ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Туман скоро пройдет, — заверил Юдзи. — Завтра будет солнце. Бывают плохие туманы, как день назад, когда село на Риф Печали ваше судно.

Перед ужином, как и предупреждал Гарри Уилхем, Хироко предложила гостям принять ванну, но прежде выкупала ребят, а также вымылась сама после Джейн, для мужчин же нагрела новый котел воды.

За ужином продолжались долгие разговоры. Дети уснули под шерстяным одеялом, захваченным с «Глории». В ногах у них свернулись Фанни с Кингом. Горел керосиновый фонарь, слабо освещая комнату. Ритмично урчал прибой. Изредка сонные чайки поднимали гам.

Не выдержав, уснула Джейн. Улеглись хозяева. Сладко похрапывал Гарри Уилхем. Не спали только мистер Гордон с Томасом Кейри.

— Нам с вами нельзя показываться в Сан-Франциско, — говорил профессору Томас Кейри, — пока все не уляжется.

— Вы думаете, что они постараются избавиться от нас?

— Непременно, Стэн. Мы для них даже страшнее писем Смита.

— Без свидетелей они запросто опротестуют подлинность документов.

— Не исключаю. Я думаю, что четвертый акт нашей пьесы будет еще более содержательным и напряженным. — В голосе мистера Гордона прозвучали восторженные нотки.

Прогноз рыбака Юдзи оправдался — утро выдалось ясное, солнечное. Коварное море окружало безмятежной синевой одинокий маленький островок. Огромные тучи белых птиц, неистово горланя, вились над грядой рифов. Юдзи Накамура собирался на лов трепангов, которые, по его словам, во множестве водились на береговых отмелях.

— Надо, чтобы солнце поднялось выше, тогда оно осветит дно, — сказал он и вдруг чутко прислушался. — К нам идет моторное судно, — сообщил он.

— Неужели Бешеный Сэм? — Гарри Уилхем испуганно сверкнул глазами. — Его только нам и не хватало…

Но матрос ошибся. В бухту входил незнакомый катер. Это был КР-16. Его свежевыкрашенная рубка сверкала на солнце, запаса шаровой краски хватило еще лишь на часть левого борта, весь некрашеный корпус облупился, был в белых подтеках соли, и всем своим видом катер показывал, что немало хватил лиха, пока добрался до этой благословенной бухточки.

— Советский военный флаг! — приглядевшись, воскликнул Гарри Уилхем. — Точно, это русское судно. Судя по всему, оно побывало не в одной переделке! — И он побежал на конец естественного мола.

Джейн сказала мужу:

— Том! Тебе представляется случай блеснуть знанием русского языка.

— Попробую, но боюсь, что особого блеска не получится.

Мистер Гордон заметил с довольным видом:

— Новые персонажи пьесы, и совсем из другого мира!

КР-16, не сбавляя хода, шел прямо к молу. На баке стоял Алексей Горшков в полотняных штанах и форменке, выбеленных на солнце и на ветру. Он махал рукой, отвечая на приветствия с берега. Обернувшись, сказал старшине:

— Ришат Ахметович! На плоту, что пришвартован справа, написано: «Глория-96».

— Вижу, Алеша.

— Стоп моторы!

— Отдать якорь!

Катер развернулся кормой и подошел к ближней оконечности мола.

Гарри Уилхем принял причальный конец и, закрепив его вокруг базальтовой глыбы, крикнул:

— Товарищ, давай, давай! — протянул руки, помогая сойти на мол.

Все трое русских, почувствовав под ногами твердую почву, остановились в замешательстве: им показалось, что камни плывут под их ногами, раскачиваются, как палуба катера. Гарри Уилхем понял их состояние.

Смеясь и повторяя свое «давай, давай», он взял было под руки Горшкова и старшину Асхатова.

— Благодарим, мы сами, — сказал старшина по-английски.

Они благополучно добрались до берега; пожав руки хозяевам острова и их гостям, опустились на песок, так как кружилась голова и подгибались ноги.

Алеша Горшков похлопал ладонями по горячему песку.

— Хорошо! — сказал он, улыбаясь. — Какой остров! Какие пальмы!

Джейн обратилась к мужу:

— Что говорит этот юноша?

— Ему нравится остров. Похоже, что они очень долго пробыли в океане.

— Подъем, друзья! — приказал старшина, первым вскакивая. — Что это мы расселись, когда перед вами стоит дама!

Поднялись и Горшков с Авижусом.

Разговор шел попеременно то по-русски, то по-английски. Томас Кейри довольно хорошо знал русский, а некоторые знания английского старшиной позволяли вести оживленную беседу. Начались обоюдные расспросы. Узнав, что КР-16 пробыл в океане пятьдесят один день, Гарри Уилхем и Накамура от удивления раскрыли рты. Рыбак что-то говорил по-японски, приседая и хлопая себя по бедрам, Гарри Уилхем снова принялся пожимать руки и награждать русских моряков шлепками по исхудавшим спинам и плечам.

— Нет, это невероятно! — говорил, волнуясь, Гарри Уилхем. — Столько времени проболтаться в океане, не имея продуктов и воды! И вы только посмотрите — у парней вполне приличный вид!

Жена рыбака всплескивала руками и качала головой, она-то знала, каково ожидать мужа, ушедшего в море на день, на два, а здесь люди пробыли среди волн столько времени! Дети застыли у подола матери, рассматривая новых гостей. Радостное возбуждение передалось Фанни и Кингу, и собаки кругами носились по пляжу.

— Гарри! — воскликнула Джейн. — Неужели верно, что они питались одной рыбой и планктоном?

— Последние дни ели кальмаров, — уточнил Асхатов.

— Надо их угостить! — Гарри Уилхем побежал по берегу к плоту и приволок груду банок с фруктовым соком и пивом, шоколад, несколько пачек галет.

В этот день Юдзи Накамура отложил ловлю трепангов. Хироко снова разожгла огонь под чугунным котлом, чтобы гости приняли горячую ванну, и принялась готовить еду для русских моряков.

Когда все направились к дому, мистер Гордон взял Томаса Кейри под руку.

— Джейн и Гарри займут гостей. Мне надо переговорить с вами, Том.

— Я весь внимание, Стэн.

— Вы не находите, что появление русских моряков как-то по-новому освещает события, в которых нам довелось принять участие?

— Пока я не думал об этом, Стэн. Единственное, что пришло мне в голову, так это то, что эти люди по воле совсем другого случая, преодолев тысячи миль по бурному океану, очутились, как и мы, на этом затерянном островке.

— Вы, похоже, не радуетесь их прибытию?

— Нет, почему же, Стэн, мне приятно их общество.

— Сегодня вы мне что-то не нравитесь, Том. Какая-то печать усталости лежит на вашем челе. В то время, когда мы так близки к финалу пьесы.

— Меня гнетет наше бездействие.

— Вынужденное, Том. Пауза перед бурным натиском. Вы же сами говорили о трудностях, ожидающих впереди. Мы их непременно преодолеем. Только бы благополучно покинуть Райский остров. Я надеюсь, что в этом нам помогут русские моряки. На плоту мы далеко не уедем.

— Нам потрясающе везет, Стэн! Надо же было случиться, чтобы где-то в России бурей унесло в океан катер!

Мистер Гордон тихонько засмеялся и потер руки:

— У нашей пьесы, Том, прекрасный режиссер. Назовите его как вам будет угодно — господом богом, судьбой, удачей, но он действует на редкость умело.

В рыбацкой хижине при виде черного ящичка рации у старшины Асхатова загорелись глаза.

— Работает? Позволите нам воспользоваться ею? — Он посмотрел на часы. — Сейчас самое время…

— Ну конечно, — великодушно разрешил Гарри Уилхем. — Хочешь со своими поговорить? Давай, давай! Пока хозяйка с Джейн не накроют на стол. Давай я помогу тебе включиться в эфир. Ну вот и все. Настраивайся на свою волну, а мы поболтаем с твоими ребятами. Или они тоже захотят послушать своих? Ну разговаривайте, а я схожу на плот, прихвачу еще пивка.

— Ну, ребята! — Старшина склонился над рацией. — «Тюлень»! «Тюлень»! Говорит КР-16. Старшина Асхатов! Вы меня слышите? Перехожу на прием!

В ответ послышался треск и завывание помех, застрекотала было морзянка и тут же оборвалась.

— Что творится в эфире! — сказал старшина после нескольких бесплодных попыток связаться с базой. — Прямо немыслимое дело.

— Та ли волна? — спросил Авижус.

— Наша, посмотри.

— Как будто она. Ну-ка, попробуй еще, старшина.

74
{"b":"30951","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дело о сорока разбойниках
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Преступный симбиоз
Метро 2035: Стальной остров
Тайна мертвой царевны
Обязанности владельца компании
Синий лабиринт
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте