ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее терпеливо слушали. Когда она умолкла, академик Крейцер сказал:

— Пока трудно проследить связь с событиями на Земле. Но гипотеза очень стройная. Конечно, требуется еще много уточнений, и все же приходится удивляться вашему учителю, его таланту провидца. До сих пор дерево Мокимото является одним из чудес нашего времени, не так-то уж бедного на всевозможные открытия и изобретения. Мы с женой держим ваше ходячее дерево, и поистине оно доставляет нам минуты высшей радости и гордости за гений человека, когда начинает разгуливать по террариуму…

Из лаборатории Вера сразу отправилась в бюро обслуживания — продиктовала компьютеру свое желание по возможности скорее отправиться на Землю.

— Последний рейс в двадцать три часа пятьдесят девять минут по местному времени.

— Оставьте мне место на рейс двадцать три пятьдесят девять.

— Исполняю, — ответила машина, справилась, есть ли багаж, и в заключение сказала, что ее предупредят за пятнадцать минут до отлета рейсовой ракеты.

Вера, по привычке, поблагодарила, хотя знала, что этим загружает каналы памяти компьютера ненужной информацией.

Она тут же вызвала по видеофону Пегги и сказала, что обстоятельства заставляют ее лететь на Землю сегодня.

— О-о! — обиженно протянула Пегги. — Как жаль! А я не могу, мне еще осталось скорректировать небольшой кусочек дна океана в районе Мальдивских островов.

До отлета оставалось около десяти часов. Вера быстро распределила это время: ей надо досмотреть полученную почту, сделать стенографические записи, поговорить с мамой, с Мокимото, провести часок с Пегги, Викой, потом подойдет время экскурсии в космос. Вера старалась не думать об этой экскурсии. Как расстроится учитель, если узнает, а ведь он узнает — Вера никогда не лгала, разве только удастся выбрать время, чтобы сказать, что не сдержалась, что ей так хотелось; Мокимото улыбнется и закивает головой, скажет что-нибудь вроде: «Вот и хорошо. Главное, что ты со мной. Не каждому суждено победить дракона желаний».

Вера принесла к себе в комнату проектор и поработала не больше часа, как вдруг на экране внутренней информации появилось незнакомое мрачноватое лицо.

— Ответственный за выход в открытый космос Ян Дево, — представился мрачный человек загробным голосом.

У Веры сразу пропало желание пойти на рискованную прогулку, вспомнились опасения Мокимото. Главное, сам Дево всем своим видом подтверждал самое худшее, что могло случиться.

— Прежде чем окончательно решиться на прогулку в открытом космосе, советую собраться с мыслями и подумать, готовы ли вы, достаточно ли у вас сил ступить в бесконечность. Всех, кто не переменит своего решения, прошу явиться в зал «три ноля» ровно через тридцать одну минуту. — Прежде чем исчезнуть с экрана, мрачная личность загадочно улыбнулась.

В комнату влетел Вика Крубер, ударился о мягкую обшивку, сделал двойное сальто и сел на пол.

— Так! — многозначительно произнес Вика. — И ты, как и Пегги, даешь задний ход.

— Что-то мне расхотелось в бесконечность, — сказала Вера.

— «Расхотелось»! Слышали все этот жалкий лепет! Мне стыдно за вас перед будущими поколениями! По меньшей мере миллиард землян добивается возможности очутиться в открытом космосе. И когда двум избранницам выпадает такая честь, они, видите ли, празднуют труса!

— А тебе не страшно? — спросила Вера.

— Мне? Ха-ха! Я же астрофизик — межзвездный скиталец. Мое заявление лежит в Космоцентре, и мне сообщили, что у меня есть шансы попасть в экипаж «Первой Звездной». Ты, Вера, никогда не простишь себе, если упустишь такую возможность. Решайся! Ты будешь со мной в двухместном космолете. Здесь их зовут почему-то «тачками». Положись на мой опыт, Вера.

— Ты уже… тебе случалось?.. — спросила Вера.

— Шесть раз, — соврал Вика, — и, как видишь, невредим, только мои горизонты познания распростерлись…

— …в бесконечность, — подсказала Вера.

— Именно, в бесконечность. Если не согласишься, Вера, то…

— …ты будешь глубоко несчастен.

— Именно! Несчастен. Пойми — вдвоем в космосе!

— Сколько длится экскурсия?

— Десять минут, Вера! Всего десять. Но они войдут эпохой…

— …в нашу жизнь?

— Вера, ты читаешь мои мысли. Тише. Кажется, приближается моя сестричка.

Вошла Пегги.

— Здесь демон-соблазнитель? Он тебя, Вера, заманивает в этот противный космос. Неужели ты дашь уговорить себя?

Неожиданно для себя Вера ответила:

— Меня и уговаривать нечего. Мне так давно хотелось. Очень хотелось. И потом, ты знаешь…

— Тогда полечу и я, — заявила Пегги. — Кажется, не было еще ни одной катастрофы?

Вика на это сказал:

— Вероятность катастрофы что-то один к миллиону, но ее шансы все увеличиваются и увеличиваются с каждой новой экскурсией.

Приготовления к выходу в открытый космос заняли два с лишним часа. Почему-то загадочный Ян Дево не показывался всей своей персоной, а по-прежнему давал указания через внутреннюю связь, иногда мелькая на экране видеофона. Он давал указания, как надевать скафандры, прочитал целую лекцию о плавании в гондолах. В помещении, смежном со спортзалом, где ощущалось действие искусственной гравитации, собралось всего девять человек, остальные по разным причинам отказались участвовать в экскурсии.

Вика шепнул Вере:

— Они думают, что полет в ракете и пребывание в колесе может заменить плавание во Вселенной! О Вера, как я рад, что ты…

— …согласилась?

— Да, и что мы будем вдвоем. История космонавтики еще не знает случая, чтобы…

— Еще слово. Вика, и ты останешься один в бесконечности.

— Молчу, как Великий Немой. Кто, между прочим, этот «немой»? Недавно где-то читал или слышал. Звучит торжественно: «Великий Немой»!

Трое изъявили желание выйти в открытый космос в скафандрах, остальные избрали двухместные «тачки».

У Веры часто забилось сердце, когда за ними захлопнулась тяжелая дверь и они с Викой остались вдвоем. Кислородно-гелиевая смесь искажала голоса. Высокопарные фразы Крубера напоминали птичье щебетание. Вера нервно смеялась.

— Шестая кабина! Успокойтесь! — раздалось в репродукторе.

На крохотном экране Вера опять увидела загадочного Дево. Он пожелал счастливого пути. Кабина поплыла к шлюзам, там, в зеленоватом сумраке, они находились около двух минут. Постукивали вакуумные насосы. «Тачка» двигалась и неожиданно останавливалась.

Дево сказал:

— Приготовиться! Мы выходим в открытый космос. Желаю приятных впечатлений.

Вера почувствовала, как дрогнула их «тачка», и они поплыли от «Сириуса».

— Свершилось! — пискнул Вика и, глубоко вздохнув, умолк.

Вера осмотрелась. Кабина напоминала «летающее блюдце», только из стекла. Со стороны солнца стенки автоматически затемнялись. Пол также стеклянный. Вера невольно схватила за руку спутника, увидев под ногами Землю.

Вика успокоил ее, слегка заикаясь:

— Н-не волнуйся. До нее сорок тысяч километров…

От мрачных мыслей Веру отвлек голос Дево:

— Мы направляемся в сторону солнечных батарей. Вы видите сверкающие полотнища. Их площадь — десять квадратных километров. Получаемой энергии с лихвой хватает для нужд спутника и местных заводов, избыток энергии скапливается в аккумуляторах и транспортируется на Землю. Мы остановились в самой оптимальной точке наблюдения нашего спутника, электростанции и уникального металлургического завода для получения абсолютно чистых металлов и шариков для подшипников. Завод полностью автоматизирован. В данный момент к нему подлетает грузовая ракета, чтобы выгрузить сырье и забрать готовую продукцию.

— Вера!

— Что, Вика?

— Ты ощущаешь, как нас обнимает вакуум?

— Разве пустота может обнимать?

— Вполне. Непередаваемое чувство. — Вика совсем оправился, и голос его обрел былую самоуверенность: — Теперь ты, надеюсь, поняла, в чем заключается разница между полетом в ракете, плаванием в «Космосе» и выходом в открытый космос! Стоит только мельчайшему метеориту столкнуться с оболочкой нашей «тачки», — он ободряюще взглянул на Веру и взял ее руку, — и мы — в небытии. Причем все произойдет мгновенно. В этом преимущество….

17
{"b":"30947","o":1}