ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мистер Гордон покачал головой:

— Боюсь, что нет, Гарри. Ты же сам назвал Гольдмана пройдохой. Как он разговаривал с генералом! Или это неприкрытая наглость, или за ним стоит кто-то в Вашингтоне. Оттуда могут приказать генералу.

Джейн предложила:

— Давайте снарядим плот и поплывем на другой остров. Юдзи нам поможет. Да, Юдзи?

Рыбак, улыбаясь, закивал головой:

— Это возможно. Только на воде плот гораздо заметнее. Вы не сможете далеко уплыть. Вблизи — лишь рифы и одиночные скалы.

Старшина Асхатов сказал Томасу Кейри:

— Подождите и особенно не волнуйтесь, я сейчас снова попробую связаться со своей базой и постараюсь объяснить командованию обстановку.

Битый час он пытался связаться с базой.

— Нет, опять что-то мешает, — со вздохом сказал старшина. — Но я пробьюсь! Чтобы не беспокоить хозяев и всех остальных, я, пожалуй, выйду на улицу. Ночь теплая.

— И мы пройдемся, — сказал Петрас.

— Стоит ли, Петя? Отдыхайте с Алешей, пока на твердой земле.

— Что-то бессонница одолела, — зевнул Горшков. — Вот зевается, а спать совсем не хочется.

— Ты только приляг, и сон придет, — посоветовал старшина. — Ну я пошел, друзья.

— Постойте! — остановил его Томас Кейри. — Если связи у вас не будет, то особенно не надо огрущаться… или, постойте, огорчаться. В инструкции написано, что гарантированный диапазон действия нашей микростанции не более пятисот миль. Вам крупно повезло, когда вы услышали своих друзей с Курильских островов.

— Может, еще разок повезет. Все-таки я попытаюсь.

— Желаем удачи.

— Спасибо, мистер Томас.

— И мы с тобой, — сказал Петрас. Поглядел на Горшкова, но тот уже спал, положив голову на свернутое одеяло. — Пусть кимарит, а я буду с тобой, старшина.

Когда Асхатов и моторист вышли, Джейн сказала:

— Пойдемте и мы погуляем по пляжу. Том, Стэн, Гарри!

Мистер Гордон встал:

— У меня вертелось на языке точно такое же предложение. Идемте, друзья.

— Меня увольте, мистер Гордон, — усмехнулся Уилхем. — Как ни странно это, на судне со своими собаками я очень мало спал. Мои клиенты — удивительно нервный, неспокойный народ, то примутся выть среди ночи, то лай поднимут. Что там ни говорите, а предчувствие у них, видать, было, что плавание добром не кончится. Особенно Фанни меня изводила. Зато сейчас себя ведет как молодая леди в гостях у богатых родственников. Ишь прикорнула в ногах у ребят, и Кинг завалился с ней за компанию. Идите без меня, я поболтаю немного с Юдзи и Хироко и тоже сосну. Удивительно хорошо спится на здешних циновках!

Старшина Асхатов с Авижусом уселись на груду водорослей, собранных семьей рыбака для удобрений.

Дважды в час на всех морях и океанах радисты прекращают самые важные разговоры, так как наступает время, отведенное для судов, терпящих бедствия. Асхатов решил использовать минуты молчания для переговоров со своей частью.

— Мы ведь тоже потерпевшие бедствие, — сказал он Авижусу. — Так что имеем право выходить в эфир.

— Имеем полное право, — подтвердил тот.

— Десять минут до паузы. Слышишь, Петя, какой бедлам в эфире?

— Подождем, пока угомонятся.

— Кроме того, — продолжал старшина, — разговор сейчас пойдет не о нас, нам бы позагорать не грех с недельку, силенок поднабраться.

— Совершенно справедливо, Ришат Ахметович. — Петрас кивнул в сторону пляжа, откуда доносился беззаботный женский смех. — Им надо бежать отсюда как можно скорее. А без нас они не смогут. Сцапает их этот Гольдман — золотой человек. А с ним, видно, шутки плохи.

— И то верно. Алексею особенно надо бы поправить здоровье на этом райском островке. Здесь все какое-то особенное, как будто в мультике. Мне довелось не раз бывать в южных широтах, но не припомню такой необыкновенной красоты. Хотя чего говорить, увидишь землю лишь издали — сверкнет песок, пальмы макушки покажут, и все.

— Разве в порты вы не заходили?

— Бывали и в портах. Там мне не нравилось. Пестрота. Сутолока. Гомон. Чужие лица. Запахи особенные, странные… Ну пора, Петя. Все как будто поутихло в эфире. Слышишь морзянку? Кто-то SOS отстукивает.

Джейн, Томас Кейри и мистер Гордон остановились в ажурной тени кокосовых пальм.

— Смотрите! — удивленно воскликнула Джейн. — Стволы кажутся отлитыми из меди, а в воде что-то вспыхивает. Интересно, что там происходит?

Томас Кейри ответил:

— Пожалуй, то же, что и в нашем свободном обществе, — живность поедает друг друга.

— Не стоит так мрачно, Том, — сказал мистер Гордон. — Разница есть. Там, — он протянул руку к воде, — никто не пытается добиться справедливости.

— Ну пожалуйста, не надо об этом! — взмолилась Джейн. — Такая ночь! Все так необыкновенно, чудесно! Как легко дышится! И кажется, что все, что происходило с нами, — не настоящее. Какая-то злая сказка. А вот это, — она развела руки, — вот все это настоящее! Нет, я искренне завидую Юдзи и Хироко. Все это принадлежит им. Том, Стэн! Давайте однажды снова приедем сюда!

— Принимаю ваше предложение, Джейн, — сказал мистер Гордон. — Пожалуй, лучшего местечка не найти на всей нашей планете. Особенно в такие вот вечера.

— Лично меня мало трогают эти красоты, — хмуро ответил Томас Кейри. — Я все думаю о завтрашнем дне, когда сюда явится вертолет, а на нем Гольдман с полицией. Нас могут обвинить в чем угодно, даже в потоплении судна! По крайней мере, в соучастии в этом злодействе!

Джейн сказала с возмущением:

— Но ведь стоит только предъявить следствию письма капитана, как это нелепое обвинение отпадет!

— Клевета на нас им понадобится для того, чтобы задержать нас. Отнять письма. Гольдман их никому не покажет. Постарается скрыть, уничтожить. Затем перед нами извинятся. Вы чему улыбаетесь, Стэн? Создается впечатление, будто вас не беспокоит завтрашний день?

— Ну не так чтобы не беспокоил, а не скрою — я доволен. Вы только вникните, друзья мои, откинув все опасения хотя бы на время, что сюжет нашей пьесы напрягается до крайней степени! В движение приходят все новые силы и подталкивают действие. У меня сейчас такое же состояние, как и в тот незабываемый вечер, когда я впервые, сидя на галерке, ждал финала в шекспировском «Гамлете».

— О боже! — посмотрев на него, вздохнула Джейн.

Мистер Гордон постарался исправить впечатление от своих слов:

— Я, как и вы, Джейн, надеюсь, что конец все же будет хорошим. Не все драмы кончаются трагически. Вы сами можете вспомнить много примеров, когда порок наказывается…

Томас Кейри добавил:

— …и добродетель торжествует. Не так ли?

— Да, Том, — печально сказала Джейн. — Хотелось бы, чтобы и в нашей пьесе был бы такой банальный конец. Тем более что ставкой является наша жизнь, наши надежды, наше будущее.

— Прости, Джейн. Ты права, этим шутить нельзя. Но я так же, как и Стэн, надеюсь, даже уверен…

Заскрипел песок. Подошли русский старшина и матрос.

Томас Кейри спросил:

— Вам удалось наладить связь?

— Нет, с базой не удалось поговорить. Слабовата ваша станция. Или уже сели батареи.

— Я внимательно прочитал инструкцию. Этого следовало ожидать. Но вам беспокоиться не следует: за вами наверняка придет ваше судно. Думать надо нам…

Уловив тревожные нотки в голосе мужа, Джейн спросила:

— Что теперь с нами будет? Неужели попадем в лапы Гольдмана?

Авижус сказал:

— Не беспокойтесь, все будет хорошо.

— Но вы слышали, что они хотят учинить на острове? Хотя и у нас есть оружие, мы будем защищаться! Том, Стэн, вы не потеряли пистолеты?

Мистер Гордон похлопал себя по оттопыренному карману:

— Ну как вы могли такое подумать, Джейн! Потерять оружие до конца боя — значит или сдаться, или погибнуть!

— Отлично, Стэн! Вы отвечаете, как персонаж шекспировских трагедий. Мы дорого продадим свою жизнь! Жаль, что я не позаимствовала у Малютки Банни его револьвера.

— Браво, Джейн! — Мистер Гордон довольно потер руки.

77
{"b":"30951","o":1}