ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Точно такое я видел по телевизору, — сказал Малютка Банни, — только там было синее дно, а здесь — красное. — Банни осторожно взял один из пистолетов, внимательно осмотрел и положил на стол, рядом с ним разместил и все остальное содержимое двойного дна.

Стюард, затаив дыхание, следил за каждым его движением, качая головой и поджимая губы. На лбу у него поблескивали капельки пота.

— Ну а теперь? — спросил он робко. — Куда все это?

— Выброшу, Рой. Да тут еще не все. Загляни-ка в шкафы, там где-то должна находиться кобура с кольтом.

— Сейчас, Банни, сейчас. Вот что за фрукт, оказывается, этот Антиноми!

— Давно ты стал плавать, Рой?

— Первый рейс… Служил в ресторане, работал шофером, собирал цитрусовые, горбил в порту… Нету здесь ничего, Банни. Да чем только я не занимался! Был сэндвичменом, собачьим парикмахером… Нету, Банни, никакого кольта…

— Заглядывай во все углы, это и в твоих интересах.

— Думаешь?

— Все может быть, Рой. Ты помогаешь мне сорвать у него крупнейший подряд… Дома давно был?

— С тех пор и не заглядывал. Не с чем было приезжать, Банни. Мои старики живут плохо. На меня, наверное, надеются, а я, видишь…

— Ничего, Рой, я тебе помогу подняться. Возьму к себе в конюшню. Я теперь держу скаковых лошадей, Рой. Подфартило!

— Ой, Банни! Правда?

— О чем разговор, Рой…

Кобура с кольтом нашлась в коробке из-под туфель. Малютка Банни, осмотрев кольт, удивился:

— Смотри-ка, Рой! Он у него и тут со снятым предохранителем. Уж такая, видно, привычка, чтобы не терять ни сотой секунды. — Малютка Банни поставил пистолет на предохранитель и положил обратно в коробку. — Вот теперь, наверное, все, — сказал Банни. — Автомат взяли у Клема. Пожалуй, все, и мы в коробку все и сложим. Нет тесьмы, чтобы перевязать?

— Не знаю, Банни.

— Поищи.

— Галстуком?

— Идея, Рой. Давай вон тот серый. Все же одну чертову машинку надо взять с собой. На время, Рой. Неизвестно еще, как у нас обернется дело. Убери все, как было, и поставь на место. Ну вот и порядок. Сколько там времени?

— Девять двадцать.

— Детское время.

— Вдруг придет?

— Не бойся.

— Ты его убьешь, Банни?

— Не собираюсь, а надо бы.

— Не надо, Банни. Отвечать придется.

— Не буду, Рой. Скажи, сколько он тебе обещал за охрану своей конуры?

— Тридцать долларов.

— На держи сорок. Теперь садись, и давай выпьем за встречу.

— Вдруг…

— Он сейчас ужинает, а потом застрянет в казино. Выпивка здесь классная.

У Коротышки Роя дрожали руки, когда он разливал виски в стаканы.

— Ну так за будущее, — сказал Малютка Банни. — За твое и за мое. У меня оно как будто неплохо наклевывается. Ты женат?

— Был, Банни, два раза, да все понапрасну…

— Женишься в третий… Теперь уходи. Я за тебя подежурю. Я живу в каюте 778. Заходи, поговорим. Ну давай пять!

— Мне бы его следовало увидеть… рассчитаться…

— Дело есть дело, ты прав, Рой. Вот возьми.

— Банни! Здесь сотня!

— Бери, Рой.

Тряся щеками, жалко улыбаясь, Рой вышел из каюты 481.

Встреча с Коротышкой Роем нарушила все планы Малютки Банни. Теперь он не мог уйти: тогда Антиноми сорвет на Рое все зло, чего доброго, обвинит того в воровстве. «Придется дождаться и объяснить этому нечеловеку. А ведь и правда: „Антиноми — значит „против человека“, „нечеловек“ или что-то в этом роде. Надо же! Как ловко подошла к нему фамилия! Неужели весь род у него такой?.. Объяснить, значит, ему, что Рой здесь ни при чем, что я выставил его отсюда. Ждать — так не будем время терять“. И он налил себе немного виски, разбавил из сифона содовой. Выпил и стал думать о мисс Брук. Собственно, из-за нее он и ввязался в это рискованное дело. Будь на ее месте кто-либо другой, он не стал бы так рисковать. Теперь весь клан Минотти станет мстить. Разорят. Убьют…

Думая о своем возможном печальном конце, Малютка Банни все же улыбался, зная, что все, что он сейчас делает, будет одобрено прелестной мисс Брук, если она каким-то чудом узнает. Малютке Банни нестерпимо захотелось поговорить с мисс Брук, хотя бы перекинуться с ней парой фраз. Но когда он, набрав номер телефона, услышал ее голос, то лишился дара речи, покрылся испариной и на ее нетерпеливое «алло» издал только нечленораздельный мык и опустил трубку на рычаг. Посидел несколько минут, ругая себя за трусость, потом позвонил Бетти и попросил передать Нику Лоджо, что у него все в порядке.

— Что значит в порядке? — В голосе Бетти слышалась настороженность.

— Ник знает. Он не забегал, мэм?

— Ну как же. Какой-то он сам не свой. Что вы с ним затеяли, Банни?

— Ничего особенного, мэм. Он просил меня кое-что разузнать, вот я и разузнал. Так что все в порядке, мэм. Извините, ко мне пришли…

Звякнул ключ в замке. Банни поставил коробку с пистолетами под стол, уселся поудобнее.

Увидев незваного гостя, Антиноми по привычке сунул было руку под пиджак и быстро вынул: впервые, за много лет он вышел без оружия.

— Рад тебя видеть, Банни, — начал он, ища глазами стюарда. — Я знал, что ты придешь и мы наконец договоримся. Скажи, Банни, ты не застал здесь толстого, мордастого малого?

— Застал, Эдуардо. Он здесь у тебя дрых, ну я и попросил его идти досыпать к себе. Между прочим, этот мордастый малый — мой старый друг Рой Коллинз.

— Извини, Банни, не знал, что у тебя везде друзья. — Антиноми быстро прошел к шкафу. — Я сменю туфли, Банни, жмут, проклятые.

— Не трудись, Эдуардо. Кольт у меня. И ампулометы — тоже.

Антиноми уперся спиной в шкаф.

— Что все это значит, Банни?

— То, что ты проиграл, и слушай внимательно, что я тебе скажу.

— Ну, ну, выкладывай. Послушаем.

— Ты прекращаешь свою подлую охоту на моих друзей.

— Допустим. Ну а что я за это получу?

— Спокойно унесешь свои ноги с судна и больше на него не сунешь носа.

— Ах, Банни! Что ты за наивный парень! Да все они давно, и не мной, списаны в расход, эти твои друзья. Брось думать о них.

— Ты, Эдуардо, сейчас должен думать о себе, я даю тебе последний шанс. Садись, время у тебя еще есть, прикинь, подумай.

— Банни, говорю тебе как другу, не вмешивайся ты в это дело. Обратного хода мне нет.

— Придумай. Уплати неустойку. Или что там у вас полагается?

— Голову надо будет отдать! Свою голову, а она мне еще нужна, Банни.

— Чтобы думать, Эдуардо. Твои карты биты. Сам видишь.

— Задал ты мне задачу, Банни. Выпьем, может, что и придумается. — Антиноми старался всеми силами тянуть время. Он выбирал нужный момент, чтобы нанести неотразимый удар. Он знал приемы каратэ, с помощью которых противник почти мгновенно терял сознание или лишался способности к сопротивлению. Мешал стол. Надо было подойти ближе. Антиноми встал со стаканом в руке: — За твое благополучие, Банни!

— Сядь! — строго прикрикнул тот.

— Да ты что? Кто у кого в гостях?

— Ты, Эдуардо. Сядь и не шарь рукой под столом. Пистолеты в коробке хорошо завязаны твоим галстуком. Надеюсь, ты не против?

— Какие разговоры? Распоряжайся здесь всем. — В голосе Антиноми послышалась зловещая мягкость. Он медленно выпил и, ставя стакан, молниеносным движением раскрытой ладони левой руки нанес удар в дыхательное горло. Малютка Банни успел отклониться вправо, и удар пришелся вскользь, железные пальцы только ссадили кожу на шее. Малютка Банни упал вместе с креслом, выпустив из рук ампуломет. Лежа, он видел, как Антиноми рванул картон коробки, выхватил кобуру, расстегнул и выхватил кольт. Никогда Малютка Банни не забудет выражения его лица — торжествующего, неумолимо жестокого. Гангстер наслаждался, глядя, как его поверженный противник лихорадочно шарит рукой по ковру, не спуская глаз с кольта. Наконец Малютка Банни накрыл своей широченной ладонью крохотный ампульный пистолетик, и тут Антиноми нажал на спуск, лицо его исказилось, он жал изо всей силы, но выстрела не было. Наконец он понял, в чем причина, и привычно, большим пальцем, сдвинул предохранитель. В этот миг грудь его словно обожгло раскаленным железом. Он закачался, но устоял на ногах и стал медленно поднимать вдруг отяжелевшее дуло пистолета, шепча деревенеющими губами:

52
{"b":"30951","o":1}