ЛитМир - Электронная Библиотека

На середине лестницы раздался мягкий баритон:

— Трое молодых людей с «Золотой корифены»!

Мы остановились.

— Продолжайте восхождение, только одному из вас, идущему посредине, не следует так много говорить и размахивать руками: от этого сбивается ритм дыхания и работа сердца.

Костя покачал головой:

— Вот не было печали! Прямо детский садик. Нас прослушивают и просматривают насквозь!

— Старайтесь настраиваться на положительные эмоции, — посоветовал незримый попечитель.

Костя вспылил:

— Но я не маленький, в конце концов, и привык к резким нагрузкам! Прошу вас не беспокоиться о моем здоровье.

— Извините, но у вас повысились пульс и кровяное давление. Идите медленней, дышите глубже…

Мы с Тосио захохотали. Костя крепился несколько секунд и тоже засмеялся. Тотчас же раздался тот же ровный голос:

— Прекрасно! Все входит в норму. Смех — самое целебное из средств, которыми располагает человек. Смейтесь чаще! Берегите хорошее настроение. Создавайте его сами. Улыбайтесь! Жизнь так прекрасна! Не омрачайте ее тучами отрицательных эмоций!.. — Баритон сделал паузу и продолжал: — В город вы можете войти через любые ворота, но если вы дорожите временем, а кто им не дорожит, то советую следовать по голубым дорожкам к Голубым воротам. Ваши квартиры находятся на сороковой террасе с видом на горы и океан. — Он назвал номера наших жилищ и высказал предположение, что они нам понравятся, в противном случае мы можем располагать номерами любой из гостиниц, а также жилищным фондом для молодоженов.

— Этого еще не хватало! — сказал Костя. — При чем здесь молодожены?

— Для них отводятся самые лучшие квартиры, но они, как правило, пустуют: молодожены предпочитают проводить медовый месяц в путешествии.

— Спасибо. Для нас это не так важно. Мы можем прожить и в палатке, — сказал Костя и прибавил шагу.

— Вы — гости Лусинды! — патетически изрек баритон. Сделав паузу, он сказал: — Прекрасная погода! Не правда ли?

— В конце концов, эта торжественная встреча мне нравится, — сказал Костя. — Как они подобрали голоса! После той дамы — такой отличный баритон. Нет, здесь электроники не без юмора… И посмотрите на эти канны!

Действительно, растения были похожи на факелы трехметровой высоты, на их вершинах горели алые лепестки цветов.

— Вы здесь впервые? — раздался откуда-то вкрадчивый голос, на этот раз пожилого человека, пропитанный таинственностью. — У вас возникает множество вопросов? Задавайте, я охотно отвечу.

Костя поблагодарил и сказал, что мы уже знакомы в общих чертах с городом и его достопримечательностями.

Послышался вежливый смешок мудрого старца.

— Эх, молодежь, молодежь! Вам кажется, что вы переполнены информацией, в то время как, несмотря на ежегодное расширение учебных программ, вы и на одну миллионную не используете емкость своей памяти.

— Все это нам давно известно.

— Подобный ответ приходится выслушивать от девяноста восьми процентов молодежи, которая впервые посещает наш город.

— Мы не первый раз здесь.

— Возможно. Желаю всего наилучшего. Если возникнут вопросы, то задавайте их немедленно, я всегда к вашим услугам.

— Мы вам очень благодарны, — сказал Тосио, — еще нигде на нашей планете мы не пользовались такой любезностью, и нам не хотелось бы обременять вас…

— Ну что вы!

— Лучше всего молчать, — шепнул я. — Это же компьютер Васюкова!

— Да, вас обслуживает компьютер Васюкова, рассчитанный на неограниченное число клиентов…

Костя потянул нас в сторону, прямо через цветочную стену.

Мы выбежали на газон. Навстречу нам летела кавалькада мальчишек и девчонок, сидевших на гиппи-гиппи — механических лошадях, жирафах, бизонах, зебрах, ламах и еще каких-то странных существах из полимеров, созданных конструкторами гиппи-гиппи, с биологическими двигателями. Ребята пролетели мимо, глаза их восторженно горели.

— Эх, хорошая пора! — сказал Костя. — Давно мы не катались на гиппи-гиппи.

На «Корифене» мы совсем отвыкли от говорящих роботов; наш Гарри был лишен дара речи, в случае неисправности в его внутренностях включалась сирена, а тут каждый наш шаг находится под их навязчивым контролем.

Айкити Тосио сказал:

— Конечно, мы поступаем крайне невежливо, отвергая предлагаемые нам услуги, будем надеяться, что наш поступок простят гостеприимные хозяева.

— Да, здесь не заблудишься, — сказал Костя и спросил: — Все-таки как они узнают, что мы не здешние? Видимо, по неуверенной манере. Пошли за этими ребятами, и не вертеть головой по сторонам!

В город вели массивные ворота, облицованные голубой глазурью с мозаичными панно и орнаментом из рифовых рыбок. Мы только покосились на эти шедевры декоративного искусства и, видимо, тотчас же привлекли внимание робота, стоявшего у входа. Он изрек:

— Приветствую вас, славный экипаж «Золотой корифены»!

— Салют! — вяло ответил Костя.

— Для вас отведены квартиры на сороковой террасе, номера 98, 99 и 100. Плодотворного отдыха. — Робот улыбнулся: его круглая физиономия раздалась вширь, линзы прищурились.

— Мы благодарим вас! — Тосио печально улыбнулся.

И все-таки один робот нас не заметил.

Миновав Голубые ворота, мы увидали человекообразное существо в костюме последнего десятилетия XX века. Оно стояло в окружении ребятишек посреди лужайки и строило уморительные гримасы, рассказывая сказку «Храбрый кролик». Дети покатывались со смеху. Мимо проходило множество людей и, улыбаясь, поглядывали на веселую сцену.

Костя шепнул:

— Что я говорил! Больше независимости в движениях. Мы и без него найдем свою террасу. Ага! Извините! — Он обратился к девушке с ластами, перекинутыми через плечо, и попросил указать путь к нашему жилищу. Она окинула его взглядом фиолетовых глаз.

— Счастливого дня! — сказала она, улыбаясь. — Я живу в северном районе на второй террасе, в Синем доме. Вы откуда?

— С «Золотой корифены», — ответил Костя.

— Ах, с «Корифены»!

— Да, с «Корифены». — Костя скромно улыбнулся. — Весь наш экипаж. — Он представил нас фиолетовоглазому существу.

— Экипаж?!

— Да, наша троица.

— Простите, а это что такое — «Корифена»? Рейсовый авиалайнер или планетолет?

— Патрульная яхта.

— Ах, оранжевые паруса!

— Совершенно верно. Вы, вероятно, слышали о тигровых звездах? — спросил я.

— Тигровых? Нет, не слышала, я не пользуюсь массовой информацией.

— Все же будьте осторожны, если вам разрешат купаться, — предупредил Тосио.

— Вы серьезно?

Костя стал ей объяснять.

— Да? Как интересно! А мы неделю сажали эвкалипты в Большой пустыне. Все же я попытаюсь выкупаться в море.

На прощанье она еще раз напомнила, что живет на второй террасе, в Синем доме, и, кивнув, побежала к морю.

Мы поднимались в автокаре спиральной дороги, любуясь панорамой Лагуны и гор, затянутых жаркой дымкой испарений. Костя сказал, щурясь от солнца:

— Она из общества «Кенгуру», я заметил у нее значок. Эти ребята много сделали за последние годы. Центральное плато сейчас не узнаешь. Они нашли там воду. Живут в картонных домиках и читают только книги из целлюлозной бумаги, а информацию получают исключительно в устной передаче и путем примитивной сигнализации.

Мы нашли, что во всем этом есть глубокий смысл и надо самим познакомиться с программой общества «Кенгуру», что-то вроде нашего школьного «Зяблика».

И мы с Костей предались воспоминаниям. Общество «Зяблик» ставило основной задачей оздоровить мир посредством тесного общения с природой. Члены «Зяблика» не ели мяса, не смотрели телепередачи, каникулы проводили в лесных заповедниках.

— Да, было время! — заключил Костя. Тосио сказал с улыбкой:

— В Камакуре наша школа стала на защиту осьминогов, и надо сказать, что был спасен от истребления один удивительный вид необыкновенно умных созданий.

Костя сказал, удивленно пожимая плечами:

— А ведь, по сути дела, мы те же «Зяблики» и «Кенгуру». Тосио! Как называлось ваше общество?

38
{"b":"30947","o":1}