ЛитМир - Электронная Библиотека

— Наш квадрат, — сказала Наташа Стоун. — Думаю, что мы его не прозеваем, уж очень он нарядно выглядит. Что его тянет к развалинам?

Никто ей не ответил: разговаривать в строю не разрешалось, только командир мог позволить себе подумать вслух. Замолчала и Наташа, подчиняясь общему настроению. Мы плыли над погруженными в полную тьму домами. Только иногда кое-где вспыхивал в незанавешенном окне тревожный огонек испуганного «любителя тишины» и мгновенно угасал, чтобы не привлечь внимания пришельца. Тигровые звезды служили нам хорошими ориентирами, а не то легко можно спутать верх с низом, потерять направление в среде, где чувствуешь себя почти невесомым да еще в полной темноте.

Из штаба самообороны передали, что летающие блюдца, успешно применяя отпугивающие реактивные мины, обратили в бегство двух пришельцев. В числе других экипажей диктор назвал экипаж Веры и Антона, они находились в десятитонном батискафе под номером 1001.

— Счастливое число, — шепнул Тосио и умолк. После небольшого перерыва, когда мы уже подплывали к разрушенной башне Видеоцентра, тот же голос из штаба самообороны обратился к Наташе Стоун, рекомендуя ей только в крайнем случае применять боевые мины и снаряды.

— Наша цель, — сказал он, — удалить пришельца за пределы города. Создано Общество охраны пришельцев, и его члены прислали многочисленные протесты против уничтожения нового вида глубоководного животного. В настоящее время, — продолжал штабист, — продолжается совещание Всемирной ассоциации защиты природы, где вырабатывается отношение к пришельцам. Учтите сложившуюся обстановку: огонь открывайте сразу по обнаружении противника с дальних дистанций. Информируйте нас обо всем.

Капитан рефрижератора передал, что его ловцы тигровых звезд заметили вблизи места работ большое световое пятно; по окраске оно отличается от излучений гигантских фосфоресцирующих медуз. По всей вероятности, наблюдался пришелец…

Действительно, много появилось светящихся медуз, и они сбивали нас с толку. Все же у нашего командира хватило выдержки не открывать огонь по каждому подозрительному пятну.

Наконец в двухстах метрах от развалин башни мы все одновременно увидели пришельца; судя по шуму и щелчкам в наушниках, он обстреливал руины. Что-то ему там не нравилось, и он посылал мощные ультразвуковые заряды на груду битого стекла и исковерканных конструкций.

Контуры пришельца различались слабо, вдали как бы пульсировало голубое пламя.

— Стреляйте хлопушкой! — приказала Наташа Стоун.

— Есть хлопушкой!

Гея подала цилиндр со светящейся желтой головкой. Рядом с ней парила Лина; у нее в сетке тускло светились убийственные рубиновые цилиндры боевых зарядов.

Резкий удар от выстрела отозвался во всем теле. Свет, источаемый пришельцем, закрыло яркое желтое облако.

— Попали! Прямо в него! — крикнула Гея.

— Еще выстрел!

Первое облако еще не рассеялось, как вспыхнуло новое, еще более яркое.

— Недолет! — сказал Питер, закладывая новую петарду.

— Удрал! — проронил Рой. — Хотя…

Действительно, из-за правого края желтого облака затеплился свет, и оттуда вылетел пришелец. Вначале он шел, удаляясь от нас, затем круто развернулся и стремительно помчался на нас.

— Боевым… Красным… Стреляйте… Лучше цельтесь… — с расстановкой, борясь с волнением, проговорила Наташа.

Костя, Тосио и я открыли огонь еще до ее команды. Автоматы посылали десятки снарядов навстречу огненной лавине. Как и в первой стычке, я почувствовал недомогание. Лина медленно стала идти ко дну. Если бы Костя не успел подхватить ее, мы остались бы без снарядов.

Штуцера оказались бессильными против пришельца. Он приближался, только почему-то очень медленно; может быть, разрывы снарядов об ультразвуковой барьер все-таки сдерживали его.

Теперь нас стреляло двое: Костя перехватил у Лины сетку со снарядами, а Лину передал Гее и велел им отойти в тыл.

Рой медлил. Наташа молча посылала очередь за очередью в надвигающегося пришельца, понимая, что Рой должен стрелять наверняка. И вот с дистанции в пятьдесят метров первый рубиновый снаряд с шипением полетел навстречу чудовищу, раздался сильный взрыв. Пришелец стал медленно подниматься, его щупальца расходились, образуя купол парашюта, свет, исходивший от него, стал настолько резок, что невольно щурились глаза.

— Еще… — начала Наташа.

Но в это время грянул второй выстрел. Прошло несколько секунд, и мы увидели, как пришелец буквально рассыпался на части; его щупальца, мантия, также испуская голубой свет, медленно опускались на дно.

— Все! — выдохнула Наташа.

Больше никто не произнес ни звука. Нас тянуло к останкам пришельца. Мы поплыли вперед, забыв о благоразумии, и чуть было не поплатились за это.

Спас положение Тосио:

— Стойте! Подплывать близко опасно. Его кровь должна быть ядовита!

Мы как раз подплыли к причудливому голубому кружеву — сгустку крови. Кровь светилась.

Разорванное на куски чудовище продолжало жить, конвульсивно сжимались двадцатиметровые щупальца, на их концах горели добавочные рубиновые глаза. У меня не оставалось сомнений, что пришелец сродни тигровой звезде, одна из ее более совершенных разновидностей.

Наташа передала в штаб самообороны о гибели пришельца.

Ей ответил все тот же знакомый голос:

— Вы находите, что иначе поступить не могли?

— Да.

— Ну что ж, ничего теперь не поделать. Достанется нам от этих двух покровителей пришельцев, но как-нибудь отобьемся. Направляйтесь к нам, тут заваривается новая каша…

Мы развернулись на 180° и поплыли к штабу самообороны, занимавшему здание муниципалитета. Лина почти оправилась. Она плыла, держась за скобу пушки, укрепленной на электромониторе. За скобу уцепились также Наташа с Герой. Костя плыл рядом с ними, развлекая красочными подробностями битвы, которые ускользнули от нашего внимания. Как он уверял, пришельцев было два: один, более робкий, удрал после первого разрыва желтой петарды, второй решил разделаться с нами и поплатился за это.

— Как все же это жестоко с нашей стороны! — сказала Лина. — Может быть, это единственные экземпляры нового вида и с ними можно было найти контакты.

Костя ответил:

— Что касается гибели, то боюсь, что все произойдет наоборот: из каждого кусочка вырастет новый пришелец. Разве ты не видишь явную связь между тигровкой и этим джентльменом?

Мы вчетвером плыли замыкающими.

Вспыхнули луны, светильники вдоль аллей, появился свет в окнах. Город Осьминогов стряхивал с себя оцепенение.

В муниципалитете наши устроили торжественную встречу. В зале заседаний был накрыт стол. Мэр, видный океанограф Артур Волчин, потомок русских эмигрантов, переселившихся в Австралию еще в начале XX столетия, произнес прочувствованную речь, всячески подчеркивая боевые качества наших воинов и патриотов. Он уверял, что благодаря нам отбиты все атаки пришельцев. Он предложил членам совета установить памятный обелиск с нашими именами на берегу при входе в туннель.

— Конечно, по традиции, в честь великих граждан города памятники осьминогам устанавливались в самом городе, да вы видите, что получается с таким памятником ровно через неделю: его покрывают мшанки, моллюски, известковые водоросли, и через год он превращается в каменную глыбу. Только чудо может помочь нашим далеким потомкам найти обелиск и отдать должное памяти героев…

Он все больше и больше распалялся, а мы сидели и с плохо скрываемой алчностью смотрели на аппетитные блюда — горы устриц, заливное, лангустов, салат, похожий на миниатюрную клумбу. Нестерпимо вкусно пахло черепаховым супом…

Костя шепнул мне, еле ворочая сведенными челюстями:

— Он нас уморит со своим обелиском!

Один из членов муниципального совета, старичок, похожий на Вольтера, предложил:

— У молодых людей да и у всех присутствующих выдалась нелегкая ночь, и я думаю, будет вполне целесообразно, если желающие приступят к ужину и в то же время будут наслаждаться красноречием нашего мэра.

43
{"b":"30947","o":1}