ЛитМир - Электронная Библиотека

— На этот счет есть приказ Центрального управления.

— О да. Но я просто напомнил патрулям и лаборантам.

— Желаю спокойной вахты, Дэв.

— Благодарю, инспектор.

Когда Дэв Тейлор отключился, Наташа сказала:

— Странный человек. У меня такое впечатление, что он изо всех сил старается не уронить свое достоинство и показать себя только с лучшей стороны.

— Все мы этого хотим, Натали. Хотя ты права относительно достоинства. Сейчас у него экскурсанты из Лусинды, и, конечно, он стремится выглядеть как можно лучше, и поверь, от него все там в восторге… Извини, Натали, познакомьтесь: Серж Берзин, лаборант восемьдесят седьмого участка…

Серж Берзин, с виду мужчина лет семидесяти, только покосился с экрана на Наташу, кивнул и сразу захватил внимание инспектора отрадными сообщениями о небывалом «урожае» устриц…

Наташа некоторое время прислушивалась к их разговору и недоумевала, как такой человек, как Чаури Сингх, может интересоваться какими-то моллюсками.

Потом она вспомнила застолье с миллиардом человек, улыбнулась. Ведь и она ест бифштекс, в котором, судя по рецепту на упаковке, двадцать процентов мидии. И она подумала, что ей надо серьезно заняться самоконтролем, возобновить занятие йогой, и, может быть, под руководством самого Чаури Сингха, который состоит членом высшей лиги йогов… Затем мысли Наташи перенеслись в резиденцию инспектора. Там сейчас весело, Дэв Тейлор холодно-любезен, подавляет всех своей значительностью: главный оператор в отсутствие инспектора распоряжается всей Лагуной, конечно, в известных пределах, но ведь этого не знают экскурсанты.

Недолго думая, Наташа включила большую рубку, где Дэв Тейлор принимал гостей. На маленьком экране видеофона она вначале не разбирала лиц, затем подстроила изображение и невольно улыбнулась: какие это были юные восторженные ребята, какими глазами они рассматривали панели, напичканные электроникой, большой телеэкран, на котором транслировалась жизнь Лагуны! Конечно, многие экскурсанты сами были аквалангистами и им не были в диковинку красоты коралловых рифов, но сейчас, на экране, они, затаив дыхание, увидели настоящий бой дельфина с серой акулой, один на один. Причем дельфин не был вооружен ни ампулометом, ни дротиком.

— С голыми руками! — прошептал кто-то из ребят. Дельфин наносил удары носом в самые чувствительные части акульего туловища, и наконец акула остановилась, словно парализованная, перевернулась кверху брюхом и стала медленно опускаться в глубину. Дельфин пулей вылетел на поверхность.

— Обычная сцена, — проронил Дэв Тейлор, хотя сам видел бой акулы с дельфином впервые. — А теперь прошу внимания, я вас, друзья, познакомлю с самим Френсисом Дрейком. Надеюсь, вы слышали о нем?

— О да, да, конечно! — послышались голоса. В операторскую, тяжело ступая, вошел робот в опереточном костюме, с огромным подносом, уставленным запотевшими стаканами.

— Френсис! — обратился к нему Дэв Тейлор. — Как ты уже догадался, у нас гости с континента. Будь с ними любезен и, пожалуйста, не наступай дамам на ноги.

— Есть, сэр! — прогудел Френсис простуженным басом. — Прошу, дамы и господа! Пейте коктейль «Большая Лагуна». Пусть меня проглотит сам дьявол, если кто-нибудь из вас когда-либо пил что-то подобное. — Выпалив все это единым духом, Френсис замолк. Гости зааплодировали и потянулись за стаканами… Инспектор сказал:

— У Новой Гвинеи вчера поймали тигровую звезду.

— Это вас очень тревожит?

— Не больше, чем все остальное. Я отдал распоряжение вести наблюдение за дном в районе всего Большого рифа.

Наташа вспомнила выражение лица Дэва Тейлора и не могла сдержать улыбку.

— Дэв умеет принять гостей, — прочитал ее мысли и ответил Чаури Сингх.

— Как это вы… — начала было Наташа.

— Извини меня, я опять читаю твои мысли. Все от усталости. Мне следует отдохнуть тридцать минут. Отрешиться от всего.

— Погрузиться в нирвану.

— О нет, Натали. Все не так сложно. Надо только сосредоточиться на чем-то отвлеченном, например, на полете чайки, воссоздать его или вообразить себя рыбой, волной, облаком…

— Совсем просто, Пьер. Иду на посадку.

— Опускайся в малую гавань. Еще раз извини. Я опять подслушал твою мысль: почему у индийца двойное имя — Чаури Сингх и Пьер?

— Да, я подумала так.

— Чаури Сингх традиционное имя, его дают первенцу в нашей семье. Так звали множество моих прапрапра-дедов. Мама у меня француженка, и она назвала меня Пьером. Мама моя иногда приезжает к нам. Она художница по тканям.

«Колибри» повисла над группой мелких островков в окружении рифов. На самом большом островке, площадью около квадратного километра, в густой зелени белели крыши строений. Волноломы соединяли рифы тонкой линией, образуя два вместительных ковша, где стояло десятка три яхт разных типов, от могучих океанских «Сирен» с тридцатиметровыми мачтами до крохотных спортивных «Чаек» с ограниченным районом плавания.

— Опускайтесь в малый ковш. Сейчас туда входит «Тайфун», наша патрульная яхта; они также вытащили тралом небольшую тигровую звезду, увидите, что это за создание.

Наташа нажала на клавишу автоматического спуска, и «Колибри» заскользила по спирали вниз.

ПОЛЕТ НА «СИРИУС»

Доктор Мокимото не любил, когда его сотрудники надолго покидали институт. Он говорил, что тогда рвутся или, по крайней мере, до предела натягиваются связующие нити: «Образуется пустота, которую невозможно ничем заполнить. Человек неповторим, его нельзя заменить. Можно только примириться с потерей. Допустим, вы мне не нужны пока, но все равно ваше присутствие здесь, поблизости, помогает мне, так как я знаю, что вы рядом и можете всегда прийти на помощь». — «Но существуют идеальные формы связи!» — возражали ему. «Да, но все это копии. Ничто не может заменить оригинал…»

Сейчас, подъезжая к космодрому, Вера представила себе лицо своего учителя и улыбнулась. Профессор долго напутствовал ее, предостерегал от возможных и мнимых опасностей. Взяв ее за руку на прощание, он сказал:

— Вера, пожалуйста, прошу тебя, не выходи в открытый космос. Сейчас стало модным плавать в пустоте.

— Да разве я решусь на это? — спросила она его.

— О, не решайся! Никогда не решайся… Профессора мучило сознание, что он направляет слабую девушку в такое опасное путешествие. Мокимото не любил космос, даже воздушным транспортом воспользовался всего один раз — когда получил известие о болезни внука. Он предпочитал древние способы передвижения по земле и воде. На «Сириус» уже летали три его ассистента, а оазис в космосе по-прежнему находился на грани гибели. И вот он с болью в сердце решил отправить туда свою любимую ученицу.

— У тебя, Вера, легкая рука, как говорили наши предки. Что это такое, я до сих пор не знаю, это понятие лежит за пределами логики. Все делают так же, и у них не получается, а берется человек и делает чуть-чуть не так, не по правилам, и у него получается…

Два робота-грузчика взяли из багажника аэробуса довольно большой и тяжелый контейнер с рассадой, семенами, сложным набором удобрений и скрылись в одном из тоннелей, ведущих в недра космодрома. Вера посмотрела им вслед с некоторой тревогой: что, если они доставят ее груз не на ту ракету?

— Ваш билет? — спросил мягкий, вкрадчивый голос. Перед Верой стояла главная достопримечательность Бомбейского космодрома — малиновый контролер. Робот в малиновом камзоле с золотыми пуговицами на две головы возвышался над Верой. Конструкторы придали ему формы «идеального мужчины».

Вера вытащила из кармана брюк овальный жетон. Малиновый контролер только повел «глазами» и сказал:

— Все правильно. Отлет «Сириуса-2» через двадцать семь с половиной минут. Транспорт — синий автокар.

— Благодарю, я пойду пешком.

— Тогда следуйте по синей дорожке. За всеми справками обращайтесь к любому из моих коллег. Счастливого пути.

Вера еще раз поблагодарила обязательного робота.

4
{"b":"30947","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Чего желает повеса
Мальчик из джунглей
Счет
Острые предметы
Без опыта замужества