ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто этот Суворов? — строго спросил Коля, протягивая руку за книгой.

— Не знаешь Суворова? — Боря с состраданием посмотрел на Колю.

— А ты знаешь? Ну-ка, дай-ка сюда свою книгу! Посмотрим, что за Суворов!

Но Боря отдал книгу Левке:

— Прочти-ка, где страница завернута!

Левка взял книгу и сказал притихшим ребятам:

— Суворов был великий полководец.

— Да ты прочти, прочти! — торопил Боря, торжествующе поглядывая на Колю.

Левка раскрыл книжку на завернутой странице и торжественно прочитал:

— «Три воинских искусства! Первое — глазомер! Как в лагере стать, как маршировать, где атаковать, гнать и бить. Второе — быстрота…»

Левка умолк. Минуты две он читал про себя.

Коля возмутился.

— Ну, так не выйдет! Читать, так вслух, а нет — закрывай книжку!

— Прочитай!

— Что там? — стали просить и остальные ребята.

— Ого, ребята! — произнес, наконец, Левка, оторвав глаза от книги. — Вот это, братцы, да! Тут у Суворова было положение похуже нашего. Войска у него было самый пустяк. А к берегу подходит турецкий флот. На кораблях тысяча пушек! Солдат и матросов видимо-невидимо. Что тут делать? А Суворов только посмеивается. Ему сообщают, что турки высаживают десант на песчаную косу. А Суворов говорит: «Пусть высаживаются». И понимаете, ребята, даже стрелять запретил. Говорит, сегодня праздник. Никто ничего не понимает. Офицеры только руками разводят. И вот когда все турки высадились, Суворов подал команду, и сам впереди всех бросился на турок! Вот это была битва! Один русский дрался против пяти турок! Понимаете? Против пяти!

— Ну и как?

— Что ж, Суворов победил?

— Суворов разбил турок вдребезги. Всю турецкую армию сбросил в море!

— Уф! — облегченно вздохнул военный совет.

— Но это еще что! Вот тут картинка, смотрите! «Взятие крепости» называется. Никто еще в мире не брал таких крепостей. Вот послушайте, — и Левка стал читать ребятам о взятии Суворовым турецкой крепости Измаил.

Когда Левка закрыл книгу, Коля вскочил и, обведя товарищей горящим взглядом, спросил:

— Что, знаете теперь, кто такой Суворов? Если он так турок разделывал, то и мы сможем скаутов в лепешку разбить! — Коля вгорячах ударил рукой по камню и запрыгал по поляне, дуя на ушибленную руку.

Колино место занял сияющий Боря Званцев.

— Это еще что! А как он через горы переходил! Вот, ребята, это да!.. Я сразу увидал, что интересная книга. Здесь про всю войну рассказывается. И где артиллерии стоять и про натиск…

Левка перебил Борю:

— Мы эту книгу еще почитаем. А теперь, Колька, не прыгай, а скажи, как наша артиллерия?

Колька вытянулся по-военному, и отрапортовал:

— Артиллерия готова к бою, надо только ее почистить немножко. Порох тоже есть.

— Сколько?

— Целый фунт!

— Бомбы есть?

— Картошка найдется!

— Так. Поручаю тебе и Суну все приготовить.

— Есть! — Коля козырнул.

— Теперь, ребята, вот что! Вчера мы договорились с ребятами из Гнилого угла, они тоже придут нам помогать скаутов бить. Надо бы еще сходить к железнодорожникам и на Семеновскую улицу. Там ребята тоже боевые. Кто пойдет?

— Я! — вызвался Дима Медведев, по прозвищу Димка Шарик.

Приземистый, большеголовый, он, когда сбегал с горы, и правда походил на шар. Когда Димка Шарик в еще двое охотников умчались, поднимая пыль босыми ногами, Левка предложил:

— Ну, а теперь давайте думать, как будем воевать.

— Что тут думать? Как всегда «ура», и все! — воскликнул Коля.

— Конечно.

— Что тут думать, не первый раз!

— Мало мы их били! — раздались возгласы.

— Постой, ребята, — остановил их Левка, — если бы один на один, тогда другое дело. А ведь их придет вся свора! По пять на одного!

Военный совет притих, раздумывая над сложной задачей.

Молчание продолжалось недолго. Коля Воробьев внезапно вскочил на камень.

— Ребята! — срывающимся голосом произнес он. — Ребята! Ох, и придумал же я! Теперь наша возьмет! Вчера отец разгружал вагоны. Яйца из Америки пришли, и все тухлые. А? Бери сколько хочешь.

Левка покачал головой:

— Это нечестно!

— Нечестно? А по пять человек на одного — честно, да?

Членам военного совета понравилась Колина затея. Левка подчинился большинству, но с условием: яйца пускать в дело только тогда, когда скауты нарушат правила войны: станут драться посохами или начнут нападать по нескольку человек на одного.

Хотя военный совет на поляне у Голубиной почты продолжался очень недолго, ребята решили на нем очень важные вопросы, которые впоследствии оказали решительное влияние на ход всего сражения. Босоногий военный совет по достоинству оценил силы врага и послал надежных людей за подкреплением; отдал приказ привести в боевую готовность артиллерию и тайно подготовить новое боевое оружие.

Быстро опустела поляна у Голубиной почты. Левка остался один. Он стоял над обрывом и глядел на каменистое поле, где через несколько часов разыграется сражение. По полю, сгибаясь под тяжестью ноши, прошел продавец редиски с двумя корзинами на коромысле. В тени возле входа в ущелье сидели два бродяги и «резались» в карты. Над бродягами расположился Пепа в окружении коз и козлят. Дальше кипел толкучий рынок.

Левка глядел на поле и старался представить, как будет происходить сражение. Он видел шеренги скаутов и свою братву, лавиной хлынувшую с гор. Конечно, он, Левка, мчится впереди к скаутскому знамени.

«Вдруг не подоспеет подмога, тогда как?» — эта мысль бросила Левку в жар и в холод. Он понял, какую большую ответственность он взял на себя, согласившись выполнять обязанности главнокомандующего.

«Что же делать тогда? Что делать?» — В раздумье Левка опустился на землю и стал перелистывать книгу о Суворове, которую ему оставил Боря. Прочел страничку: понравилось. Стал читать дальше да так увлекся, что просидел на солнцепеке до тех пор, пока не прочитал всю книгу. А когда, закрыв книгу, Левка посмотрел на залитое солнцем подножие сопки, то снова представил себе сражение, но теперь он мысленно разыгрывал его по-иному, по-суворовски. Врагу наносился удар за ударом по всем правилам «Науки побеждать».

«Надо заманить скаутов в ущелье, пушку поставить за скалой! Так! Потом ударить с тыла». — Левка удивился, как это прежде ему не приходили в голову такие простые и ясные мысли.

В порту пушка ударила полдень. Эхо в сопках не спеша повторило гулкий звук выстрела. Левка всполошился: пора нести обед отцу. И, забыв на время, что он полководец и ученик Суворова, Левка побежал что есть духу домой.

По дороге в порт Левка только на минуту заглянул к Воробьевым передать Суну краюху хлеба да посмотреть, как у артиллеристов идут дела. Суна, Колю и его четырех меньших братьев он застал за домом в зарослях гигантского чертополоха. Коля мастерил банник, обматывая тряпьем конец свежеоструганной палки. Сун драил тряпкой, красной от кирпичной пыли, ствол небольшой медной пушки, укрепленной на старом тележном передке. Все четыре брата, очень похожие на Колю, тоже трудились вовсю: двое постарше завладели колесами и надраивали ржавые ободья, двое младших терли кирпич.

Левка засмеялся: вся земля вокруг пушки, пыльные листы чертополоха, да и сами артиллеристы были покрыты пухом и перьями.

— Воробьи… — пояснил Коля Левке.

— Воробьи?

— Ну да! Мы ведь из пушки с прошлого года не стреляли, вот они и свили гнездо.

Сун засмеялся.

— Целую подушку натаскали!

— Больше! Если собрать все, то перина выйдет.

— Ну, ребята, пока я сбегаю в порт, вам надо все закончить, — приказал Левка. — А тебе, Колька, надо будет еще узнать, как дело с «гранатами».

Коля, торжествующе посмотрев на Левку, раздвинул ветви чертополоха:

— Смотри!

— Ого! Три ящика!

— Четыреста пятьдесят яиц! Сам ходил с ребятами. Вот и задержался. Подумал, еще не найдут без меня! Знаешь, какой народ! Все покажи да расскажи…

— Молодец!

— Рад стараться! — Коля выпятил живот и выпучил глаза, Сун и Колины братья засмеялись. Левка тоже не сдержал улыбки.

13
{"b":"30949","o":1}