ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это прямо про тебя.

– А второй стих знаешь?

Энни замерла:

– Гм, я...

– Фермер берет жену.

Бросившись животом на крышку стола, Рик проехал по ней, и не успела Энни испуганно взвизгнуть, как он ухватился рукой за конец блузки. В этот момент во дворе завыл Бак. Видимо, почувствовал, что в доме происходит что-то неладное. Воспользовавшись этим, Энни поспешно высвободилась. В руках Рика осталась лишь белая кружевная кофточка.

– Может быть, но сначала он должен ее поймать.

– Этот фермер не дурак, – мрачно ухмыльнулся Рик. – Как говорится, для достижения цели все средства хороши. – И он бросился в атаку.

Энни с воплем помчалась прочь из кухни, по пути опрокидывая стулья, чтобы Рик не так быстро ее догнал. Однако Рику такие преграды были нипочем. Перепрыгивая через стулья, он несся за Энни и вскоре почти настиг ее, она даже чувствовала затылком его прерывистое дыхание. Однако каким-то чудом ей снова удалось улизнуть. Она помчалась в маленькую гостиную, по пути огибая стулья, софу, сбрасывая на пол подушки, надеясь, что Рик о них споткнется. Но не тут-то было.

Он загнал ее в тот угол, где в кадке стоял огромный фикус. Энни попыталась было проскочить с левой стороны, однако Рик был настороже и уже протянул к ней руки, когда она сообразила присесть, избежав, таким образом, опасности, и устремилась во вторую гостиную.

– Черт! – смеясь воскликнул Рик у нее за спиной. – Кур ловить и то легче!

– Ну надо же! Как романтично! Сравнить меня с курицей! – ахнула Энни и, добежав до середины комнаты, остановилась и схватила с любимого кресла Рика телевизионный пульт. – Ну-ка стой! Не подходи, а не то навсегда распрощаешься с пультом!

Рик остановился как вкопанный, тяжело дыша.

– А еще утверждаешь, что я нечестно играю. Ну, теперь пощады не жди!

Сейчас он ее схватит! Ей не уйти. Однако Энни и на сей раз попыталась ускользнуть. Но не тут-то было. Руки Рика плотно сомкнулись вокруг нее. Тогда она принялась извиваться всем телом, пытаясь высвободиться, и Рик, чертыхаясь, едва удерживал ее. Внезапно Энни рывком согнула ногу и ударила его прямо в пах. Охнув, Рик едва не выпустил ее, однако каким-то чудом удержал и потащил, брыкающуюся и хихикающую, в спальню.

Там он швырнул ее на кровать, где она пару раз довольно высоко подпрыгнула, и, прежде чем успела откатиться в сторону, прижал к матрасу своим телом.

– Ну ты даешь, Энни! И не помню уж, когда я в последний раз так веселился. – И, тяжело дыша, Рик задвигал бедрами. – Ну что, поборемся, дикая кошечка?

Усмехнувшись, Энни взглянула на Рика.

– Ну? Что скажешь? – спросил он, легонько касаясь губами ее губ.

«Я люблю тебя». Энни поспешно закрыла глаза, пытаясь сдержать непрошеные слезы, – и откуда они только взялись?

– Только, чур, я буду сверху.

– Ты всегда сверху, «фермер берет жену»...

Интересно, как это может быть, что одновременно хочется и смеяться, и плакать? Деланно-беззаботным тоном Энни поддразнила:

– Этот фермер из лесистой долины должен немного ослабить хватку, а то, чего доброго, он меня задавит.

Расхохотавшись, Рик перекатился на спину. Энни мигом взгромоздилась на него и начала шутливо бороться с ним, не в полную силу, но и не уступая. Лишь когда Рик стад стягивать с нее оставшуюся одежду, она стала брыкаться изо всех сил. Потом она принялась стаскивать с Рика джинсы, и кровать заходила ходуном. Дело кончилось тем, что они рухнули на пол, увлекая за собой простыни, легкое одеяло и одежду.

Случайно обнаружив как-то, что Рик боится щекотки, Энни сейчас не замедлила этим воспользоваться. Рик зашелся от смеха, и, пока он смеялся, Энни метнулась к кровати, намереваясь перескочить через нее и убежать.

Увы! Рик оказался проворнее. Только Энни успела забраться на голый матрас, как Рик схватил ее за щиколотку, рванул к себе и улегся сверху. Лежа лицом вниз на кровати, Энни поняла, что проиграла. Победа досталась Рику. И он не замедлил это доказать, войдя в нее так глубоко и с такой силой, что Энни вскрикнула. Но когда он ритмично задвигался в ней, острое чувство наслаждения пронзило ее, и она выгнула спину, стремясь, чтобы это чувство стадо еще острее.

– Я поймал тебя, – прерывисто прошептал Рик, неумолимо вонзаясь в нее все глубже. – И думаю, я тебя удержу. Хотя бы... и ненадолго.

– Рик, нет, – простонала Энни.

– Да. – Он еще раз вонзился в нее, и Энни почувствовала, как по ее телу прошла сладкая дрожь. – Да, Энни, да!

Возражать, напоминать ему, что она не сможет остаться, больше не было сил. Запрокинув голову, закрыв глаза, Энни отдалась сладостной пытке, которая с каждой секундой становилась все острее. Наконец, вскрикнув, она содрогнулась в экстазе, прерывисто простонав:

– Ри-и-и-к...

В тот же день вечером Энни с Риком сидели в гостиной. Рик молча смотрел вечерние новости – как раз передавали сообщение о погоде. Лицо его было усталым, а на спине виднелись небольшие царапины, которые Энни оставила своими острыми ноготками во время любовных утех. Энни же внимательно изучала диссертацию Кристы Харт и интервью, которое та брала в Оклахоме.

Выпуск новостей продолжался, и Энни на пять минут оторвалась от моря окружавших ее бумаг, чтобы посмотреть «гвоздь» программы – себя в Холлоу. Она была рада тому, что Рик пребывал в молчаливом настроении: после всех сегодняшних событий ей было не до выяснения отношений с ним.

Внезапно с кресла донесся тихий храп, и Энни подняла голову. Рик заснул, положив пульт на живот.

При виде этой мирной картины Энни почувствовала, как что-то дрогнуло у нее в груди. Как было бы хорошо сидеть вот так рядом с Риком всю оставшуюся жизнь. Однако она понимала, что оставаться в этом доме навсегда ей нельзя. Жизнь с Риком была ей чужда: когда новизна страсти пройдет, наверняка окажется, что больше их ничто не связывает. Рик – трудоголик, а она... ей вообще здесь делать нечего. Когда в истории с Льюисом будет поставлена точка, нужно разрабатывать какой-то новый проект, и один Господь знает, куда этот проект ее заведет и сколько времени отнимет.

А Рик терпением не отличается, и, насколько она могла судить, ему вряд ли понравится, что женщина, с которой он экивет, вечно куда-то уезжает. Энни вспомнилось, как они занимались любовью, и внезапно она похолодела от ужаса: уже пару раз Рик не пользовался презервативом.

О Господи, а что, если она забеременела?

Энни охватил такой страх, что пришлось закрыть глаза и несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться.

Пока Рик продолжал тихонько посапывать, Энни улеглась на пол и принялась читать. Читала она до тех пор, пока перед глазами не замелькали красные круги. Ей удалось почерпнуть много интересного из жизни коренного населения Америки в начале девятнадцатого столетия, однако никаких сведений ни о Льюисе, ни о Буне она не обнаружила. Еще пять страниц – и она на сегодня закончит, после чего попытается разбудить Рика и уложить его в постель.

Она перевернула страницу, начала читать – и вдруг села, чувствуя, как исступленно заколотилось сердце.

– Рик! – Она потрясла его за ногу. – Рик, проснись!

Он мгновенно выпрямился, успев подхватить пульт, который, соскользнув с его живота, едва не упал на пол. Еще через секунду его сонный взгляд стал ясным и сосредоточенным.

– Ты что-то нашла?

– Похоже на то. Вот интервью с одним из потомков Черного Ястреба. Послушай. – И Энни начала читать: – «Сестра моего дедушки потеряла в этих местах внучку, и мой дедушка рассказал, что ее убили солдаты. Один белый солдат пытался спасти ее, но тоже был убит. Но солдаты в форту не прислушались к словам моего дедушки».

Рик тихонько присвистнул:

– Молодец, детка.

– Но может быть, все это и не так. – Энни еще раз просмотрела страницы, руки ее тряслись. – Здесь не говорится, где это произошло и когда, но, похоже, убийство девушки совпало по времени со сражением на Висконсинских высотах.

53
{"b":"30952","o":1}