ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Криштиану Роналду
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Наше будущее
Тринадцатая сказка
Sapiens. Краткая история человечества
Шаман. В шаге от дома
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Вместе навсегда
Школьники «ленивой мамы»
A
A

– Бомба?

– Вожможно.

Ругаясь, Рэд вылез наружу, поднял капот и, вытащив фонарик, начал осмотр. Немного спустя он опустил крышку и залез обратно в кабину, по-прежнему чертыхаясь.

– Это была бомба?

– Да.

Он завел двигатель.

– Што ты ш ней шделал?

– Зашвырнул в лес.

Он выжал сцепление, дал задний ход, развернулся и повел машину с площадки, задержавшись только затем, чтобы наполнить доверху бак…

5

Свою машину он оставил на стоянке в нескольких днях пути, в нескольких мирах оттуда. Он был чрезвычайно высок и худощав, с пышной прядью темных волос над высоким лбом; облачение его казалось излишне ярким для гор Абиссинии. На нем были парусиновые брюки пурпурного цвета и пурпурная рубашка. Даже ботинки и ремень были изготовлены из пурпурной кожи, так же, как и его вместительный рюкзак. Несколько перстней с аметистами украшали его неестественно длинные пальцы. Когда он вглядывался в даль каменистого пути, не обращая особого внимания на холодный ветер, он выглядел почти как поэт-романтик, если не учитывать, что девятнадцатый век лежит где-то за восемь столетий в будущем. Глубоко запавшие глаза горели на его казавшемся почти истощенным лице.

Он отыскал взглядом известные ему скрытые ориентиры. Идя без отдыха целый день, он даже ел на ходу, но сейчас приостановился, так как два далеких горных пика оказались на одной линии, а это означало, что конец пути уже недалек.

Чуть впереди Дорога расширялась, образуя нечто вроде насыпи, уходившей к горам. Он пошагал дальше, уже в том направлении; достиг плоской насыпи и вступил в ущелье. По обе стороны поднимались скалистые стены.

Еще немного пройдя, он миновал деревянные ворота и оказался в небольшой долине. Коровы мирно щипали траву. В дальнем конце долины виднелось озеро. Немного ближе был размещен загон для скота; рядом зиял вход в одну из пещер.

Перед входом сидел невысокий, лысый, очень смуглый человек. Он был невероятно тучным, но его толстые пальцы нежно касались куска глины, вертевшегося на гончарном круге.

Толстяк поднял голову и посмотрел на пришельца, который приветствовал его по-арабски.

– До прибудет мир с тобой, – ответил он на том же языке. – Входи и освежись после дороги.

Незнакомец в пурпурном приблизился:

– Благодарю.

Он сбросил рюкзак и присел на корточки рядом с гончаром.

– Меня зовут Джон, – сказал он.

– А я Мондамей, гончар. Прости меня. Не хочу показаться невежей, но сейчас я не могу оставить этот горшок. Мне понадобится еще несколько минут, чтобы придать ему надлежащую форму. И тогда я принесу тебе еду и питье.

– Не спеши, – сказал пришелец, улыбаясь. – Не каждому выпадает удовольствие увидеть великого Мондамея за работой.

– Ты слышал обо мне?

– Кто не слышал о твоих горшках – совершенных по форме и украшенных небывалой глазурью?

Мондамей не выказывал никаких чувств.

– Ты очень добр, – заметил он.

Немного спустя Мондамей остановил круг и поднялся на ноги.

– Извини меня, – сказал он.

У него была странная шаркающая походка. Джон, держа руки глубоко в карманах пурпурного платья, проводил его взглядом.

Мондамей пошел в пещеру. Через несколько минут он вернулся с подносом.

– Я принес тебе хлеб, сыр и молоко, – сказал он. – Прошу извинить меня за то, что не приму участия в трапезе: я только что поел.

Он наклонился – очень легко, несмотря на свою массивность, – и поставил поднос перед незнакомцем.

– На обед я зарежу козла… – начал он.

Левая рука Джона взвилась с неуловимой глазом скоростью. Его невероятно длинные пальцы вошли в тело Мондамея под правой лопаткой. Проникнув глубже, они вырвали кусок вещества. В это время зажатый в правой руке маленький хрустальный ключ уже стремительно двигался к обнажившемуся участку блестящего металла. Ключ вошел в гнездо. Человек в пурпурном повернул его.

Мондамей застыл. Где-то в недрах его согнутого туловища послышалась череда быстрых щелчков. Джон отнял руку и отодвинулся в сторону.

– Ты больше не гончар, Мондамей, – сказал он. – Но я частично уже активизировал тебя. Прими вертикальное положение.

Мягкое жужжание с потрескиванием раздалось внутри стоящей перед ним фигуры. Мондамей медленно выпрямился и опять застыл.

– Прими первоначальный облик.

Фигура все так же медленно подняла руки и коснулась пальцами затылка. На секунду пальцы замерли, потом двинулись вперед и в стороны, стягивая с обнажившейся металлической пирамиды темную псевдоплоть. Пирамида была многоуступчатая, с большим количеством линз. Потом руки передвинулись к шее, на что-то нажали, потянули. Металл. Снова металл. И кабели, и кварцевые окошки, за которыми прыгали и мигали огоньки, и пластинки, и решетки, и сопла…

Через две минуты вся фальшивая плоть была удалена. И тот, кого раньше звали Мондамеем, стоял перед долговязым пришельцем, сверкая, помигивая, потрескивая и вспыхивая.

– Открой доступ к первому блоку, – приказал человек.

Из нагрудной пластины механизма выдвинулся ящичек, похожий на ящик магазинной кассы. Джон подался вперед, и пальцы, на которых сверкали аметисты, произвели манипуляции с приборами управления в ящичке.

– Зачем ты это делаешь со мной? – спросил его Мондамей.

– Теперь ты полностью активизирован и должен мне подчиняться. Верно?

– Да. Но зачем ты это сделал со мной?

– Закрой доступ к первому блоку. Стань поровнее и займи позицию на том месте, где я застал тебя во время прихода.

Мондамей повиновался. Джон уселся и начал есть.

– Почему я тебя активизировал? – переспросил он через некоторое время. И ответил сам: – Потому что сейчас я – единственный человек в этом мире, который знает, что ты такое.

– В этом отношении было сделано много ошибок…

– Уверен. Не знаю, существуют ли параллельные миры будущего, но к моему времени, из которого я прибыл, ведут несколько вариантов прошлого. Не все они доступны. Когда по боковой Дороге никто не ездит, она зарастает. Разве ты не знаешь, что время – это супермагистраль со множеством въездов и боковых ответвлений. К тому же, схемы Дорог постоянно меняются, и только очень немногим известно, как отыскать нужный въезд…

– Я знаю об этом, хотя не отношусь к числу посвященных в секрет.

– Откуда это известно тебе?

– Ты не первый путешественник такого рода, с которым я встречаюсь.

– Я знаю, что здесь, в твоем ответвлении, гипотеза, над которой разумные люди в моем времени откровенно смеются, оказалась верной. А именно, что в далеком прошлом Землю посетили представители другой цивилизации, оставившие после себя многочисленные предметы. Ты – один из таких артефактов. Не так ли?

– Правильно.

– Далее. Мне известно, что ты являешься сложной машиной-разрушителем. Ты был построен для уничтожения чего угодно: от вируса до целой планеты. Верно я говорю?

– Да.

– Тебя оставили на этой планете. И поскольку никто не знал о твоем назначении, ты принял решение замаскироваться и вести тихую жизнь. Правильно?

– Да. А как тебе удалось узнать о моем существовании и завладеть необходимым командным ключом?

– Мой наниматель – осведомленный человек. Он научил меня законам Дороги. Он и рассказал мне о тебе, и снабдил ключом.

– А сейчас, когда ты нашел меня и применил ключ, что ты собираешься делать?

– Ты сказал, что я не первый такой путешественник, которого ты встречаешь. Я знаю этого человека, его имя Рэд Доракин. И скоро он начнет искать тебя в этом ответвлении. Мне нужна очень большая сумма денег, и я получу ее за убийство Доракина. Но в делах, связанных с насилием, я всегда предпочитал действовать через посредников – живых или механических. На этот раз моим агентом будешь ты.

– Рэд Доракин – мой друг.

– Мне так и сказали. Тем меньше у него будет причин подозревать тебя в плохих намерениях. А ну-ка… – Джон порылся в рюкзаке и вытащил плоскую металлическую коробочку, открыл ее и нажал на пару кнопок. Из устройства послышался прерывистый сигнал.

8
{"b":"30944","o":1}