ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайна тринадцати апостолов
Чудо любви (сборник)
Здесь и сейчас
Фима. Третье состояние
Без боя не сдамся
Город. Сборник рассказов и повестей
Жизнь в стиле Палли-палли, или Особенности южнокорейского счастья. Как успеть все и получить от этого удовольствие
Доказательство жизни после смерти
Преследуемый. Hounded
A
A

— Извините. Дело в том…

— Без вводных предложений!

— Сегодня ночью…

— Уже слышал!

— …полиция подняла на дороге умирающего человека…

— А мне-то что за дело! Пусть их подбирает полиция!

— Минутку. Сейчас вы поймете, что это событие имеет непосредственное отношение к вам, мистер Чевер. Человек, он уже умер, находился на службе у Минотти.

— Минотти?.. Какое, этот человек, которого я не знаю, имеет отношение ко мне? — Тон мистера Чевера изменился, стал настороженнее. — Ну, ну, я слушаю вас. Что этот несчастный мог сообщить и так взволновать вас?

— Этот человек должен был совершить диверсию на одном из лайнеров, что отходят в рейс сегодня после двух пополудни. Он отказался пойти на преступление, и его за это убили. У меня есть основания полагать, что диверсия готовится…

— Постойте, вы откуда говорите?

— Из автомата.

— Где этот автомат?

— Недалеко от дорожной полиции.

— У вас все еще «форд» выпуска сорок пятого года?

— Семидесятого.

— Тогда вы успеете через час прибыть в мой офис.

— Я буду там через десять минут.

— Через час. Не забывайте, что и мне надо добраться до конторы, а моя машина не так быстроходна, как ваша. Ну, ну, не обижайтесь. И у вас со временем будет «роллс-ройс». Подождите, не вешайте трубку. Надеюсь, вы не сообщали еще о происшествии в свою газетенку?

— Пока нет.

— Воздержитесь до нашей встречи, там мы решим, стоит ли привлекать внимание прессы. Так вы едете ко мне на своем испытанном «форде»? Кстати, дайте мне его номер, я распоряжусь, чтобы вам разрешили припарковаться на служебной стоянке. — Теперь из трубки доносился совсем мягкий, доброжелательный голос. — До скорой встречи, мистер Кейри.

Томас не положил трубку, он снова ясно услышал неповторимый ритм шагов Джейн и резкий, раздраженный голос ее отца:

— Ну что еще тебе? У меня шел очень важный разговор, а ты входишь как тень. Ты опять насчет своего путешествия? — Тут же раздались частые гудки.

«Так она дома! Надо позвонить минут через пять, как только она вернется к себе. А пока стоит позондировать почву у мисс Брук».

У него был номер телефона секретарши Чевера, не так давно он часто звонил ей. Выезжая из дому, Джейн всегда говорила мисс Брук, куда едет, а затем звонила и сообщала номер телефона для передачи Тому.

Узнав голос Томаса Кейри, мисс Брук спросила:

— Что вам угодно?

— Лиз, извините, где Джейн?

— Во-первых, никогда больше не называйте меня по имени, мистер Кейри! — Голос ее дрожал от возмущения. — И не пытайтесь разыскивать Джейн. Сколько горьких минут вы доставили ей и мне, мистер Кейри!

— Здесь какое-то недоразумение, Лиз… то есть мисс Брук. Скажите, ради всего святого, действительно Джейн сегодня уезжает?

— Да. Через несколько часов мы уезжаем.

— И вы? Куда?

— Да, и я с ней. Что касается того, куда мы едем, то сказать вам не могу после всего, что произошло.

— Клянусь…

— Молчите! Зачем вы писали ей такие мерзкие письма?

— Я? Письма? Какие письма? Наоборот, написала мне она…

— Ни слова она вам не писала. И не могла писать. Слишком она вас презирает. Мне сюда не звоните. Я здесь больше не работаю.

— Вы отплываете на «Глории»?

— Возможно. Прощайте!

Он тут же набрал номер телефона мисс Брук еще раз, по ему не ответили. В течение десяти минут он восемь раз звонил Джейн, и снова никто не брал трубку. Пора было ехать в контору отца Джейн.

Начался час пик. Сплошной поток машин издевательски медленно двигался к центру города. Томас Кейри стоял возле своего «форда», стараясь понять, зачем Джейн заходила к отцу в кабинет. Что значили слова отца: «Ты опять насчет своего путешествия?»? Может, она раздумала ехать на «Глории» или уточняла какие-то детали, связанные с путешествием? «Может, она стремится встретиться со мной?» — отчаянно подумал он.

Над ухом загудел голос:

— Хелло, Томми!

Перед ним стоял непомерно худой и длинный Марк Финчер из отдела городской хроники.

— Хелло, Марк.

— В редакцию?

— Да нет.

— Жаль. Мой «крайслер» внезапно скис. Пришлось оставить тут за углом, на заправочной станции. Придется раздобывать новую карету. Везу в номер сенсационный материал о притонах Купера. Ты слышал что-нибудь о блошином тотализаторе? Нет? Как мы еще мало знаем о своем городе! Вон, кажется, такси. Нет, занят. Как жаль, что к нашей газете еще не проложили рукав подземки.

— Постой, Марк. — Томас Кейри посмотрел на часы. — Мне отсюда удобнее добираться подземкой. Бери, Марк, мой «форд». Он мне не понадобится до четырех. Не благодари. Это ты меня сильно выручаешь, избавляя от машины. За полчаса в таком потоке мне не добраться до конторы Чевера.

— Не переключаешься ли ты на морской транспорт? Ты ведь что-то уже писал о нем?

— О забастовке моряков. Но сегодня я иду по личному делу.

— Решил прокатиться в Европу?

— Да нет, Марк…

— Ну, ну, желаю удачи. Старик Чевер, говорят, не любит нашего брата.

Марк Финчер уехал.

До встречи с Чевером оставалось тридцать пять минут. Томас Кейри подумал, что можно не спеша дойти до подземки, благо она рядом. Через двенадцать минут поезд домчит его к небоскребу, где находится контора отца Джейн. Еще пятнадцать минут уйдет на преодоление расстояния от станции метро до дверей приемной, где восседает мисс Брук. За эти двадцать семь минут он сможет хорошенько обдумать и решить, как себя вести с отцом Джейн.

Кто-то толкнул его в левое плечо, затем в правое, потом в спину — и людской поток, все убыстряясь, понес к станции подземки.

В Барте электронный автомат выдал ему пластмассовый билет с магнитной полоской и сдачу с пятидолларовой бумажки. За тридцать центов он мог проехать десять километров. Только очутившись в вагоне, стиснутый со всех сторон, Кейри стал набрасывать в уме конспект своего разговора с мистером Чевером.

«Я буду настаивать на отмене рейса. Или, по крайней мере, добьюсь, чтобы Джейн осталась… Но это же непорядочно! Даже подло. Пусть остальные люди гибнут? Но что я могу сделать? Пусть уцелеет хотя бы Джейн. Это будет моим гонораром за молчание. Если я подниму шум, мне не поверят. Привлекут к суду „за нанесение ущерба“. А судно все равно уйдет. Нет, надо добиваться, чтобы Джейн осталась. Я объяснюсь с ней. Мы выясним, кто написал поддельные письма. И немедленно поженимся. Уедем… — Он горько усмехнулся: — А те, на „Глории“, пусть все умрут? Нет, я должен добиться отмены рейса». Так, полный противоречий, раздираемый сомнениями, Томас Кейри вышел из подземки, обращая на себя внимание своим несчастным видом.

В лифте он поднимался с целой ватагой галдящих молодых клерков и старым негром. Тот дружелюбно улыбнулся ему. Негр вышел на двадцатом этаже. Томас Кейри проехал до тридцатого и только тогда вспомнил, что и ему надо было выйти на двадцатом и что с этим негром он уже сегодня ночью встречался на заправочной станции Арта.

Когда он вошел в приемную президента пароходной компании, на месте мисс Брук сидела другая секретарша — очень эффектная сероглазая блондинка.

— Я — Кейри, — представился он. — Меня ждет мистер Чевер.

Глаза у секретарши стали еще больше.

— Томас Кейри? — произнесла она шепотом. — Вы?

— Как видите. И почему вас так изумило мое появление? Разве мисс Брук или сам шеф не поставили вас в известность, что я должен быть в девять десять?

Секретарша покраснела.

— Так вы живы?

— Как видите, мисс.

— Меня зовут Эва О'Брайнен. Прежде я работала в транспортном отделе…

— Скажите, мисс Эва О'Брайнен, ради всего святого, могу я видеть мистера Чевера? Дело очень важное. Очень!

— Да, то есть нет. Извините. Он ехал сюда, к себе, вероятно, надеясь прибыть раньше вас, когда это произошло, и он решил, что ваша встреча никогда не состоится.

— Что произошло? Скажите толком! И почему наша встреча никогда не состоится? — Он ждал, и предчувствие до боли сжало его сердце. — Ну что случилось? Что?

6
{"b":"30951","o":1}