ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ты сказал?! – прошептала она наконец.

– Ни один уважающий себя болван не позволит своей женщине разговаривать с ним таким тоном. Ты слышала, что я сказал: закрой свой миленький маленький ротик.

Последовало более продолжительное молчание.

– Ну, если ты решил претворить мою фантазию в жизнь, ты должен делать это иначе. Нужно сказать не «закрой свой миленький маленький ротик», а «помолчи, женщина», – тихим и чуть хрипловатым голосом произнесла Энни.

Откашлявшись, Рик прорычал:

– Помолчи, женщина! – И для пущего эффекта легонько хлопнул Энни пониже спины, после чего начал подниматься по лестнице на сеновал.

– Кларк Гейбл изобразил бы это более романтично, – жалобным тоном произнесла Энни. – Может, все-таки отпустишь меня? А то я упираюсь носом прямо в твой зад, да еще и в ушах звенит... Эй, ты что, несешь меня по лестнице? Ой! Рик, не стукни меня головой! Это уже не похоже на мою фантазию.

Рассмеявшись, Рик продолжал подниматься по лестнице, однако и в самом деле постарался не ударить Энни головой и не уронить. Нельзя сказать, чтобы она была слишком легкой, однако Рик ни за что бы не признался, что ему тяжело.

– О... – протянула Энни, когда они наконец добрались до верха. – Сеновал... Классика. Мне нравится ход твоих мыслей.

– А кто сказал, что я способен мыслить? – проговорил Рик, швыряя ее на гору сухого сена, оказавшегося чрезвычайно колючим. Вверх взметнулся целый столб пыли. Энни чихнула.

– Это тоже не входит в мою фантазию.

– Прости. Болван забыл захватить с собой одеяло, – заявил Рик, возвышаясь над Энни.

Энни улыбнулась:

– Вежливая девушка сделает вид, что этого не заметила.

– Повезло этому твоему... – Рик скрестил руки на груди, зная, что Энни это нравится, – варвару. А может, пирату? Или...

– Викингу.

Рик расхохотался было, однако Энни бросила на него такой взгляд, что смех замер у него в груди.

– Ладно, пусть будет викинг. И что этот твой викинг делает дальше?

– Насилует похищенную им девушку, ублажая всю ночь напролет.

Тут уж Рик не выдержал и от души рассмеялся.

– Может, дашь мне минут двадцать, и посмотрим, смогу ли я пару раз сделать тебя счастливой?

Вытащив из кармана презерватив, Рик расстегнул джинсы, стянул с себя рубашку и накрыл тело Энни своим телом. Коснувшись рукой ее интимного местечка и почувствовав его влажность, Рик понял, что Энни его хочет. Отлично! А то, пока она вертелась у него на плече, он возбудился не на шутку.

Рик с силой вошел в нее, и его охватил такой восторг, что он даже закрыл глаза от полноты ощущений.

– О Господи, Энни... – прошептал он и жадно поцеловал ее. – Что ты со мной делаешь...

Крепко обхватив его руками и ногами, Энни прильнула к нему всем телом, сладострастно постанывая, и желание разгорелось в груди Рика с еще большей силой.

– Глубже... – простонала она, подаваясь ему навстречу, отвечая на все убыстряющийся темп его движений. – Еще... еще...

Несколько минут спустя Энни, пронзительно вскрикнув, содрогнулась в сладких конвульсиях, и Рик последовал ее примеру. Его протяжный стон поднялся вверх, к стропилам, и распугал птиц, мирно сидевших под самой крышей. Тяжело дыша, Рик с Энни лежали, по-прежнему сжимая друг друга в объятиях, чувствуя, как колючее сено впивается в кожу.

Наконец, удовлетворенно вздохнув, Энни проговорила:

– Однако тебе и двадцати минут не понадобилось.

Застонав, Рик перекатился через нее.

– У этого викинга был тяжелый день. Вот он и оплошал. Прижавшись к нему, Энни по привычке уткнулась носом ему в шею.

– Обними меня, – прошептала она. – Я хочу, чтобы ты обнял меня так крепко, словно никогда никуда не отпустишь.

Услышав эти слова, Рик почувствовал, как в груди его вспыхнула странная, полузабытая нежность. Обхватив Энни обеими руками, он крепко прижал ее к себе, проводя пальцами по голой спине и ягодицам. А Энни ласково поглаживала его по плечам и груди, тихонько напевая. Рик лежал и слушал жужжание мух, стрекотание сверчков и жалобный крик козодоев.

На него снизошли мир и покой, и ему хотелось, чтобы это продолжалось если не вечно, то хотя бы подольше. Он еще не готов отпустить Энни.

– Можем отправиться искать твоего солдата завтра, – проговорил он, гладя Энни по волосам. Ну как он ее отпустит! Даже мысль об этом причиняет ему боль. – Овраг в пещере не такой уж и большой. Если он там, мы его утром и найдем. – И, помолчав, спросил: – Ты достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы туда идти?

– Теперь это уже не имеет значения, – сонным голосом ответила Энни.

Рик не понял, что она имеет в виду, но, после того как подслушал разговор Энни с Хизер, был уверен, что Хадсон значит для Энни очень много. О Господи, только бы этот парень оказался в Холлоу!

– Мне нужно еще кое-что доделать. Ты выглядишь измученной. Почему бы тебе не полежать здесь и не отдохнуть, пока я работаю? А потом пойдем домой.

– Ладно. – И Энни со вздохом улеглась на нагретое его теплым телом место. – Только не забудь за мной зайти.

Дойдя до лестницы, Рик обернулся и посмотрел на нее. Она лежала, свернувшись клубочком на сене, точь-в-точь спящий пушистый котенок, и ласковые солнечные лучи, проникая сквозь щели конюшни, бросали на ее тело зыбкий свет.

– На это можешь не надеяться, – бросил он, чувствуя, как что-то сжалось у него груди.

К тому времени как Рик вернулся, Энни успела привести себя в порядок и немного подумать, наблюдая за порхающими над головой птицами. А Рик по-настоящему разозлился, когда она настаивала на том, чтобы немедленно отправиться в Хол-лоу. Сейчас Энни и сама понимала, что заниматься на ночь глядя раскопками глупо, однако тогда она была слишком возбуждена, чтобы размышлять здраво.

И тем не менее реакция Рика обеспокоила ее. Он не просто разозлился на нее. За его вспышкой гнева угадывалось нечто большее, но что именно, Энни никак не могла понять. Она лишь догадывалась, что он ревнует ее к Льюису, хотя сам он это категорически отрицал.

Энни вздохнула. Этот человек почти все то время, которое они знакомы, ставит ее в тупик, но любовник он отменный, этого у него не отнять. Энни закрыла глаза. Смутное желание по-прежнему теснило грудь. Она провела пальцем по губам, все еще помнящим прикосновение губ Рика.

Как все-таки мило с его стороны согласиться претворить в жизнь одну из самых глупых ее фантазий. Кто бы мог подумать, что он на это решится? Нужно будет придумать еще какие-нибудь легкомысленные и в то же время возбуждающие игры.

Улыбка на лице Энни погасла. Однако нужно придумать их побыстрее. Ее время на ферме Рика неумолимо истекает.

Ступеньки лестницы заскрипели под тяжелыми башмаками, а через секунду в проеме показалась голова, увенчанная золотисто-рыжей шевелюрой. Рик подошел к Энни, и ей показалось, будто клонящееся к закату солнце, словно длинными пальцами, гладит его голову своими темно-золотыми лучами. Энни неожиданно тоже захотелось это сделать.

– Готова? – спросил Рик.

Энни кивнула и, ухватившись за его протянутую руку, встала.

– Я хочу есть, – проговорила она.

– Я тоже. Как насчет чего-нибудь холодненького?

– Это было бы просто божественно.

– Тогда давай совершим набег на кафе «Куин».

– Мне нравится ход твоих мыслей, – усмехнулась Энни. – Я бы с удовольствием съела виноградного мороженого. Двойную порцию.

А некоторое – довольно короткое – время спустя она уже сидела рядом с Риком в пикапе и ехала в город. Купив виноградного мороженого для Энни и большой ванильный рожок для Рика, они поехали обратно. На землю уже спустилась ночь, сквозь опущенные окна в салон врывался прохладный ветерок, а машина мчалась по темным извилистым загородным дорогам.

– Знаешь, – крикнула Энни, пытаясь перекричать грохочущую из приемника песню в стиле классического рока, – такого в моих прошлых свиданиях еще не было.

Рик усмехнулся, ведя одной рукой машину и одновременно пытаясь доесть рожок с подтаявшим и капавшим мороженым и при этом не измазаться, что удавалось ему с трудом.

44
{"b":"30952","o":1}