ЛитМир - Электронная Библиотека

— «Тайе» — «Океан».

— Что я говорил! И эта фиолетовоглазая — наша, только она смотрела на нас как-то снисходительно. Надо ей внушить, что мы из одного теста. А заодно разузнать, что нового в этом движении. Ну что вы смеетесь? Мною руководит чисто научный интерес. — Он перевел разговор на другую тему, оглядев хмурый горизонт: — Скоро подует ветерок, а мы будем сидеть в этой громадине и сочувствовать плавающим в Лагуне и ее окрестностях. Хотя народ уже убрался. Последняя шхуна идет в гавань. Сейчас примем душ, поедим, затем — визит к капитану «Катрин». Она обещала ждать в пятнадцать. В нашем распоряжении сорок пять минут…

С Костиного лица сошла довольная улыбка человека, предвкушающего уйму удовольствий: в наших микроприемниках послышались сигналы «боевой тревоги». Вечно бодрствующий Чаури Сингх объявил, что новые лавины тигровых звезд поднимаются из океанических глубин на Большой Барьерный риф. Он призывал команды патрульных судов приготовиться к отражению атаки, а всем аквалангистам разряда «А» уже сейчас приступить к разведке и ликвидации передовых отрядов противника (он так и назвал — «противника»). По инструкции, полученной сегодня утром, в случае опасности нападения мы должны были возглавить один из отрядов подводного города, что находится в двух милях к югу от Лусинды, на глубине сорока метров.

Мы пересели в автокар, идущий к морю. Костя поставил рычаг на предельную скорость, и мы ринулись вниз, обгоняя медленно едущие машины. Из них на нас с удивлением глядели жители Лусинды, которые, кстати сказать, славились на все побережье своей медлительностью.

— За мной, ребята! Смотрите! Вон стойла для гиппи-гиппи.

Костя захватил «мустанга», Тосио скакал на «кенгуру», а мне достался шестиместный «ящер» — очень удобный, но тихоходный, рассчитанный на малышей, и я сразу безнадежно отстал. В конце концов мне пришлось бросить «ящера» и бежать к входу в туннель, ведущий к подводному городу. Дорогу показывали вездесущие роботы. Не пробежал я и половины пути, как позади послышалось характерное громыханье и хор веселых голосов:

— Ив, садись!

На моем «ящере» мчались девчонки с «Катрин». Впереди сидела Наташа, ее рыжие волосы развевались, как знамя.

Я сел позади капитана и, конечно, не на седло, а на довольно жесткую спину, и «ящер» рванулся к морю.

— Что с ним произошло? — крикнул я в ухо Наташе.

— Сняли регулятор! — ответила она и спросила: — Куда делись остальные мушкетеры?

Я ответил. Она повернула один из рычагов на шее «ящера», и он стал выжимать из своих двигателей все до последней капли. Регуляторы движения по обе стороны голубого шоссе налились малиновым светом, зазвучали басовые сигналы «смертельной угрозы» и для седоков и особенно для нормальных машин.

Все автокары будто сдуло ураганом с голубого покрытия шоссе. Каждую секунду поперек дороги ложились предупредительные черно-желтые световые шлагбаумы, но мы переезжали их и летели дальше. Не доезжая до туннеля, «ящер» всхлипнул, сбавил скорость и, остановившись, тяжело опустился на брюхо. Девчонки в разноцветных купальниках мгновенно слетели на землю и побежали, преодолевая последние триста метров с завидной скоростью, хотя каждая из них несла довольно солидные акваланги за спиной, электрические дротики в руках, а также пистолеты у пояса. Я бежал рядом с Наташей Стоун.

— Вы патрулируете гавань? — спросил я. И наверное, в моих словах невольно проскользнуло чувство собственного превосходства.

— Нет, Город Осьминогов. Гавань отдана местным охотникам за акулами.

— Но…

Она, повернув голову, улыбнулась, прищурив лукавые глаза:

— У нас разряд «А»! — и засмеялась, прочитав изумление на моей физиономии.

Только метров через пятьдесят я сказал:

— Прекрасно! Тогда вы, вероятно, в нашей группе?

— Да, почти… Вы входите в наш отряд.

— Но Чаури Сингх…

— Да, распоряжение Пьера. Я же родилась в Городе Осьминогов и трое из девчат тоже. Акваланги вам приготовлены на контрольном посту. Мы отправляемся первыми. Мы разведчики! Будем держать постоянную связь. В шлемах гравитационные телефоны!

Кто-то из девушек сказал:

— Прекрасно! Мой Жан сейчас в Атлантике. Можно перекинуться с ним парой слов?

— Сейчас не разрешаю. После… Немедленно выступаем!

Еще больше изумился Костя, узнав, что Наташа Стоун — его командир:

— О женщины! Помнишь, во время шквала? Разыграла полного несмышленыша. А мы-то…

Он не договорил, так как прозвучала команда:

— Прекратить все разговоры! Обо всем подозрительном докладывать мне. Работаем звеньями по четыре человека! За мной!

И новая неожиданность: начальником нашего звена оказалась Лина, фиолетовоглазая девушка из общества «Кенгуру».

Туннель построили главным образом для аквалангистов, живущих в Городе Осьминогов. Он выводил за полосу прибоя и опасный участок коралловых рифов, где сейчас, помимо акул и барракуд, могла затаиться тигровая звезда, к тому же почти непроходимый в часы отлива.

За двенадцать часов, в течение которых мы вышли из игры и расслабились в предвкушении отдыха, Совет охраны морей перебросил в Лусинду и на острова Кораллового моря новейшие модели аквароботов марки «Тритон». Четыре таких экземпляра поджидали нас посреди туннеля: обтекаемой формы, четверорукие, они источали желтый свет; по приказанию Наташи Стоун одного из Тритонов передали нашему звену, и Лина, ухватившись за скобу на его спине, приказала ему плыть вперед по туннелю.

Почему-то это короткое плавание по подводному коридору необыкновенно ясно запечатлелось в памяти. Видимо, немало способствовали тому необычность происходящих событий, шумная команда «Катрин», фиолетовоглазая Лина, роботы-амфибии, а также освещение туннеля. Никогда мне не приходилось плавать в воде такого восхитительного цвета и чистоты. Нас провожали стаи рифовых рыб самой необыкновенной формы и окраски. Туннель скоро окончился, и мы поплыли по Большой коралловой аллее, ведущей в город. На ветвях древовидных кораллов по обеим сторонам рдели лунообразные светильники. Показались первые одинокие здания из стекла и литого базальта — виллы любителей уединения, вынесенные за пределы городской черты. Здесь мы несколько задержались. Автоматическая служба наблюдения и обороны Города Осьминогов передала о появлении большой белой акулы, или «белой смерти», как ее называли наши предки, не располагавшие достаточной защитой в море. Пятиметровая хищница мелькнула впереди и стала ходить по кругу, все время сужая его.

Наташа Стоун, находившаяся со своими «наядами» в ста метрах вправо от нас, спросила:

— Лина, ты видишь «белую смерть»?

— Да! Пусть подойдет поближе, на выстрел, мои мальчики с ней живо разделаются!

— Береги заряды. Испытай своего Тритона. Робот-амфибия ринулся на акулу и поразил ее из ультразвуковой пушки. Парализованная хищница перевернулась кверху брюхом, стала медленно опускаться на дно. Тритон вернулся к Лине, и мы продолжали путь. Костя сказал:

— Серьезный парень наш Тритон. Но я предпочел бы настоящую охоту, один на один.

— И я, — ответила Лина, — но у нас нет времени. Обещаю тебе, Костя, устроить сафари и на белых, и на тигровых акул, и на мако — вот только разделаемся с вашими звездами… Заходи слева и цепляйся за скобу, Тритон потянет двоих…

Костя не заставил себя упрашивать.

Тосио шепнул:

— Он родился под созвездием Мыши. В китайском зодиаке Мышь соответствует греческому Овну.

И он стал рассказывать мне японскую легенду о возникновении созвездий Зодиака: как хитрая мышь приехала на хвосте вола к престолу лучезарной Аматересу О Миками, богине солнца, и заняла первое место среди созвездий. Тосио говорит это не в укор Косте, просто проводит историческую параллель. В его словах сквозят нотки искреннего восхищения талантом нашего друга располагать к себе людей; к тому же плыть нам легко и без помощи робота: в акваланги вмонтированы миниатюрные двигатели, и мы без усилий «висим» на хвосте Тритона.

Командир отряда приказала прекратить «щебет», и отряд теперь поплыл в полной тишине, не считая обычных шумов моря и сигналов стражей города. Мы уже парили над его широкими улицами, между приплюснутых зданий странной архитектуры, соединенных прозрачными галереями. Дома напоминали стилизованных морских животных самой разнообразной расцветки, контрастирующей с пейзажем, — такой дом легко найти. Близились земные сумерки, и свет рекламных панно, указателей наименований улиц стал ярче. В разных направлениях проносились стайки рифовых рыб; они проплывали, не уступая нам дороги, и приходилось притормаживать ход, пропуская эти яркие создания, порхавшие над скверами из декоративных водорослей, клумбами из анемонов, лилий, морских перьев и других видов растительной и неподвижной животной фауны, покрывавших улицы и площади Города Осьминогов.

39
{"b":"30947","o":1}