ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чем он знаменит?

— Ну тот кассир из аэропорта в Новом Орлеане. Тот, что увел двести тысяч долларов.

— Этого еще не хватало! — возмутился Кейри.

— Действительно, поклеп неприятный. И это еще далеко не все. Вот сюда. Проходите. Здесь уютно и нет липучих глаз.

Сев за стойку, Томас Кейри вопросительно посмотрел на лейтенанта.

— Что будем пить? — спросил тот.

— Что хотите.

— Тогда виски. Два виски! — крикнул Лоджо бармену.

— Так что еще слышно обо мне?

— Вторая новость более приятная. Вас засекли с дочкой шефа, и, сами понимаете, строятся самые радужные для вас предположения.

— Ну а еще?

— К приятным для вас известиям можно отнести также перевод на тысячу двести долларов, полученный только что. Оплата в главном вестибюле, окно номер три.

— Благодарю за последнюю новость.

— Понимаю: уезжали вы в некоторой спешке. Не прибавить ли вам еще льду?

— Нет, благодарю. И слушаю вас.

Лейтенант Лоджо покосился на бармена, стоявшего у другого конца стойки.

— У меня к вам предложение — работать вместе. Одному невозможно справиться с такой задачей. По крайней мере, труднее, много труднее.

— Давайте для начала уясним.

— Что?

— Задачу.

— Я готов. Как вы догадываетесь, речь пойдет о Паулине Браун, ну не о ней самой, а о ребятах, что ее кокнули. Не так ли?

— Вы думаете, преступники здесь?

— Об этом говорит ваше присутствие на «Глории», мистер Кейри. Таких людей, как вы, не посылают ловить журавлей в небе. Как показало предварительное расследование — их двое. По всей видимости, они пробираются в Австралию или в Новую Зеландию. Кроме бриллиантов они взяли наличными триста тысяч. Взломали сейф. Да что я вам все это объясняю!

Томас Кейри задумался. Отталкивать лейтенанта не имело смысла. «Пусть он считает, что и я охочусь за убийцами Браун, сам же в это время буду нащупывать человека Минотти. Лоджо перестанет путаться под ногами, и в его лице я даже получу неплохого помощника».

— Поймите, что вам будет невозможно одному. «Глория» — плавучий город. Надо «просеять» около двух тысяч людей. У меня же есть осведомители среди команды. Конечно, их услуги будут стоить денег, но игра стоит свеч. Поверьте мне! Вы не раскаетесь. Я — детектив от рождения.

— Хорошо, лейтенант, я согласен. Только давайте договоримся, что вы не станете мешать мне, все свои действия будете согласовывать со мной.

— Ну конечно! — Лейтенант Лоджо радостно спрыгнул с высокого сиденья, потом снова взгромоздился на него и поманил бармена: — Два мартини! Двойных! Нет, нет, мистер Кейри, не беспокойтесь, сегодня я плачу. Сегодня у меня удачный день.

Томас Кейри спросил, желая проверить сообщение Джека:

— Куда все-таки подевался мистер Дешулло? Я ищу его весь день.

Лоджо повел носом по сторонам и зашептал:

— Между нами: его вообще не существует! Я теперь могу вам это сказать. Таких мертвых душ наберется у нас не один десяток. Между прочим, жалованье на них идет.

— Кто же его получает?

— Не будьте таким наивным человеком. Капитан, штурманы, главный механик.

— Значит, это вы мой непосредственный начальник?

— Ах, оставьте, шеф. Начальник вы, я — ваш помощник. Располагайте мною и всем составом административной службы. Вам теперь ни в чем не откажет сам Генри Гудвин.

— Кто это?

— Шеф административной службы. Собственно, второй капитан. Я, если пожелаете, могу посвятить вас в некоторые тонкости нашей работы. У нас, как при княжеском дворе, — уйма интриг! Идет борьба за выгодные места, даже среди стюардов. Везде нужны протекция, разного вида взятки, пресмыкательство. Вы спешите?

— Да, есть еще задание на АТС. Затем — личные дела.

— Про АТС можете забыть, я снял вас с дежурства. Джек хитрый малый, он заарканил вас, отпустив своего напарника играть в скат. Между прочим, игра среди членов команды идет по каютам, и особенно в третьем классе, где иногда попадаются денежные люди. Там можно засечь и нашу клиентуру; если же они птицы более высокого полета — тогда в судовом казино. Вам следует посещать все наши злачные места. Ах простите, кого я вздумал учить! Вероятно, влияет мартини. А недурен напиток? Ну идемте, я вас провожу. Жак, получи!

Отделавшись от Лоджо, Томас Кейри из первого вестибюля позвонил Джейн. Ни ее, ни мисс Брук не оказалось в каюте. Мистера Гордона же он застал в обществе Кинга. Пес, положив страдальчески сморщенную морду на лапы, не спускал глаз с хозяина, сидевшего за письменным столом.

— А, Том! Наконец-то! Раз пять звонила Джейн. Я только что пытался разыскать вас на АТС. — Он положил на исписанный лист бумаги вечное перо.

— Судя по вашему утомленному лицу, вы опять столкнулись с некоторыми трудностями?

Выслушав Томаса Кейри, мистер Гордон сказал:

— Из всего самое важное — предложение лейтенанта Лоджо. Вы правы. Под видом розысков убийц этой Браун можно заняться людьми Минотти и Чевера. Я, поразмыслив наедине, пришел к заключению, что на судне должны находиться несколько лиц. Люди, подобные Минотти, тщательно продумывают операции подобного рода. Болезнь, смерть, несчастный случай с одним может перечеркнуть все планы. Нет, на судне находятся, по меньшей мере, трое. Я думаю, они намерены утопить, поджечь либо взорвать судно в середине плавания.

— Любопытно, а почему?

— Должно создаться впечатление, что судно было отлично подготовлена к плаванию, надежно и только нелепая случайность, не зависящая от судовладельца, привела к катастрофе.

— Логично…

— Так что у нас с вами есть минимум месяц-полтора на предотвращение несчастья. Максимально используйте лейтенанта Лоджо, он обуреваем мечтой о богатстве и славе, такими рычагами нельзя не воспользоваться. — Он улыбнулся. Кинг, уловив хозяйскую улыбку, завилял обрубком хвоста. — Вот и Кинг согласен. В нашем мире нет стимулов более сильных. Что же касается ваших посещений нефтепромышленника, кинозвезды и прочих пассажиров, то вы черпаете материал для своих будущих книг, так сказать побочный продукт. Итак, Том, все пока идет превосходно, лучше не придумаешь. Я вот тоже не сидел без дела, видите, сколько испортил бумаги с фирменным знаком судоходной компании «Чевер лайнз». Я пытаюсь понять психологию главных героев. Особенно труден для меня мистер Чевер. Ради чего отец решает так хладнокровно и расчетливо убить единственную дочь? Может, он делает это отчаявшись, ожидая неминуемого краха, потому и решает пожертвовать дочерью для спасения своего имени, богатства, положения?..

Томас Кейри кивнул:

— Все это он может сохранить, получив колоссальную страховку!

— Только надеется получить, но ее могут еще и не присудить. И ему необходимо все обставить с таким расчетом, чтобы у комиссии экспертов не было даже малейших подозрений в злом умысле. И вот здесь у мистера Чевера главный козырь — дочь. Кто может поверить, что он задумал потопить судно, на котором плывет его единственное дитя? Возможно, Чевер идет на преступление ради другой, более сильной любви, а может, из-за всепожирающей алчности. Тут есть над чем подумать, Том…

— Трудно себе представить более страшную, бессмысленную жестокость!

— Милый Том! Я не отсылаю вас к примерам из английской истории, которые использовал в своих трагедиях великий Шекспир. Сотни лет спустя жестокость становится изощреннее, принимает глобальный характер. Наше общество, несправедливое в своей основе, способно на все, чтобы сохранить себя. Вспомните первые взрывы атомных бомб над мирными городами Японии, войну во Вьетнаме, политические убийства, стравливание африканских народов, подготовку к новой мировой войне. Так что Чевер и Минотти созданы по образу и подобию породившего их общества. Но в этом обществе есть и противоборствующие силы, и мы с вами их представители. Наша беда, что мы пока сражаемся в одиночку, стремимся победить не глобальное зло, а только жалкие его крупицы… Я вас опять заговорил? Хорошо, отпускаю. Идите к Джейн и уговорите ее сойти на берег и остаться в Гонолулу.

29
{"b":"30951","o":1}