ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Виски приятно освежает.

— Еще бы!

— Ты запомни, Клем, на свежий котелок: все, о чем ты сейчас подумал, надо выбросить за борт вслед за Эдуардо. А не то!.. — Банни так резко поставил стакан, что виски выплеснулось из него на стол.

Клем глуповато улыбнулся:

— Ты что, к Харрису переметнулся?

— Ни на кого я не работаю, Клем. Эти люди теперь мои друзья.

— И даже негр?

— Не скаль зубы! И негр, и Том, и остальные. Даже их пес. Если я только замечу, то…

— Понятно, Банни. Вот не ожидал. Уладим, Банни…

— Я это знал, Клем. Парень ты сообразительный. Пятерки, наверное, получал у отцов иезуитов?

— Учился я здорово, Банни. Отец Августин говорил, что меня ждет завидная карьера духовного пастыря.

— Его предсказание сбылось, Клем. — Банни пересел рядом с Клемом. — Машинка при себе?

— Ну конечно. Фараоны старый кольт зажилили. Ты что?

— Тихо! Я реквизирую его — от соблазна. И не вздумай заводить новый!

— Ой, Малютка, с огнем шутишь!

— Мне приходилось работать пожарником.

— Вот теперь надо выпить по-настоящему, — сказал Патрик Клем, когда его пистолет перекочевал в карман Малютки Банни. — Какой ты с меня груз снял! Целую тонну! Ты думаешь, интересна мне была охота на людей, тем более таких симпатичных, как эти твои друзья?

Патрика-Клема действительно охватило глубочайшее чувство облегчения: он избавился от угнетавшего его напарника и получил долгожданную свободу действий. В уме он набрасывал телеграмму шефу. В Токио или в крайнем случае в Манилу тот пришлет в его распоряжение одного или двух подручных.

— Ах, Банни, Банни, — сказал он почти с нежностью, — как жаль, что ты не встретился мне раньше! Именно с тобой бы хотелось мне всегда работать.

— На его круглом лице мелькнула тень тревоги. — Ты не знаешь, Банни, что от меня надо этому настырному негру?

— Понятия не имею, Клем.

РАСКАЯНИЕ ПАТРИКА-КЛЕМА

Патрик-Клем выпил, поставил стакан и уставил свои хитроватые глазки на мистера Гордона, стоявшего посреди своей каюты.

— Послушаем, док, что вы мне хотите выложить. Но не сомневаюсь, что мы поладим. Конечно, ущерб был нанесен мне, и дело мое, как говорил покойный Эдуардо, чистое. Ну, ну, я слушаю, док. Банни, плесни мне еще.

— Дело, мистер Клем, идет совсем не о возмещении ущерба, — сказал Томас Кейри. — Вы знаете, как вам опасно поднимать какое-либо дело против нас. Послушайте внимательно, что скажет мистер Гордон.

При первых же словах профессора Патрик-Клем насторожился, с его лица сошла самодовольно-плутоватая улыбка. Он слушал молча, отодвинув стакан на середину стола. Удивление, страх, что-то похожее на раскаяние сменялись в его сознании, пока профессор и Томас Кейри по очереди объясняли ему ситуацию.

Патрик-Клем долго молчал, уставившись в полированную крышку стола, наконец поднял голову.

— Выходит, я влип с двух концов, — сказал он с виноватой улыбкой. — И с вами, и потом вместе с судном. С вами едва не угодил в тюрьму, а с «Глорией» — полная крышка. То-то мне дали билет на полный рейс. Эдуардо сказал: «Прокатишься, отдохнешь». Им не нужны свидетели в таком деле. Пятнадцать миллионов не шутка. Все может погореть. Нет, они все продумали, кроме промысла божьего. Да, я великий грешник, преступник, а он продолжает направлять меня. — Патрик-Клем встал, сложив ладони на груди, стал шептать на латыни благодарственную молитву и заодно прикидывал, как ему держаться дальше с этими наивными людьми. Неужели они думают, что он будет находиться на судне до тех пор, пока то не пойдет ко дну? Нет, он смоется на Филиппинах, Манила не хуже Сан-Франциско. Там он снова сменит имя и откроет свое дело — бар с отдельными кабинетами. Бар «Святой Августин»! Патрик-Клем расцвел в улыбке, окончив молитву, словно на него снизошла благодать божья.

— Вы знали Тихого Спиро? — спросил Томас Кейри.

— Ну а как же! Парень был почище Эдуардо. Много лет работал у Минотти, и как работал! Но я не думаю, чтобы ему поручили главную задачу, он был всего лишь мастер действовать ножом и пистолетом, а здесь надо обладать смекалкой, знать судно, иметь ко всему доступ. Вместо Спиро и поехали мы с Эдуардо, ну а те двое работали еще со Спиро, потому нам достались алкаши несчастные.

— Вы как будто сожалеете, что не убили нас?

— Избави бог, Том! Просто я не люблю тех, кто напивается на работе. Да и вообще оба они мне не нравились. Господь справедливо покарал Мадонну и Фрэнка.

— С кем вы еще поддерживали связь на судне? — спросил мистер Гордон.

— Я знал только Эдуардо. Пустой-был, чванливый, и тут — ни капли выдумки! — Патрик-Клем пошлепал себя ладонью по лысине. — Все пыжился. Ну да бог с ним! — Он прижал руки к груди. — Джентльмены, у меня нет слов, чтобы достойно выразить вам свою благодарность. Вы спасли меня, поставили на путь истинный, которому я теперь стану следовать до конца своих дней. Располагайте мною в вашем святом деле спасения ближних. А сейчас разрешите мне выпить с вами и удалиться. Поймите, то, что я от вас узнал, потрясло меня и обновило. Прекрасный коньяк! Прощайте! До вечера.

— Одну минуту, мистер Лопес, — остановил его профессор. — Если вы хотите нам помочь, то назовите всех людей Минотти на судне. Не сейчас. Вспомните, составьте список.

— Людей Минотти? — Патрик-Клем сделал вид, что раздумывает. — Кое-кого могу выложить и сейчас. Вот, например, стюард Рой Коллинз, по кличке Коротышка Рой, второй помощник капитана Томсен. Есть его люди и среди матросов, я не знаю, с каким заданием они едут, но то, что они устроились сюда через шефа, это истинная правда. — Судно сильно задрожало. — Есть и в машинной команде. Там что-то случилось то ли с гребным валом, то ли с турбиной. Чувствуете, как все трясется? Не бойтесь, не опасно. Чинят на ходу. Или вы другое думаете?

— Сейчас все опасно, — сказал мистер Гордон.

— Истинно, док. Оставляю вас пока. Список подготовлю к вечеру.

— Ну что вы скажете? — спросил мистер Гордон, когда за Патриком-Клемом закрылась дверь.

— Что-то с ним произошло, — сказал Томас Кейри. — Я следил за его лицом и речью — действительно, он был потрясен.

— Вот видите, — мистер Гордон потер руки, — опыт удался. Что вы, Банни, так иронически улыбаетесь?

— Вспомнил, как он читал молитву — прямо святой апостол. Скользкий это человек. Если бы вы видели, как он обрадовался, когда узнал, что его напарника сплавили за борт. Конечно, он сейчас напуган и из боязни пойти на дно может сообщить что-то дельное.

— У вас трезвый ум, Банни, — сказал мистер Гордон. — Действительно, такого человека не перевоспитаешь за четверть часа, но — пусть стимулом был страх, — по крайней мере, теперь он менее опасен.

— Вот это будет правильнее, — согласился Малютка Банни. — Клем, да и все его дружки трусоваты. Действуют они наскоком, исподтишка, когда их не ожидают, нападают на безоружных. Ну, встречаются и храбрые ребята, да храбрость эта от безвыходности: не убьешь, так тебя кокнут. И потом риск, опасность действуют как героин: человек привыкает и не может без них обойтись.

— Вы психолог, Банни, — сказал Томас Кейри.

— Я и слова-то этого не понимаю, Том. Приходилось мне самому вращаться среди мафиози, первое время, конечно, пока не стал на ноги.

Мистер Гордон прошелся по ковру до окна, посмотрел на сверкающую синеву океана, на японский сейнер, шедший навстречу, — от его носа расходились белые пенные усы.

— Нет, мы не прогадали, — сказал мистер Гордон, отвернувшись от окна. — Вы замечаете, друзья, как сжимается кольцо вокруг последнего человека Минотти? Вот-вот он выйдет на авансцену. Но как он поведет себя? Что предпримет? Один ли он? Мы не знаем, какие реплики, какой монолог произнесет этот посланец Чевера — Минотти.

— Если бы засветить его, — сказал Малютка Банни, сжав кулаки. — Главное

— засветить.

Мистер Гордон снял телефонную трубку, набрал номер каюты капитана «Глории».

59
{"b":"30951","o":1}