ЛитМир - Электронная Библиотека

Проснулся он от того, что женский голос звал его по имени. Он быстро выпрямился, однако еще несколько секунд никак не мог понять, где находится и что за женщина к нему обращается.

– Хорошо, должно быть, уметь так быстро засыпать, – с улыбкой проговорила Энни.

За спиной ее висел огромный рюкзак. Было непонятно, как это он ее не перевесил. На шее болтался видавший виды фотоаппарат, уютно устроившись между грудей. Поспешно отведя взгляд, Рик соскользнул с капота пикапа.

– Я просто на минутку закрыл глаза. Давайте-ка мне ваш рюкзак.

Энни попятилась от его протянутой руки:

– Ну что вы, не стоит беспокоиться.

Не желая спорить, Рик вскинул руки, словно сдаваясь, и предоставил ей самой загружать рюкзак в машину и открывать дверцу.

Когда они проехали уже полпути до дома, Энни внезапно охнула. Рик обеспокоено взглянул на нее:

– Что случилось?

– Я нашла это сегодня во время уборки. – И Энни, запустив руку в карман юбки, вытащила что-то маленькое и розовое. – Застрял в щели за холодильником. Я подумала, может быть, вам понадобится.

Это была пинетка, одна из тех, которые бабушка Рика связала в подарок, когда родилась Хизер.

– Это ваша?

– Моей дочери.

Рик хотел взять пинетку, но в этот момент рука его нечаянно коснулась руки Энни. Девушка отдернула ее с такой поспешностью, что пинетка упала между сиденьями. Энни смущенно вспыхнула.

С минуту в салоне машины царило молчание. Рик не отрывал взгляда от дороги, однако краешком глаза заметил, что Энни нагнулась, чтобы поднять упавшую вещицу.

– Не поднимайте.

Тон получился более резким, чем Рику хотелось, и Энни поспешно откинулась на спинку сиденья, скрестив руки на груди.

Въезжая во двор, Рик притормозил. В кабине воцарилась напряженная тишина. Рик первым нарушил ее:

– Мы с моей бывшей женой некоторое время жили в комнате, которую вы теперь занимаете. После того как поженились и родился ребенок.

Помолчав немного, Энни спросила:

– А сколько лет вашей дочери?

– Шестнадцать.

Энни повернулась к нему. Взгляд ее скользнул по его лицу, волосам, спустился ниже, потом вновь вернулся к лицу.

– Шестнадцать?! Да будет вам, Рик. Вы не выглядите на столько лет, чтобы иметь такого взрослого ребенка.

– Бывает, что и в восемнадцать становятся отцами, – сухо заметил он и, когда Энни промолчала, предложил: – Можете выходить. Сегодня с доставкой на дом.

– А вы?

– У меня еще есть работа.

– Вот как? – Помешкав, Энни быстро взглянула на него, потом открыла дверцу и соскочила на землю. – Спокойной ночи, Рик.

Прежде чем он успел ответить, она захлопнула за собой дверцу. Рик подождал, чтобы убедиться, что она благополучно вошла в дом, после чего задержался в пикапе еще пару секунд.

– Вот черт, – тихо проговорил он. – Только этого мне не хватало. Особенно сейчас.

Громко вздохнув, он загнал пикап в гараж, а потом спустил Бака с цепи. Собака тотчас же помчалась к конюшне. Подняв палку, Рик швырнул ее как можно дальше.

Бак с лаем устремился за ней, а Рик вытащил из кармана розовую пинетку и машинально помял ее. Какая же она крохотная!

Да, быстро же его малышка дочь превратилась во взрослую девушку.

О Господи! Тут от Энни голова идет кругом, а еще доченька решила осчастливить его своим присутствием. Одно из двух: либо ей что-то от него понадобилось, либо она решила, что давно пора несколько дней его помучить.

Но и в том и в другом случае Энни предстоит увидеть великолепный спектакль.

Глава 6

«10 июля 1832 года.

Форт Кошкононг, территория Мичиган

Нам еще только предстоит вступить в бой с противником, несмотря на то что прошли слухи, будто разведчики напали на след Черного Ястреба. Мои люди устали от бездействия и жаждут крови. Даже Сайрус подвергает сомнению храбрость генерала Аткинсона. Многие роты добровольцев распускаются, вернее, то, что от них осталось. Многие устали от «славы» и сбежали домой. Жаль, что я не в их числе. Мистер Линкольн любезно предложил передать вам мое послание. Не знаю, когда еще у меня появится возможность написать вам».

Из письма лейтенанта Льюиса Хадсона своей матери Августине

– Простите, что опоздала, – проговорила Энни, врываясь в кабинет Оуэна Декера в музее. – Задержалась в суде, и к тому же понятия не имела, что в пятницу вечером такое интенсивное движение.

Оуэн лишь отмахнулся и встал.

– Все стремятся поскорее вырваться на природу. Скоро начнутся занятия, и людям не терпится наверстать упущенное. Кому-то порыбачить, кому-то покупаться, кому-то просто посидеть на бережку.

После нескольких дней, в течение которых Энни слушала исключительно односложные слова Рика Магнуссона, произнесенные ворчливым тоном, непринужденная речь Оуэна была для нее словно бальзам на сердце. Сегодня на нем были джинсы и белая рубашка, подчеркивавшие его привлекательность. Как только Энни села, он тоже опустился в кресло.

– У вас есть дети? – спросила Энни, заметив у него на пальце обручальное кольцо.

– Двое... даже почти трое. Мы с женой ожидаем прибавления семейства в октябре.

– Поздравляю.

– Я поздняя пташка, – усмехнулся Оуэн, коснувшись подернутых сединой волос. – Женился почти в тридцать. А вы замужем?

Этот вопрос ей и раньше частенько задавали, однако на сей раз она не стала отшучиваться, хотя и улыбнулась, отвечая:

– Моя работа не оставляет мне времени на семью.

В темных глазах Оуэна вспыхнуло удивление и погасло.

– А как вы ладите с Риком?

– Никак.

Он сочувственно посмотрел на нее:

– Жаль, что вам с ним тяжело.

Энни не хотелось обсуждать Рика, и она дала это понять, холодно заметив:

– Мне нравится отвечать на брошенный вызов. Оуэн намек понял.

– В таком случае давайте перейдем прямо к делу, – предложил он. – Я пригласил сюда сегодня мою хорошую знакомую. Криста Харт работает в археологическом управлении штата и имеет квалификацию антрополога.

– А вы тоже антрополог?

– Ну что вы! – рассмеялся Оуэн. – Я имею диплом агронома. Так сказать, фермер со степенью, – уточнил он, отвечая на ее вопросительный взгляд. – Я владелец стада более чем в двести голов и большого куска земли.

Энни невольно сравнила Рика, в неизменных грязных ботинках, замызганной футболке и с загорелым лицом, с этим холеным мужчиной, в белоснежной рубашке и джинсах без единого пятнышка.

– Вы не похожи на фермера, – заметила она.

– Не все фермеры постоянно ходят в рабочей одежде. Я владелец магазина Доу «Корма и семена» и провожу там большую часть времени. А делами на ферме заправляют специально нанятые для этого люди.

Ага! Так, значит, мистер Декер не кто иной, как фермер-белоручка.

– А где вы познакомились с антропологом?

– В баре, – послышался за спиной Энни насмешливый женский голос.

Энни обернулась. Оуэн поднял голову и улыбнулся во весь рот:

– Привет, Криста.

– Бары, – сообщила молодая женщина, входя в кабинет, – это такое место, где все в городе равны. Там размалеванные девицы общаются с тупыми инженерами, а возвышенные антропологи – со скромными агрономами.

Оуэн поднялся и пожал протянутую руку.

– Единственное, что в тебе есть возвышенного, так это рост. Мы с Кристой пару раз встречались. Давно это было.

Энни уже об этом догадалась. Она стояла, оценивающе глядя на молодую женщину, длинноногую и широкоплечую. Шапка коротко остриженных светлых волос венчала довольно простенькое веснушчатое лицо с серыми глазами и полными губами, которые, судя по морщинкам вокруг них, много улыбались.

После того как Оуэн их познакомил, Энни снова села.

– Спасибо, что ради меня проделали такой долгий путь.

– Ничего, – ответила Криста. – Когда дело касается истории штата, я всегда рада помочь.

Оуэн направился к двери:

– Вы тут вдвоем пока поболтайте, а я схожу к Бетти и принесу нам по чашечке замечательного кофе, который она варит. Я знаю, ты любишь черный, Криста. А вы, Энни?

14
{"b":"30952","o":1}