ЛитМир - Электронная Библиотека

— Инспектор, что произошло? — спросила она.

— Вы не обратили внимания на присутствие в воде радиоактивных элементов?

— Нет. Эти элементы ведь тоже входят в состав земной коры и встречаются в воде…

— Да, но в каких количествах?

Наташа с тревогой спросила:

— А с Тосио, Костей, Ивом, Антоном ничего не случится?

— На их участках радиация в пределах допустимых норм. И мы примем меры, чтобы она не повышалась.

Чаури Сингх стал отдавать приказания остановить консервный завод на сороковой ферме, вывесить карантинные знаки по границе ее акватории, а также на прилегающих фермах, где разводили креветок и лангустов, приказал лаборантам и дежурному инженеру с завода покинуть ферму и срочно обратиться в пункт врачебной помощи.

— А теперь — домой, — устало сказал инспектор. — Я не помню ничего подобного, такого у нас не случалось много лет.

— Вы считаете, что эти противные водоросли действительно нам угрожают?

— Все очень серьезно, Натали. Очень. Надвигается что-то похожее на катастрофу в Атлантике.

— Не может быть! — сказала Наташа, улыбаясь. — Просто вы устали, инспектор. Думаю, что у вас подскочило давление. Я ведь немного врач, чуть не окончила школу космической медицины.

«Ну какая может быть катастрофа в такую дивную погоду, в наше время!» — подумала она.

Наташа верила во всесилие человеческого разума и могущество техники, и после таких слов инспектор что-то потерял в ее глазах, он уже стал менее загадочной фигурой, ей даже стало немного жаль его.

«Что же произошло в Атлантике?» — подумала она.

Он улыбнулся:

— Тогда вам было четыре года. И дни стояли не менее прекрасные.

— О! Так вы действительно видите… читаете чужие мысли?

— Иногда, Натали. Простите. Это от привычки сосредоточиваться, находить волну, на которой мыслит собеседник. Иногда такой контакт с собеседником происходит помимо моей воли. Особенно когда я устаю и начинаю терять контроль над собой. Не огорчайтесь, вы были правы: теперь не так-то просто захватить нас врасплох… Ну хорошо, хорошо. Так об этой катастрофе. Тогда погибла почти вся жизнь в Карибском море. Произошло это после извержения подводного вулкана, когда в воде появились сильнодействующие яды.

— Неужели яды образовались в недрах планеты?

— Нет. Как удалось выяснить по архивным данным, в семидесятых годах прошлого века в районе вулкана сбрасывались контейнеры с ядами, которые предназначались для военных целей.

— Вулкан вскрыл контейнеры?

— К счастью, не все, а не то бы течения разнесли яд по всему Мировому океану, и трудно сказать, как вышло бы из такой катастрофы все человечество. После этой трагедии люди взялись за очистку вод и дна океана, а также подземных хранилищ, в которых наши недальновидные потомки пытались упрятать и яды и радиоактивные отходы атомных электростанций, хотя и тогда уже знали, что в океане непрестанно движутся водные потоки. Появление радиоактивных элементов в какой-то мере может объяснить и мутации многих животных, замеченные в морях за последние тридцать лет. И может пролить свет на происхождение тигровых звезд. Ясно, что и они мутанты. Вначале тигровки появлялись мелкими группами, затем хлынули целой лавиной и неожиданно для нас уничтожили ценнейшие плантации коралловых полипов у Новой Гвинеи, а следовательно, и все живое там, связанное с жизнью кораллов. В настоящее время звезды почти исчезли. Боюсь, что не навсегда. Теперь вам стала яснее причина моих тревог?

Наташа покачала головой:

— Нисколечко, инспектор. Ведь даже хорошо, что природа не смирилась, а продолжает следовать своему плану жизни. Представляете, что бы с нами стало, если бы океан превратился в спокойную лагуну, а космос раскрыл все свои секреты?

— Если смотреть с таких позиций, то действительно — все отлично. Мне же приходится думать о тех, кто ежедневно получает пищу с наших водных полей. Мы снабжаем пищей около миллиарда людей, Натали, даже больше — все континенты получают более пятисот видов изделий из вод Большой Лагуны.

Наташа Стоун прикрыла веки и покачала головой.

— Нет, я не могу себе представить, — сказала она, — стол, вокруг которого сидит миллиард человек за завтраком или обедом. Воображение отказывается. Стол обовьется вокруг Земли… Вы знаете, инспектор, вот когда я действительно решила остаться с вами, выращивать хлореллу, сражаться с тигровками.

— Я знаю, знаю, Натали…

— Да, вы все знаете, но все-таки это — главная причина.

— В вас, как и во всякой женщине, не иссяк еще инстинкт кормления.

— А я и не подумала об этом! И ведь вы правы. Не зря я пыталась представить себе гигантский стол и за пим — миллиард гостей.

Они засмеялись, довольные друг другом и собой.

— Вот теперь я слышу и ваши слова и ваши мысли, Наташа. Да, вы решили, и решили правильно: вы останетесь с нами… — Он несколько помедлил. — Мои ученики и друзья зовут меня Пьер…

— Благодарю вас, Пьер!

— Тебя! — поправил инспектор.

— Благодарю тебя, Пьер!

— Вот и отлично. Самое лучшее в жизни — приобретать друзей.

— О да, Пьер! У меня всегда было много друзей… Смотрите! — Наташа накренила авиетку. — Смотри, Пьер!

Внизу навстречу в пене и брызгах мчался отряд дельфинов. Они шли журавлиным клином, строго сохраняя равные интервалы.

Инспектор послал приветствие дельфинам и тут же получил восторженный, но неразборчивый для Наташи ответ.

— Протей — сын Протея ведет свой отряд в акваторию китовых акул. На этих безобидных созданий напали косатки. Местный отряд не может с ними справиться.

— Мне рассказывали о косатке — Черном Джеке.

— В высшей степени незаурядная личность этот Черный Джек. Своеобразный революционер. Он боролся за свои права. Его отряд вселял ужас не только одиноким операторам в лабораториях и на фермах, но даже населению плавучих островов. Надо было использовать всю нашу технику, чтобы оградить себя от налетов Черного Джека. Новый вожак — самка, ее назвали Роза, мало чем уступает своему предшественнику. Уверен, что она организовала дальнюю разведку и уйдет, не приняв боя против отряда Протея, вооруженного ампулами и электрическими гарпунами.

— Я видела прирученных косаток.

— Пока косатки молоды, их что-то удерживает возле человека. Думаю, что им льстит внимание и дружба с людьми. Они охотно выполняют несложные обязанности «пастухов», но при этом количество рыб катастрофически уменьшается. Все же в конце концов эти романтики уходят в дальние странствия в Арктику или в Антарктику, поближе к стадам китов. Они охотятся на китов, как некогда наши предки охотились на слонов. Обнадеживающие опыты по одомашниванию косаток ведутся на западном берегу Австралии. Там косатки охраняют пляжи от акул. Все же я не уверен, что они останутся на своем посту, покажись поблизости Роза со своими сородичами.

Их разговор прервал дежурный диспетчер.

— Докладывает Дэвид Тейлор, — послышался самоуверенный голос, и на экране появилось холодное красивое лицо.

— Слушаю, Дэв. Что-нибудь срочное?

— Протей — сын Протея атаковал отряд Розы. Косатки уходят на восток. Есть возможность их атаковать с фланга отрядом Хоха. Мы можем покончить с пиратами одним ударом.

— Ни в коем случае, Дэв. Мы не ведем с косатками войну. Война объявлена только синезеленой водоросли.

— Ну, какая там война!

— Весьма серьезная и более трудная, чем если бы мы сражались с косатками.

— Вы направляетесь к нам, инспектор?

— Будем через час.

— Да вы не один! У меня тоже гости.

— Наталья Стоун — не гостья. Она наша соратница.

— Прошу прощенья и у вас, инспектор, и у Натальи Стоун. Я не хотел никого обидеть.

— Ну что вы, Дэв, — сказала Наташа, — в ваших словах не было и тени обидного.

— Вы правильно меня поняли, Ната, и я чрезмерно рад…

Чаури Сингх перебил:

— Извините, Дэв! Меня интересуют сведения о тигровках.

— Пока не поступало, инспектор. Я распорядился, чтобы посты сообщали немедленно…

3
{"b":"30947","o":1}