Ты что здесь делаешь, Лейла?

Она пожала плечами:

– Пью. Провернула несколько трюков… А что ты делаешь? Все рыщешь вдоль Дороги, надеешься найти необозначенный поворот? Или затеять новый?

– Вроде того. Довольно долго я считал, что ты нашла истинный путь. Обнаружить тебя здесь… Это, признаться, такое разочарование.

– Я умею производить подобное впечатление. Правда?

Он вытащил из кармана куртки сигару, подошел к свече, прикурил.

– Найдется еще одна?

– Найдется.

Он передал ей зажженную сигару и закурил новую.

– Зачем ты это делаешь? – спросил он.

Дым завивался в спирали над ее головой.

– А что я делаю?

– Ничего не делаешь. Тратишь жизнь, вместо того, чтобы искать.

– Поскольку спрашиваешь ты, – сказала она, делая новый глоток, – то я отвечу. Я побывала всюду по этой чертовой Дороге – от неолита до В-30. Я прошла по всем боковым путям, по всем тропкам, вплоть до кроличьих. Меня знают в тысячах земель под тысячью разных имен. Но ни в одной из них я не нашла того, что искала. Того, что ищем мы.

– И даже не почувствовала приближения? Даже близко не подходила?

Она вздрогнула:

– Я ощущала приближение. И иногда достаточно отчетливо. Я никогда не забуду этого. Но каждый раз ошибалась. Нет! Я сделала вывод: место, которое я когда-то искала, больше не существует.

– На свете существует все. Нужно только уметь найти.

– Туда нам нет пути. По крайней мере, отсюда.

– Не верю.

– Тогда скажи мне, стоит ли это место растраченной в поисках жизни? Ведь можно отправиться куда угодно, делать все, что хочешь, когда на выбор все времена и земли! В том числе и ловко провернутые трюки! И сигары, когда лежишь в постели, упившись до беспамятства…

Она выпустила колечко дыма:

– Я ничем не занималась, как ты сказал, целый год. И с каждым днем это оказывалось все легче. А результат тот же самый – я истратила запас энергии. Я ведь по натуре страшно ленивая. Мне приятно сказать себе: «Стоп! Брось! Это – бесполезно!» Почему бы тебе не присоединиться? Чего ты достиг, несмотря на все усилия? Вдвоем мы могли бы, по крайней мере, утешать друг друга.

– Это не в моем характере.

Как раз в этот момент пришел слуга с новой постелью.

Они молча курили и смотрели, как слуга застилает кровать. Когда он ушел, Лейла сказала:

– Иметь много денег и спать сколько угодно – ничего лучшего в жизни не существует.

6
{"b":"30944","o":1}