ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец, выпустив ее из объятий, он отстранился, чмокнул Энни в нос и снова ухмыльнулся.

– Пойдзм вымоемся и отпразднуем это событие.

В последний раз взглянув на Венеру и жеребенка – тот жадно сосал, подергивая хвостиком, – Энни взяла Рика за руку, и они направились к дому, словно двое ребятишек.

Однако во взгляде, который Рик периодически бросал на нее, не было ничего детского. Оказавшись в доме, он почему-то повел ее к погребу. Не доходя до двери, стянул с себя рубашку. Едва Энни вошла в похожее на пещеру помещение, как Рик прислонил ее к прохладной влажной стене и стащил с нее кофточку.

Почувствовав на своем теле его руки, Энни непроизвольно вздрогнула. Желание, охватившее ее на конюшне, вмиг куда-то улетучилось. Похоже, холодный сырой погреб не самое лучшее место для любовных утех. Рик принялся целовать ее груди своими горячими губами, и Энни попыталась расслабиться, чтобы насладиться его поцелуями, но не могла.

– Что с тобой? – прошептал ей на ухо Рик, и Энни снова вздрогнула:

– Ненавижу темноту, и пауков.

Рик расхохотался и принялся проворно стаскивать с Энни одежду. Она стала ему помогать, и скоро они оба стояли в погребе совершенно голые, только в одних носках. Рик стянул с себя и их, однако Энни не осмелилась этого сделать. Выйдя из погреба, она стала подниматься по крутым, шатким ступеням в ванную комнату.

Рик шел сзади, похлопывая Энни по голой попке. Очутившись в ванной, Рик, на секунду прижавшись к Энни своим теплым телом, от чего она тихонько ахнула, открыл краны, и в ванну с шумом полилась вода.

– Для тебя я даже пены для ванн не пожалею, – заявил Рик и, взяв с полки флакон, вылил чуть ли не половину его содержимого в воду.

– Вот уж не думала, что ты любишь нежиться в пене, – заметила Энни, погружаясь в теплую воду.

Она бросила на Рика вопросительный взгляд. На его воинственно торчавший член, направленный прямо на нее.

– Это Хизер притащила пену для ванн, – пояснил Рик и, заметив, куда смотрит Энни, довольно ухмыльнулся, от чего кончики его усов вздернулись. – Ну и как?

Энни смущенно кашлянула, втайне надеясь, что он имеет в виду температуру воды.

– Почему бы тебе самому не забраться в ванну и не проверить?

– Пожалуй, так и сделаю. – С этими словами Рик залез в ванну позади Энни, прислонился к задней стенке, а головой оперся о кафель. – О Господи, хорошо-то как... но я знаю, как сделать, чтобы стало еще лучше.

– Ах уж эти мужчины! – рассмеялась Энни. – Всегда знаешь, чего от них ожидать.

– В этом наша прелесть, – согласился Рик.

Прильнув к нему, Энни пылко его поцеловала, и на какое-то, довольно продолжительное, время они забыли обо всем на свете. Наконец, немного придя в себя, Рик ахнул – вода чуть не перелилась через край ванны – и поспешно закрыл краны.

Вновь прислонившись к спинке ванны, он притянул Энни к себе. Удовлетворенно вздохнув, она прижалась к его мокрой мыльной груди. Ванна была такая большая и глубокая, что в нее без труда влезло бы одновременно несколько детей – или двое взрослых, которым вздумалось совместить мытье с любовью.

Чувствуя восставшую плоть Рика, Энни бросила на него игривый взгляд и, набрав побольше пены, принялась покрывать ею грудь.

– Что ты делаешь? – удивился Рик.

Не отвечая, Энни начала совершать те же манипуляции с другой грудью.

– Всегда хотелось понять, что испытываешь, когда у тебя большая грудь, – наконец вымолвила она, с удовлетворением глядя на две пенные горы. – Ну как? Здорово?

Рик зашелся беззвучным смехом и, отметя пену в сторону, накрыл руками груди Энни и принялся теребить соски большими пальцами.

– Мне достаточно и маленькой, как у тебя.

Энни вздохнула и, ощущая, как внутри вновь начинает разгораться пожар желания, беспокойно заерзала.

– А я думала, все мужчины обожают большие груди.

– Некоторые из нас любят те, что находятся под рукой, – признался Рик, целуя ее в шею.

– Гм... – протянула Энни и, чувствуя, что кончики усов щекочут ей кожу, легонько толкнула его локтем. – Не слишком-то романтично.

– Ну тогда скажу, что я всякие груди люблю. Какого они размера, не имеет значения.

Энни повернулась к нему лицом так порывисто, что по воде пошли волны, и взглянула на пах Рика, возле которого собралась пена.

– Лучше не надо, – рассмеялся Рик.

– Не порть мне удовольствие. Теперь моя очередь позабавиться.

– Милая, по-моему, ты переходишь все границы.

Заметив в его глазах блеск, Энни заподозрила подвох, однако отреагировать не успела: Рик окунул ее в воду. Когда она, фыркая и отплевываясь, вынырнула на поверхность, он схватил флакон с шампунем и притянул Энни к себе.

– Я бы сейчас вымыл тебе рот шампунем, да лень.

– Так нечестно! Пользуешься тем, что сильнее меня, – буркнула Энни, глядя, как Рик, взбив шампунь в густую пену, принялся намыливать ей волосы. – Вот я тебя сейчас тоже окуну!

– Попробуй.

– И попробую!

– Энни, задержи дыхание.

Энни взвизгнула, однако сделать ничего не успела: Рик снова окунул ее в воду и начал ополаскивать ей волосы. Энни мужественно терпела, хотя вода лилась ей в рот. Но когда Рик закончил свои манипуляции, схватила его за лодыжки и утянула под воду. Он вынырнул смеясь и принялся мотать голо-вой, отряхиваясь, как мокрая собака, так что брызги полетели во все стороны.

К тому времени из ванны на пол уже вылилась половина воды, так что пришлось снова набирать воду, чтобы вымыться. Энни с Риком принялись намыливать друг друга. Прикосновение к ее телу скользких, мокрых рук Рика вызвало в ней яростный прилив желания. Хотелось, чтобы Рик поскорее занялся с ней любовью, хотелось почувствовать его в себе. Желание это усиливалось с каждой секундой.

– Эта ванна достаточно большая, чтобы можно было в ней немного поразвлечься, – прошептала Энни, покусывая Рику мочку уха и крепко ухватив его за плечи. Прильнув к нему, она потерлась телом о его восставшую плоть.

Рик лишь хмыкнул, и Энни, приподнявшись, стала медленно опускаться, вбирая его в себя осторожно, дюйм за дюймом.

Внезапно она почувствовала, что Рик замер.

– Подожди. Вот черт! Я не... Энни беззаботно поцеловала его.

Однако Рик рывком вышел из нее и одарил таким взглядом, что Энни должна была бы затрепетать от страха.

– Что с тобой, черт подери! Хочешь залететь?

– Конечно, нет! – холодно ответила Энни.

Она мысленно представила себе Рика. Вот он смотрит на нее, улыбаясь, касается своими нежными руками ее тела, вызывая бурю чувств. Потом перед глазами встал новорожденный жеребенок, жадно сосущий мать, и кобыла, не сводящая с него удовлетворенных, глаз. И на какую-то долю секунды Энни представила рядом с собой Рика: он смотрит на нее улыбаясь, а она кормит грудью их ребенка – красивого золотовласого мальчугана, похожего на маленького викинга.

И вновь в груди разлился холодок. О Господи, ну почему она такая дура! Семейная жизнь, особенно с Риком, не для нее. И нечего о ней мечтать.

– Ты прав, – проговорила она, вставая, и вода заструилась по ее телу. Рик вперился в нее жадным, горячим взглядом. – Похоже, мы увлеклись.

Рик тоже поднялся и крепко поцеловал ее. Энни чувствовала, что этим крепким, страстным поцелуем он пытается ей что-то сказать, однако не поняла, что именно, а спросить не решилась.

Схватив сразу несколько полотенец, Рик отдал половину Энни, и они принялись вытирать друг друга. Потом, по-прежнему не проронив ни слова, Рик взял ее за руку и повел в свою спальню. Ей нравилась эта комната: просторная, светлая, с обоями небесно-голубого цвета и старой кроватью на высоких ножках, покрытая сшитым вручную стеганым одеялом. Даже в самые холодные зимы, которые иногда выдаются в Висконсине, в спальне Рика наверняка по-летнему тепло и уютно.

Рик направился было к окну, чтобы закрыть шторы, однако Энни его остановила:

– Не нужно, пусть в окно светит солнышко.

Надев презерватив, Рик опустился на кровать, и тело Энни словно обдало жаром. Он любил ее медленно, нежно, несколько раз сумел заставить достичь невыразимого блаженства, после чего сам достиг вершины наслаждения.

38
{"b":"30952","o":1}