ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот и отлично! — сказал он. — Через пятнадцать минут мы установим пушку и загрузим все необходимое. — Он несколько критически рассматривал нас.

Когда мы поднялись на палубу, он сказал:

— Мы получили множество предложений от весьма опытных акванавтов, но Совет Лусинды предпочел вас, и я одобряю его выбор.

Взгляд этого человека говорил совсем о другом.

Тосио сказал ему:

— Ваша тревога делает вам честь, но..,

— Извините, я отвечаю за всю операцию по спасению экипажа.

— Там наши друзья, — закончил фразу Тосио. — Очень близкие нам люди.

— В данном случае не это имеет значение.

— Вы еще хотите спросить, есть ли у нас права на вождение батискафа.

— Да, подумал и это.

— Права у нас есть.

— Класс?

— Первый «А», все типы машин.

Моряк в желтых шортах с облегчением вздохнул:

— Отлично, ребята! У меня больше нет вопросов.

— И у нас их нет.

— Можете выходить из гавани, правда, это довольно громкое слово для нашей загородки. Вам следует спешить. Вы идете первыми. Извините, я, кажется, загородил вам вход. Человек в желтых шортах как бы нехотя пропустил нас в прозрачную рубку из кварцевого стекла и стали.

В батискафе было просторно. Удобные сиденья, круговой обзор. Нам уже приходилось плавать на таких кораблях в начале этого лета. Они очень послушны и надежны, их литой корпус выдерживает колоссальные давления.

Часть специального оборудования из батискафа вынесли, его кабина стала больше и удобней. Пульт управления напоминал панель компьютера, да здесь и находилась счетно-решающая машина, позволяющая молниеносно решать задачи. Инженеры подключили к ней механизм управления пушки. ЭВМ прокладывает курс, ведет корабль, фиксирует глубину, силу течений, анализирует состав воды и выполняет еще множество операций. Перед пультом — пять вращающихся кресел; нажатием рычажка они превращаются в удобные кровати.

Тосио занялся проверкой навигационного оборудования, картами, Костя — размещением грузов, я проверил работу двигателей и доложил Тосио об их полной готовности. Костя принял последнюю коробку с питательными тюбиками и также сообщил об этом Тосио. Никому из нас никогда не приходило в голову оспаривать у нашего сенсея пост капитана.

В свою очередь Тосио сказал моряку в желтых шортах самым будничным голосом:

— Все в порядке, разрешите отваливать?

— Счастливо. Вы не особенно обижайтесь на мою подозрительность. Сами понимаете, что дело очень серьезное, а вам мы даем самую лучшую машину. — Он кивнул, и на лицо его легла прежняя озабоченность.

Нас взял на буксир быстроходный катер. Он доведет нас до кромки Барьерного рифа, где его отвесная стена уходит в глубину до трех тысяч метров. Здесь оборвалась связь с батискафом Антона и Веры.

Катер быстро помчал нас на восток. В открытый люк летели брызги, врывался теплый ветер.

Мы с Костей в бездействии сидели в креслах. Тосио, повернувшись к штурманскому столику, внимательно изучал внешнюю сторону Большого Барьерного рифа.

Костя сказал весело:

— Вы только посмотрите, кто нас так стремительно мчит!

Действительно, на корме стояло: «Дядя Петя» и порт приписки — Одесса.

Костя тут же завел разговор с командой катера.

Капитан, помощник и механик «Дяди Пети» были с «Симферополя», гигантского холодильника, перевозившего продукты Лагуны в Европу.

Капитан «Дяди Пети» сказал:

— За ночь мы подняли на борт более трехсот ваших звезд. Скоро мы загрузим ими все камеры. Что мы с ними станем делать?

— Найдется применение, — успокоил Костя, — хотя бы получать из них удобрение, но думаю, этим не ограничится их полезность. Вот сегодня мы видели, как одна звездочка очищала подводную часть от ракушек, может быть, даже у вашего морозильника.

— Неплохая мысль, да как ими управлять? Сегодня передавали, что есть новые случаи нападения звезд на людей. — Сделав небольшую паузу, он спросил:

— Это правда, что вы сражались с пришельцами?

— Небольшая стычка. У нас случались встречи и посерьезней… — вмешался Костя.

Тосио помешал ему поведать экипажу «Дяди Пети» одно из захватывающих приключений, происшедших с нашим Костей, он сказал с тревогой в голосе:

— Только бы у них не вышла из строя система регенерации воздуха!

Все притихли, стремясь разгадать, что же произошло с нашими друзьями. Мы гнали прочь черные мысли. Костя нарушил тягостное молчание:

— Скорее всего, у них испортился передатчик. С «блюдцами» это случается. Помните, как мы потеряли связь близ Плавающего острова и какой потом получили нагоняй?..

Из репродуктора послышался тихий, внятный голос, а на экране видеофона появилось похудевшее лицо Чаури Сингха.

— Экипаж «Б-08». Говорит инспектор Чаури Сингх. Вы меня слышите?

— Отлично, Пьер, — ответил Тосио. А Костя добавил:

— И даже видим.

— Ах, это ты, Костя! Приятно слышать твой голос, полный оптимизма. Вот сейчас я и тебя прекрасно вижу, а также Ива. Помните, друзья, что рубеж поисков — на глубине два пятьсот. И ни метра больше.

Тосио ответил:

— Больше «блюдце» не выдержит, знаю, Пьер.

— Отметь координаты района поисков.

Инспектор назвал координаты, и Тосио обвел квадрат на карте красным фламастером. Инспектор повторил:

— На глубине двух с половиной. Предполагается, что у основания рифа база пришельцев. Приемники не выключать. За рифом пользуйтесь гравитатором.

— Есть, Пьер!

Теперь каждое наше слово, каждый звук в кабине слушали десятки людей; судя по нацеленным на нас объективам, поблескивающим в потолке, нас также и видели, даже если бы мы выключили видеофон.

Костя спросил Тосио:

— Ну, а если мы заметим пришельца?

За него ответил Пьер:

— Сделайте вид, что не видите его.

— Но это невежливо.

— Что поделать. При следующей встрече попросите извинения.

Прилив почти закрыл пеструю поверхность рифов, все явственней слышался грохот океанского прибоя. Батискаф стал зарываться носом в волнах. Тосио сказал капитану «Дяди Пети», что отдает буксир и дальше пойдет своим ходом.

— Есть! Принимаю буксир!

«Дядя Петя» проводил нас до линии прибоя.

Мягко захлопнулся люк, наступила тишина. В стекла полился голубоватый свет.

Стрелка показателя глубины медленно поползла вверх.

Тосио сказал в микрофон:

— Вера, Андрей, где вы, что с вами? Отвечайте, мы идем к вам на помощь!

В ответ послышались лишь слабый шум и потрескивание, напоминающие мирный разговор креветок.

ПОД СЕНЬЮ РИФА

Антон выравнивал батискаф, Вера следила за прицелом и, как только светящийся шарик попадал в перекрестие, нажимала красную кнопку на пульте управления.

Подгоняемый отливом, пришелец отступал в сторону океана. Аэрозольные петарды явно пришлись ему не по вкусу: кроме пугающего облака, они распространяли еще и фермент, выделяемый моллюском тритоном, единственным серьезным врагом морских звезд.

После каждого выстрела Антон пытался уйти к Городу Осьминогов, но, как только течение уносило пугающее облако, чудовище бросалось к «летающему блюдцу», и опять приходилось стрелять, и отливное течение уносило крохотное суденышко все дальше и дальше, к кромке Большого Барьерного рифа.

Осталось не больше десятка снарядов. Антон взглянул на светящуюся карту дна Лагуны, и зябкий холодок побежал по его спине: они вошли в один из каналов, соединяющих Большую Лагуну с океаном, и течение мчало их между извилистых подводных берегов вслед за пришельцем. У двигателя не хватало мощности, чтобы перебороть силу течения; нельзя было и всплыть, так как над подводным корабликом уже бушевал прибой.

Мощный прожектор батискафа освещал летевший навстречу правый берег канала, похожий на причудливо вытканный ковер.

Вера притихла, глядя вперед и держа палец возле красной кнопки: пришелец мог остановиться и неожиданно напасть на них.

45
{"b":"30947","o":1}