ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мальчики переглянулись. Их обижал и этот покровительственный тон и напоминание о их возрасте.

Коля, прищурившись, с сожалением посмотрел на Соловьева.

«Посмотрим, кто еще и как покажет себя в бою», — говорил этот взгляд.

Левка раскрыл было рот, чтобы ответить Соловьеву, но тот, увидев, что обидел ребят, заговорил быстро и взволнованно:

— Я знаю, что вы ничего… можно сказать, хорошо и даже отлично действовали. Да у меня обязанность такая. Я должен вас агитировать. Давно собирался поговорить насчет текущего момента и насчет прочего, да все некогда было. А момент, братцы, сейчас самый подходящий, чтобы всю контру к ногтю.

— Знаем! — сказал Коля. — Давно бы надо.

Соловьев улыбнулся.

— Знаю, что знаете. Левка у вас чуть гимназию не окончил, почти профессор; ты, Николай, тоже человек с образованьем.

Коля, самодовольно усмехнувшись, почесал затылок.

— Да и Сун тоже классово сознательный тип, — продолжал Соловьев. — Отсюда вытекает, что дело наше ясное, контру мы всю разделаем под орех, и тогда, ребята, вот когда будет жизнь! Такая жизнь и в самом хорошем сне не приснится. — Соловьев развалился на траве, уставившись в потемневшее небо с редкими звездами, и мечтательно произнес: — Да, будет такое время. Кончится война. Каждый на свое место встанет: кто пахать, кто ковать, кто уголь добывать, а я, братцы, учиться пойду. Приду в самую высшую школу и скажу самому главному ученому: выкладывай всю науку бывшему партизану! Испугается, наверное, старик. Никогда он, поди, такого ученика не видал: в руках винтовка, а сбоку маузер.

— А ты сними, — посоветовал Коля. — Кто же так в школу ходит?

— Придется… И выучусь я, братцы, на инженера. Буду дома строить, большие, красивые. Построю — живи кто хочешь и вспоминай Лешку Соловьева.

— Он залился счастливым смехом, предвкушая радость того далекого дня.

Кеша сбегал к разведчикам за ужином для Соловьева. Соловьев с аппетитом ел похлебку и расспрашивал:

— Ну, а ты, Лева, кем быть хочешь?

— Моряком!

— Хорошее дело. Ну, а ты, Сун?

— Я тоже моряком или доктором…

— Значит, быть тебе морским лекпомом, — решил Соловьев.

— А я механиком буду, — не дожидаясь вопроса, сказал Кеша.

— Замечательно! Механик — это почти что инженер! Ну, а ты, Николай?

— Я буду генералом, — уверенно ответил Коля.

— Генералов нам тоже надо. Что ж, от адъютанта до генерала не так уж далеко…

Беседу прервал дядюшка Ван Фу.

— Ребята, идите сюда — кухню будем заряжать. Завтра кухня тоже будет воевать!

Сун умоляюще посмотрел на повара. Взгляд повара смягчился.

— Тебе чего? — спросил он.

— Совсем ничего. Мы тут думали, кто кем будет после войны.

Повар присел на корточки, всем своим видом выражая любопытство. А когда Сун передал ему содержание разговора, то повар одобрительно засмеялся.

— Это прямо очень хорошо, ребята. Кто моряк, кто доктор, кто механик! Это очень хорошо! Николай будет сердитым генералом! О, я знаю!

Коля шмыгнул носом. Ему очень не нравилось, что повар, говоря о его мечте, лукаво поглядывает на окружающих.

— Ну и буду! Вот увидишь, буду генералом. А вот ты, Ван Фу, интересно, что будешь делать после войны? Буржуев-то не будет? Некому станет парить да жарить!

Повар и виду не подал, что заметил раздражение будущего генерала.

— И-и, Коля! Люди всегда будут кушать. Повар не пропадет без работы.

Кеша ухмыльнулся:

— Вот станешь, ты, Колька, генералом и возьмешь его к себе щи варить.

— Тебя не спрошу!

— Ну-ну! — примирительно сказал Соловьев.

— Да я ничего! — Коля бросил сердитый взгляд на Кешу.

— И я ничего! — ответил Кеша.

Повар выжидательно помолчал, а потом изумил всех, сказав:

— Когда здесь войну кончим, поеду опять воевать!

Ребята удивились:

— Воевать?

— С кем же?

— Куда же ты поедешь?

— Домой поеду. На свою родину! Там тоже надо, чтобы мало-мало порядок был. Ну, пошли кухню заряжать!

ГОРЯЧИЙ ДЕНЕК

Коля проснулся, разбуженный громкими голосами. Левка и Сун что-то наперебой рассказывали дядюшке Ван Фу.

Коля проснулся, открыл глаза и снова закрыл их, ослепленный ярким солнцем. Страшная мысль промелькнула в Колиной голове: «А вдруг проспал?» Но он отогнал ее: «Ничего не проспал, им хорошо лясы точить, спят всю ночь, а тут ни днем ни ночью покоя нет…»

Но заснуть Коля больше уже не мог. Он встал. В десяти шагах, возле дымящей кухни, стоял Левка с новой кожаной сумкой через плечо. Рядом с ним стоял Сун и показывал повару офицерскую саблю в блестящих никелированных ножнах.

— О, это очень страшный ножик! — сказал Ван Фу, притрагиваясь к ножнам и тут же с комическим страхом отдергивая руку.

— Вы не смейтесь! Такой саблей можно что угодно срубить. — Сун с трудом вытащил клинок и стал им наносить удары по кустам, что росли вокруг кухни. Сабля оказалась тупой. Она только сбивала листья да сдирала кору с ветвей.

Повар со смехом спрятался за кухню и, высовываясь из-за нее, говорил при каждом взмахе сабли:

— Ух, как страшно!

— Да ты не умеешь, дай-ка я, — сказал Левка, но и он, взмахнув раза два клинком, с презрением произнес: — Ну и сабля!

Сун подмигнул Левке и, показывая глазами на повара, предложил:

— Давай подарим саблю дядюшке Ван Фу.

— Вот это правильно! А то у него нет никакого оружия… вдруг белые нападут, — и Левка протянул повару блестящий клинок. — Нате, товарищ Ван Фу. Награждаем вас за храбрость!

— Зачем мне такой длинный ножик? — взмолился повар, обеими руками отстраняя саблю.

— Ты его обломай! — засмеялся Сун. — Будешь мясо резать!

Повар взял у Левки саблю, положил ее на железный обод колеса, взмахнул топором, и на землю со звоном полетел обломок клинка.

— Правда, хороший будет ножик, только поточить мало-мало надо! — сказал повар, любуясь своим приобретением.

«Эх, добрую саблю загубили! Как бы она мне пригодилась», — подумал Коля и подошел к товарищам.

— Доброе утро! Выспался? — встретил его Левка.

В глазах у Коли блестели слезы:

— Разбудить не могли… Что теперь про меня подумают?

— Ну не сердись. Богатырев приказал тебя не будить. Хочешь, подарю? Офицерская! — И Левка протянул товарищу сумку.

Коля быстро взял сумку, опасаясь, как бы Левка не передумал. По правде говоря, сумка ему понравилась даже больше, чем сабля. Он быстро надел подарок через плечо и, оправляя, спросил деловито:

— Ну, как там, в засаде?

— Дедушка рассказывал: только один взвод вошел в ловушку, как кто-то без команды взял да и пальнул из винтовки! Беляки назад повернули. Ну, их все равно почти всех положили. Две повозки захватили с консервами да с патронами. Они вон там за кустами стоят. Беляки теперь на той стороне речки окопались и стреляют. Слышишь? Как гвозди заколачивают!

— Из пулемета строчат, — с видом знатока определил Коля. — Пошли посмотрим.

Заботливый дядюшка Ван Фу поманил Колю рукой.

— Пожалуйста, генерал, завтрак готов, только маленько холодный! Извините!

— Не буду я есть, не хочу, пошли скорей, вот напиться бы… — И, хотя ручей журчал в трех шагах, Коля, махнув нетерпеливо рукой, добавил: — Ничего, пошли, потом напьюсь!

— Идем напрямую, через сопку. Тут совсем рядом, — предложил Левка и, не дожидаясь согласия Коли, исчез в кустарнике. За ним юркнул в зеленую чащу Коля и Сун.

Перевалив через гребень невысокой сопки, мальчики очутились в Каменной пади. Коля тщетно искал глазами следы сражения. Казалось, это был самый мирный уголок на земле: здесь все цвело, тянулось к солнцу, гудели шмели, неподвижно застыла листва на ветвях деревьев.

Коля вопросительно посмотрел на Левку, тот понял и показал головой чуть вперед:

— Там. Смотри.

Коля взглянул и остановился пораженный: из травы возле дороги виднелись босые ноги с ярко-желтыми пятками.

— Пошли, не бойся, тут их по кустам много лежит…

36
{"b":"30949","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Соблазни меня нежно
Девушка из тихого омута
Омон Ра
Дорога домой
Фартовый город
Цвет Тиффани