ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очень симпатичный юноша, — сказал инспектор, — и за его дикой внешностью и бравадой скрыт ум исследователя, талантливого исследователя. — Он посмотрел на часы. — Вот увидите, что ровно через три минуты мы с вами получим анализы. Уверен, что он не только отращивает свою пышную шевелюру.

Действительно, ровно через три минуты на экране компьютера появились клетки синезеленой водоросли в студенистой среде. Клетки стали увеличиваться. Чуть подрагивали гранулы, рибосомы, бусинки ДНК. Там шла сложнейшая жизнь, несмотря на снятие с нее покровов, все еще полная тайн.

Инспектор сказал:

— Жизнестойкость и консерватизм этого творения природы поразительны! За последние три миллиарда лет она, пожалуй, совсем не изменилась. За это время сколько произошло геологических катастроф, какие были климатические перепады, как менялся состав воздуха! Создается впечатление, что на нее не действуют законы эволюции. Как будто в данном варианте природа исчерпала все свои возможности.

— Может быть, природа бережет этот вид для более поздних экспериментов?

— Хорошая мысль! Материал для дальнейших экспериментов! Кстати, такого материала на Земле очень много. И это — признак ее молодости. Что для нашей Земли какие-то три-четыре миллиарда лет! Она еще полна возможностей.

Он опять погрузился в просмотр ленты, затем сказал:

— В свое время эти безобидные с виду растения принесли человечеству много бед. Они заполняли резервуары равнинных гидроэлектростанций, превратив большие водохранилища, содержащие миллиарды кубометров воды, в зловонные лужи. Когда нужда в энергии рек отпала, воду из резервуаров спустили в моря. Зеленая водоросль надолго присмирела, заняла свое скромное место в водах рек и морей. Люди долго не создавали ей условий для чрезмерного размножения. За последнее столетие мы почти полностью справились с задачей невероятной трудности: очистили от вредных примесей наши реки, озера, воздух, почву и как будто помогли природе восстановить нужное ей равновесие сил. Оказывается, то немногое, что осталось нам сделать, приводит к таким явлениям, как нашествие водоросли. Возможно также, что толчком послужили космические причины или изменение состава воды. Например, последнее время в воде наблюдался повышенный процент фосфора. В прошлом году в Средней Европе необыкновенно размножился дубовый шелкопряд. В океане появились новые виды животных — мутанты некоторых рыб, брюхоногих моллюсков, иглокожих. Что-то неприметное для нас происходило и с синезеленой водорослью. Оказывается, многие годы она ждала удобного момента, чтобы предъявить свои права.

— Права? — удивилась Наташа. — Вы говорите таким тоном, будто эти жалкие клеточки в студне действительно имеют какие-то права!

— Ну конечно, Натали. Как и все живое. Права у всех в принципе равные, неравны возможности. Человек пока захватил инициативу, покорил сушу и сейчас ведет битву за покорение океана. Первые шаги сделаны уже давно. Человек пользовался Мировым океаном вначале как средством связи и резервуаром с неисчерпаемым запасом пищи только вблизи берегов. Между прочим, и сейчас мы обрабатываем в основном прибрежную зону, мелководье — шельф; глубины во многом для нас менее изучены, чем космос в пределах нашей Солнечной системы. Нам — я имею в виду человечество, — несмотря на все невзгоды, в общем-то, очень везло, особенно после утверждения коммунистического строя, когда наконец мы могли по-настоящему заняться устройством своего дома — Земли. Теперь — только человек и природа. Две силы. Разум и миллионы случайностей. Пока мы побеждаем…

— Вас все беспокоит эта противная водоросль?

— Ну, уж не в такой степени. С ней мы справимся, хотя будет и нелегко. Могут возникнуть и другие опасности, и там, где мы не ожидаем… Возьмите на пять градусов влево… Вот так, благодарю вас. А теперь давайте постоим над полем бедствия и попробуем выяснить всю серьезность положения…

На крохотном экране видеофона, вмонтированного в панель управления, вновь появилась лукавая физиономия Кости Ложкина.

— Инспектор, вас устраивает мой ролик? — спросил он, щуря глаза.

Было ясно, что его не особенно тревожили анализы и снимки, а очень хотелось поговорить c Наташей Стоун, которую он долго не видел.

— Благодарю, — сказал довольно сухо инспектор. — Утешительного мало: водоросли вытесняют хлореллу, а мы не знаем, что стимулирует агрессию… Извините, Костя… — Инспектор защелкал клавишами компьютера.

Костя тихо сказал:

— Просто отлично, что ты оставила космическую связь! У нас здесь необыкновенно хорошо, все ребята будут рады и особенно Тосио-сенсей, и Ив, и прочие «дикари». Я еще пять дней проторчу в своем гнезде. Звони. Я тебе покажу свои апартаменты… А может, заглянешь? Я живу на рифе, в нем полно всякой живности. Питаюсь, как папуас триста лет назад. Все достаю из воды и варю на ультразвуковой печке. Ты когда-нибудь ела сасими?

— Кажется, ела. Что-то японское?

— Не только.

— Ах, да, сырая рыба!

— Опять не только. У меня сасими из морского рака, с приправами по рецепту Тосио-сенсея.

— Тогда что-то необыкновенное?

— Вот именно. Ну, так до встречи!..

Костя, сверкнув белозубой улыбкой, покинул экран.

Наташа сказала:

— Мы с ним вместе учились еще в школе. Потом разошлись. Он всегда увлекался биологией, а я всем и ничем…

В голосе ее слышалась грусть, что не укрылось от инспектора, и он сказал, не отрываясь от экрана компьютера:

— Мы разными путями находим свое призвание. Одни сразу, со школьной скамьи, другие долго ищут. У вас есть еще время для выбора.

— Мне кажется, я останусь здесь навсегда.

— Не следует утверждать так категорически, но я советую. У нас идет острая борьба как нигде. Очень давно наши предки нарушили связи, установившиеся в природе миллиарды лет назад. Вы все это знаете…

— Вы только что говорили об этом, да и мы проходили в школе.

— Теперь будете проходить в жизни… Сейчас Тосио даст нам полный анализ воды, белка хлореллы, водорослей. Смотрите внимательней! — Чаури Сингх сказал в микрофон: — Пожалуйста, дай содержание клеток сине-зеленой в миллилитре воды.

На желтом экране появилась цифра: 350 000.

— Рост на пятьдесят тысяч за сутки! — сказал инспектор.

— Это средняя, — сказал дежурный по станции, — на мелководных участках

— четыреста тысяч и больше.

— Скверно, Тосио.

— Да, Пьер. Но не будем расстраиваться. После темной ночи приходит утро, а потом — день.

— Мудрая сентенция, Тосио.

— Проста, как жизнь. Я только что читал изречения древних.

— Жаль, Тосио, что мы не можем услышать еще несколько утешительных строк из твоей книги.

— Хорошо, Пьер. Даю ролик анализов. Привет, Наташа!

— Привет и тебе, читающий книги мудрых! Я только что виделась с Костей. Он приглашал меня на сасими.

— Советую. Может, вырвусь и я.

— Вот было бы отлично! Кивнув, Тосио исчез с экрана видеофона. Между тем по желтоватому полю экрана компьютера побежали символы химических элементов по мере возрастания их атомных весов и процентное содержание элемента в воде.

— Даже золото! — сказала Наташа. — Но какое мизерное количество!

— Да, немного на первый взгляд. Хотя каждый день мы добываем до пяти килограммов только с одного сравнительно небольшого участка нашей зоны.

— Вся таблица Менделеева! — с удивлением сказала Наташа. — Я так не любила химию…

Инспектор ничего не ответил и остановил взгляд па последнем ряду формул; на его лице отразилась такая тревога, что Наташа в безотчетном страхе оглянулась по сторонам и тут же успокоилась: что могло им угрожать в такую погоду, на машине с гарантированной безопасностью полета! Даже если они не услышат предупредительных сигналов в случае приближения шквала, не редкого здесь в это время года, то сработает автоматика, и они выйдут из опасной зоны на рекордной скорости. «Колибри» к тому же амфибия… Нет, их жизни не угрожает опасность, да и не такая уж трусиха Наташа Стоун. Просто ее поразило лицо спутника.

2
{"b":"30947","o":1}