ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Благодарю, отец Патрик, — сказала мисс Брук, — я уже помолвлена. К тому же я не любительница случайных знакомств.

— Ничто не случайно в этом мире, дорогая Лиз. Все управляется волей божьей… — Он поднял глаза к потолку и вздохнул. — Пожалуй, пора выезжать. Я заказал второй завтрак по телефону в горном отеле.

— У меня в самом деле болит голова, — сказала Джейн, с надеждой поглядев на мужа и мистера Гордона.

— Это оттого, что вы засиделись в комнатах. На воздухе все пройдет, — сказал отец Патрик. — К тому же у вас букет орхидей, вызывающих головную боль. Здесь есть абсолютно безвредные сорта, и запах гораздо тоньше. Их вывели ботаники в местном ботаническом саду. Я обязательно раздобуду вам букет, и цветы простоят в вазе более месяца. Прошу вас, Джейн, Том, Лиз, мистер Гордон! Внизу поданы две машины и ваш «понтиак», профессор.

Мисс Брук сказала:

— Только с условием: не сажайте меня с вашим хваленым молодым человеком. Я поеду с Джейн и Томом. Мистер Гордон поведет машину.

— Как вам будет угодно. Я поеду первым, так как знаю окрестности. Молодому человеку отказывать неудобно, он так рассчитывал на прогулку в хорошей компании.

— В хорошую компанию не навязываются, отец Патрик!

— Моя вина, Лиз. Мне так неудобно. Все оттого, что я всегдашний враг условностей. По мне, все люди — братья… — Клем до того вошел в роль, что зашмыгал носом и полез за платком.

— Да пусть едет, — сказала смущенная мисс Брук. — У него же отдельная машина.

— Да, да, Лиз! Мальчик не помешает, уверяю вас, Как вы великодушны, Лиз!

Джейн сказала:

— Мне надо переодеться. Ты поможешь мне, Лиз?

— Ну конечно! — с радостью отозвалась мисс Брук.

И они вышли из гостиной.

У отца Патрика расстегнулась и перекосилась на подвесках кобура, он чувствовал, как из нее понемногу выскальзывает пистолет. Он сунул руку под сутану.

— Что с вами? — спросил Томас Кейри. — Вам плохо?

— О нет! Межреберная невралгия. Странно: ребер нет, а я их чувствую. Извините, я тоже оставлю вас. Следует предупредить молодого человека, что он поедет один. Парень будет сильно разочарован. Жду вас внизу.

— Для чего-то отцу Патрику понадобилась эта прогулка, — сказал мистер Гордон. — Ему нужно также, чтобы с нами поехал еще кто-то. Помимо всего, я наблюдаю у него повышенный интерес к нашим делам. Создается впечатление, что он занялся нами не случайно. Что вы на это скажете, Том?

— Могу только добавить, что у него под рясой спрятан пистолет. Кажется, кольт. И сейчас он держался не за ребра, а поправлял кобуру.

Сообщение Томаса Кейри ничуть не удивило профессора, он только с улыбкой покачал головой:

— Вы, Том, поистине родились в сорочке, хотя у меня еще раньше возникли сходные предположения и я на их основании заехал в оружейный магазин и приобрел парочку револьверов и сотню патронов к ним. Думаю, этого достаточно на первый случай?

— Не намерены ли вы учинить пальбу в присутствии женщин?

— Том! Как вы можете так шутить? Ну конечно нет! Но если возникнет необходимость? Если жизни Джейн и Лиз будет угрожать опасность? Словом, если нас вынудят защищаться?

— Только в крайнем случае. — Томас Кейри осмотрел фигуру профессора. — Где вы спрятали пистолеты?.. Не в кобурах под мышками, как носят гангстеры и детективы?

— О нет, Том. Хотя, думаю, нам с вами придется использовать их опыт. Сейчас они лежат в машине под сиденьем.

— «Понтиак» открытый?

— Не бойтесь, не стащат: там Кинг. Вижу, Том, что вы решили не ехать на вулкан и в джунгли?

— Ни в коем случае, Стэн. Мы просто покатаемся по городу. Дамы попросят завезти их в магазины. Словом, надо протянуть время. Если бы мы были с вами только вдвоем, то я бы рискнул отправиться с отцом Патриком.

— И я, Том. Вот и наши дамы! Они очаровательны! Я беру назад свои слова относительно ожерелья из раковин. Оно вам, Джейн, необыкновенно к лицу и гармонирует с платьем. И вы, Лиз, составляете Джейн прекрасную пару по красоте и изяществу.

Джейн спросила у профессора, когда они вышли из номера:

— Неужели отец Патрик — человек Минотти и моего бывшего отца? Что ему от нас надо? Зачем у него оружие?

Мистер Гордон ответил:

— Думаю, что очень скоро мы все узнаем. Глядите весело, девочки! Ничего плохого не случится, если мы будем осторожны…

На стоянке машин возле отеля их поджидал отец Патрик!

Томас Кейри, усадив жену и мисс Брук в машину мистера Гордона, сказал ему:

— Извините, святой отец, но наши дамы себя плохо чувствуют, и мы решили только прокатиться по городу. Где же ваш юноша?

Отец Патрик смиренно улыбнулся:

— Уехал, как только я намекнул ему, что ваши планы изменились. Ведь я, дорогой Том, привык читать в сердцах. Желаю вам приятно провести время.

— Так едемте вместе!

— Только не сегодня, Том. Раз изменились ваши планы, то и я, пользуясь случаем, решил сегодня отдохнуть, предаться размышлениям. Иногда мне просто необходимо остаться одному где-нибудь в глухом месте, лучше всего на берегу океана, там моя бренность встречается с вечностью. А может быть, посмотрю виндсерфинг. Пусть вам не покажется странной любовь служителя церкви к созерцанию грации, силы и бесстрашия. Если вы сами надумаете посмотреть прибой и катанье на досках, то езжайте по главной улице, она переходит в магистральное шоссе, которое и приведет вас к океану. Ну, желаю хорошо провести время, а я покопаюсь в моторе, кажется, что-то с зажиганием, а в конторе заверяли, что машина в идеальном состоянии. Видите, при всем желании я бы не мог сейчас сопутствовать вам. — Он открыл капот.

Как только машина Гордона отъехала, отец Патрик, послав проклятие ей вслед, с силой захлопнул крышку и, юркнув в кабину, вытащил из пасторской сумки миниатюрный радиопередатчик.

— Эдуардо! Это я, Клем! Ты меня слышишь?

— Как дела?

— Видишь ли… Первый вариант отпал.

— Ты что, опять нагрязнил?

— Все идет чисто, Эдуардо.

— Смотри, Клем!..

— Клянусь святым Патриком!

— Заткнись со своим тезкой! Что случилось?

— Ничего особенного. Бабьи капризы.

— Ты подсадил к ним Мадонну?

— Пробовал…

— Не мямли!

— Отшила, чертовка! Я же говорил, что его рожу можно показывать только издали.

— Заткнись! Дальше что?

— Пустил в ход второй вариант. Выезжаю за ними. Они задержались у светофора. Катят по прямой, к центру.

— К дьяволу твой центр! Едут к океану?

— Еще не знаю. Уговаривал их посмотреть виндсерфинг.

— Должны, должны! Ты должен был уговорить их ехать на вулкан. Там ждет Фрэнк с грузовиком. Срочно переходи к перевалу.

— Понял. Помолчим пока, трудно управлять…

Клем ехал в потоке машин, держа на виду идущий в ста метрах впереди «понтиак» с откинутым верхом, и мысленно вел разговор со своим шефом, не скупясь на самые сильные выражения.

С самого начала Клему не понравился сложный и негибкий план Эдуардо Антиноми. Малейшая случайность могла сорвать выполнение любого из его вариантов. Сам Клем (в самом деле бывший когда-то проповедником отцом Патриком) считался сторонником тонких методов, не оставляющих явных улик. Не зря он воспитывался в школе иезуитов и целый год работал в миссионерской миссии на Филиппинах. Из него мог получиться почитаемый святой отец, если бы он коротал вечерние часы за чтением отцов церкви, а не в салунах и других непотребных местах, если бы не его страсть к азартным играм и явная склонность к попранию церковных и светских законов.

«Понтиак» проскочил мимо самого большого универмага и свернул в сторону торгового центра.

— Клем! — вновь услышал он голос шефа. — Как там у тебя?

— Шпарим через торговый центр.

— Дамам захотелось приобрести сувениры?

— Видимо, Эдуардо.

— Вариант с машиной, похоже, сгорел.

— Не может быть!

— Фрэнк не отвечает. Боюсь, грохнулся в пропасть.

— Думаешь, ему помогли люди Барреры?

— Все может быть. Задействуем третий вариант. Где Мадонна?

40
{"b":"30951","o":1}