ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цена вопроса. Том 2
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Секреты вечной молодости
Триумфальная арка
Мечтатель Стрэндж
Пятьдесят оттенков свободы
Аромат от месье Пуаро
Заветный ковчег Гумилева
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks

– Ладно!

Мальчуган бросился выполнять поручение. Вскоре Над головой у Энни послышался топот маленьких ног.

– Как Рик? – неторопливо спросила Карен Декер, и ее голубые глаза стали печальными и настороженными.

– Отлично, когда я его в последний раз видела, он шел на скотный двор работать. Вы же знаете Рика.

Карен совершенно искренне улыбнулась и удивительно помолодела – стала похожа на девочку на свадебном фото.

– Он много работает, – заметила она.

В напряженной тишине послышались тяжелые мужские шаги. Отец с сыном спускались по лестнице. Взглянув на них, Энни снова перевела взгляд на Карен.

– Он хороший человек, – тихо проговорила та.

В голосе ее сквозило одновременно и сожаление, и желание защитить. А вот кого, Энни так и не поняла: то ли настоящего мужа, то ли бывшего.

– А, Энни, – протянул Декер, подходя к ней и ведя мальчугана за ручку. Брюки цвета хаки, тенниска. Как всегда, элегантный и красивый. – Я пару раз пытался вам звонить...

– Рик был дома, и я отключила телефон, – перебила его Энни.

Возникла неловкая пауза. Взглянув на бледное, с широко раскрытыми глазами, лицо жены, Декер подвел к ней сына.

– Может, пройдем наверх, в мой кабинет? – Он поцеловал жену, ласково погладил ее по округлому животу и взъерошил сынишке волосы. Мальчуган рассмеялся. – Сюда.

Энни улыбнулась Карен Декер – та не ответила на улыбку, – подмигнула Джейсону, тот неожиданно засмущался и уткнулся лицом в мамину юбку.

Кабинет Декера был типично мужским. Обшитые темными панелями стены украшали ружья и картины на охотничью тему. После того как они уселись, Декер спросил:

– Рик знает, что вы здесь?

Странно, подумала Энни. Декер всегда зовет Рика по имени, а вот Рик его – по фамилии.

– Конечно, знает. Я ведь только снимаю в его доме комнату. В мою личную жизнь он не вмешивается. Он не слишком высокого мнения о моей работе, и ему абсолютно безразлично, встречаюсь я с вами или нет.

Откинувшись на спинку стула и вскинув темные брови, Декер несколько секунд пристально смотрел на нее.

– Неужели?

– Да, – холодно ответила она. Несмотря на то, что Энни сказала Рику про Декера, она не доверяла этому человеку и не хотела, чтобы он догадался, что ее с Риком связывают не просто деловые отношения, а нечто большее. Декер мог перестать оказывать ей поддержку, а без нее Энни пришлось бы намного труднее. – И он не устает повторять, что человек он занятой и у него нет времени на мою чепуху. Естественно, говорит он это в более красочных выражениях.

– Я в этом не сомневаюсь, – бросил Декер, по-прежнему следя за Энни с интересом, как ястреб за змеей, размышляя, схватить ли ее сейчас или немного подождать. – Итак, что привело вас ко мне?

– Во-первых, я хочу поблагодарить вас за то, что сумели заинтересовать моим расследованием средства массовой информации. Большое вам спасибо, хотя впредь я попрошу, чтобы вы заранее меня об этом предупреждали.

Декер улыбнулся:

– Мне это пришло в голову неожиданно. Я попросил Бетти позвонить на телевидение. Также я просил ее позвонить и вам, но она, должно быть, запамятовала. Ничего не поделаешь, годы дают о себе знать.

«Как же, «просил», – усмехнулась про себя Энни. – Наверное, как и та журналистка «пыталась» дозвониться».

– А еще я хотела узнать про генерала Сайруса Паттерсона Буна. Меня интересует, бывал ли он когда-нибудь в ваших местах.

– Мне об этом ничего не известно. Однако кое-кто из его потомков приезжал в 1932 году на церемонию, посвященную столетию сражения у реки Бэд-Экс. В некоторых местных га-зетах за тот год были напечатаны об этом заметки. Копии их находятся у нас в музее. Поговорите об этом с Бетти.

– Спасибо, я так и сделаю.

Склонив голову набок, Декер пристально изучал ее.

– А почему вы спрашиваете про Буна? У него безупречная репутация. Он был одним из самых выдающихся генералов нашей страны, несмотря на то что не ладил с Линкольном. Женился на великосветской красавице, нарожал с полдюжины детей и умер в старости очень богатым человеком.

– Я спрашиваю потому, что Бун с Льюисом были друзьями, а в ходе расследования я узнала, что Бун очень ему завидовал, несмотря на то, что был богаче. – Энни замолчала. Лицо Декера внезапно стало замкнутым, что ее порадовало. – Льюис учился в Уэст-Пойнте, причем подавал большие надежды, а Бун учился средненько. После окончания военного училища Льюису присвоили более высокое звание, хотя он был моложе Буна на год. Зависть творит с человеком странные вещи.

Декер на мгновение замер, но потом напустил на себя равнодушный вид, однако от Энни не укрылось, что он плотно сжал губы.

– Что вы имеете в виду?

– Перестаньте восстанавливать против себя Рика. Расхохотавшись, Декер откинулся на спинку стула:

– Должен вам сказать, что Рик пришел бы в ярость, узнай он, что вы пытаетесь защитить его.

– Так, значит, драка между вами все-таки неминуема, Оуэн?

В темных глазах Декера вспыхнула ярость.

– Я провожу вас до двери, мисс Бекетт.

После того как ее вежливо выдворили из дома, Энни села в машину. На душе у нее кошки скребли. Рик испытывал явную неприязнь к Декеру, но только сейчас она поняла, что скрывается за лощеной внешностью этого человека и что она умудрилась воскресить давний, непримиримый дух соперничества.

Может быть, это у нее узкий взгляд на вещи, а не у Рика. Может быть, ей следует перед ним извиниться.

Свернув к ферме, она увидела, что Рик бежит к старой конюшне, построенной еще его прапрапрадедом. Строение из потемневших от времени и непогоды бревен было по-прежнему крепким и служило теплым, надежным жилищем для бельгийских лошадей.

Встревоженная, Энни опустила окно и крикнула:

– Рик, что случилось?

– Ничего! – прокричал Рик в ответ и, обернувшись, махнул ей рукой. – Венера только что ожеребилась. Пошли посмотрим!

Сгорая от нетерпения, Энни быстро поставила машину и помчалась к конюшне.

– Рик, где ты?

– Здесь!

Голос его донесся откуда-то из дальнего угла. Рик стоял возле стойла, не отрывая взгляда от кобылы и ее новорожденного жеребенка – крошечного создания с тонкими, как у паука, ножками. В воздухе стоял густой запах пота, а синяя рубашка Рика и его руки были испещрены пятнами, о происхождении которых Энни сочла за лучшее не задумываться.

Впрочем, уже через секунду она вообще перестала замечать что бы то ни было: все внимание поглотило только что родившееся существо с огромными глазищами и тоненьким хвостиком.

– Какой красивый! – восхищенно прошептала она.

– Да, – ответил Рик, и в голосе его прозвучали горделивые нотки. Он ласково потрепал Венеру по боку: – Я знал, что ты родишь нам красивого жеребенка, Венера.

А Энни с грустью подумала, какую жестокую шутку сыграла с Риком судьба, лишив его возможности жить с собственной дочерью и видеть, как она растет. Такой мужчина, как Рик, – идеальный отец. И идеальный муж.

Она отвернулась, чтобы не видеть счастливого лица Рика. Взгляд ее упал на его измазанную рубашку.

– Ты весь выпачкался.

– Угу. Под конец Венере понадобилось немного помочь. Ничего, вымоемся.

– Вымоемся?

Рик ухмыльнулся, и от этой мальчишеской ухмылки у Энни перехватило дыхание. Сердце гулко забилось в груди, и Энни поняла, что произошло непоправимое.

О Господи, как же это случилось? Как она это допустила? Она так боялась, что он в нее влюбится, а потом, когда она уедет, станет страдать, что вовремя не разглядела грозящей ей опасности.

А теперь уже поздно... Слишком поздно... Она сама влюбилась в него.

Внезапно Энни почувствовала острое желание очутиться в его объятиях, желание, подогреваемое охватившей ее паникой. Захотелось, чтобы он прижал ее к себе крепко-крепко, чтобы растопил леденящий холод, возникший в душе.

Она бросилась к Рику, прижалась к нему, и он, хмыкнув, крепко обнял ее и поцеловал, ни о чем не спрашивая, лишь давая Энни то, что ей в данный момент было нужно.

37
{"b":"30952","o":1}