ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что с тобой? — спросил Петрас.

— Ничего. Шибко жареным луком пахнет…

— Чувствуется. Ужин готовят пираты…

— Клянчить не станем. Сами поджарим вяленого тунца. Пусть знают, что и без их помощи обойдемся.

— Все-таки что с нашим Ришатом Ахметовичем? — вслух подумал Петрас. — Ни разу не показался на палубе. Наконец-то!

Старшина в сопровождении боцмана шел от палубной надстройки к кормовому кубрику. Он приветственно поднял руку, увидав на палубе катера свою команду.

Асхатов спустился по узкому трапу в низкий кубрик, по бортам находились двухъярусные койки. Посредине кубрика — небольшой стол с выщербленной столешницей. За столом сидели четверо матросов, игравших в карты. Боцман повелительно крикнул, игроки подались на скамейках к концу стола.

— Садись, старшина. — Боцман сел напротив. — Пока будешь жить здесь. Дня через три-четыре придем в порт, там тебя и твоих матросов поместят в гостиницу.

— В тюрьму?

— Ну это будет зависеть от вас самих. Мы обращаемся очень хорошо с людьми, которые идут нам навстречу и говорят правду.

— Я сказал вам только правду.

— Ах, старшина! Неужели ты думаешь, что мы такие наивные люди? Надо было придумать более достоверную легенду. Никто не поверит, чтобы можно было пройти тысячи миль на рейдовом катере, способном передвигаться только в порту да близ берега. За последний месяц там, где вы якобы плыли, разразилось несколько жестоких штормов, даже, кажется, пронесся тайфун. Вас доставил сюда большой корабль и спустил на воду милях в тридцати отсюда. Мы встретили там вчера десантное судно. Зачем этот маскировочный такелаж?

— Ты ведь прекрасно знаешь, что по-русски все это называется брехней. Бессовестной брехней! Не знаю только, для чего она вам понадобилась?

— На берегу разберутся, где брехня, а где правда. Ты лучше подумай над тем, что говорил тебе капитан.

— Мне думать нечего. Нам, пострадавшим от шторма, по международному морскому праву обязано оказать помощь любое встречное судно. Вот вы и оказали…

— Должен предупредить, старшина, что капитан очень тобой недоволен. Ты не оценил чести, которую он тебе оказал, пригласив вместе с ним пообедать. Такой чести даже я ни разу не удостоился.

Старшина Асхатов с сожалением посмотрел на боцмана:

— Послушай, как тебя звали в Никольске?

— Анатолием.

— Жаль мне тебя, Анатолий. Неужто в тебе не осталось ни капельки гордости? Ведь ты учился в нашей, советской, школе. И стал лизоблюдом, жалким лакеем…

Лицо боцмана потемнело.

— Молчать! Не заниматься пропагандой! Не то загремишь в канатный ящик!

— Не стращай, советского моряка не запугаешь! Я вот тоже — татарин, а горжусь своей великой Родиной, ни на какие коврижки ее не променяю!

Игроки застыли, держа в руках длинные узкие карты с драконами на оборотной стороне.

Заметив их интерес, боцман примирительно улыбнулся:

— Не будем ссориться, старшина. Должен тебе сказать, что ты мне нравишься. Я могу быть тебе очень полезен. Очень! — многозначительно повторил он и, сказав что-то игрокам, направился к трапу. Поставив ногу на ступеньку, оглянулся: — Тебе покажут койку, если захочешь отдохнуть. Без моего разрешения на палубу не выходить.

Асхатов остался за столом, обводя взором замызганное помещение. Пахло чесноком и устоявшимся запахом табачного и опиумного дыма. Матросы, казалось, не замечали его, сосредоточенно глядя в карты, делая ходы, гортанно выкрикивая ставки, жадно хватая деньги со стола или кладя их на банк.

Старшина раздумывал о том, верно ли он себя держал и со шкипером и с боцманом, и нашел, что правильно. Он ничем не поступился, не выказал трусости, на что рассчитывали китайцы, пригрозив, что сбросят за борт. Он сжал голову руками, поставив локти на стол, и тут же опустил их на колени: «Пусть не думают, что совсем скис. Должен же быть какой-то выход. За борт не спишут, просто стращают, а привезут в Китай — наши и там выручат. Только бы найти способ дать знать посольству!»

В очередной раз он стал досадовать на себя, что не заменил радиостанцию, и тут же, отбросив эти бесполезные сожаления, улыбнулся, вспомнив радостные лица ребят, когда те увидели его на палубе сейнера в сопровождении боцмана. «Что это за человек? Родился и вырос у нас. Возможно, был даже комсомольцем и вдруг превратился в подонка? Хотя тут все такие собрались. А шкипер еще, пожалуй, похуже боцмана. Какое у него надменное лицо! Нос с горбинкой, губы тонкие. Не говорит, а цедит сквозь зубы. Может быть, не стоило садиться с ним обедать? Нет, поесть надо было. Чтобы с ними бороться, нужно набраться сил. А мужества у нас у всех хватит». Старшина с гордостью вспомнил ураганы в ледяном море, как они приспосабливали свой кораблик к активной борьбе с океаном, как сами боролись со страхом ночами, когда заливало палубу, раскачивало катер, ставя бортом к волне. Они преодолели холод и голод, нашли способ собирать дождевую воду, собирали планктон, ловили рыбу, кальмаров. Как все эти неустанные заботы, бессменный труд закаливали их, добавляли уважения к себе, вселяли уверенность, что они обязательно, выживут, доберутся до какого-нибудь берега, встретят свое или чужое судно! И вот встретили.

— Ну вас всех к дьяволу! — зло сказал старшина вслух.

Картежники снова с любопытством посмотрели на пленника и опять углубились в игру.

Боцман поднялся на крыло мостика. Там находились капитан и старший помощник, оба смотрели в бинокли на небольшое судно, в двух милях впереди пересекавшее курс сейнера.

Капитан сказал:

— Идет от Рифа Печали. Палуба и трюмы наверняка завалены тюками и чемоданами. Изрядно поживились. Боюсь, что мы придем туда, когда с американского лайнера все растащат. Надо будет позаимствовать кое-что у этих «рыбаков». Самый полный!

— Мы идем весь день самым полным, — ответил старпом.

— Но так мы не догоним «рыбачков».

— Русский катер съедает больше двух узлов. Надо от него временно избавиться. Никуда он не денется.

Боцман добавил:

— Бензина у них нет. Парусная оснастка — за бортом. У нас их заложник.

Капитан приказал:

— Отдать буксир! Тревога! И пусть механик выжимает из дизеля все обороты. Открыть предупредительный огонь!..

Раздались частые удары в рынду. Игроки бросили карты. Банкомет сгреб деньги со стола. Все кинулись к трапу.

Выглянув из палубного тамбура, старшина увидел, что матросы с автоматами пробежали в носовую часть судна, где слышались выстрелы. Часовой, прислонив автомат к лебедке, возился, отдавая буксир. Первой мыслью Асхатова было схватить автомат и перестрелять всех пиратов, а там что будет. Эту нелепую мысль он отбросил, увидев своих ребят. Алексей стоял на палубе, Петрас выглядывал из окна рубки, оба что-то кричали ему.

Старшина оглянулся, ища глазами боцмана: может, тот объяснит, почему бросают катер, а его оставляют на сейнере. На кормовой палубе находился только часовой, силясь отдать неумело закрепленный буксирный канат. С бака отрывисто застучал крупнокалиберный пулемет. Часовой наконец перерезал канат ножом и с облегчением глядел, как отстает катер с двумя незадачливыми русскими моряками.

Старшина быстро сбросил тяжелые ботинки. Сняв, крадучись пошел к автомату. Часовой оглянулся, когда старшина уже схватил оружие. Из груди часового вырвался хриплый безнадежный крик, похожий на стон. Японец думал, что русский срежет его очередью. Произошло не менее страшное: автомат полетел за борт, а русский вскочил на фальшборт и прыгнул вниз головой в воду.

Часовой с отрешенным от всего лицом наблюдал, как плывет русский моряк навстречу идущему по инерции катеру. Он уже близко. Ему бросили конец. Помогают подняться на палубу…

На баке стрельба усилилась. В кубрик пробежал матрос, быстро вернулся с двумя сумками с патронами.

— Ты здесь загораешь, Тодзаки, а там дело заварилось. Они тоже голенькими не дадутся! Везет тебе, Тодзаки. Весь бой проторчишь возле русского парня. И зачем капитан оставил его?.. — Он побежал, волоча по палубе тяжелые патронные сумки.

71
{"b":"30951","o":1}