ЛитМир - Электронная Библиотека

Ярость, взметнувшаяся в груди Рика, заставила его потерять остатки самообладания.

– Какому ходатайству? – завопил он.

Красавчик одарил его таким взглядом, словно перед ним полный идиот.

– Ходатайству, начатому мистером Декером и мисс Бе-кетт, о покупке Блэкхок-Холлоу, направленному в администрацию штата Висконсин.

Рик почувствовал, как внутри у него что-то оборвалось. Схватив парня за лацканы пиджака, он с силой толкнул его к стене конюшни.

– Последний раз повторяю! – закричал он прямо в его изумленное лицо, краешком глаза заметив, что остальные члены команды телевизионщиков подошли к ним. Один из них успокаивающе положил ему руку на плечо. – Убирайтесь с моей территории, а не то я вызову полицию! Вы осознаете всю важность этого?

– Конечно, – холодно ответил красавчик. – Отпустите.

Рик попятился, стряхнув со своего плеча чужую руку, и стал ждать, пока они в гробовой тишине, нарушенной только один раз, когда красавчик сдавленно ругнулся себе под нос, соберут свое оборудование. И только когда фургон, взметнув из-под колес тучи гравия и грязи, уехал со двора, он повернулся и направился к дому.

Гнев сменился горьким разочарованием. От Декера этого можно было ожидать. Но от Энни?

Ради Льюиса Хадсона она уже не раз действовала за его спиной, и он ей это прощал. Но если сейчас она и в самом деле вступила в сговор с Декером, пытаясь украсть у него, Рика, землю – а это именно воровство, и ничто иное, каким бы красивым словом Декер ни прикрывался, – этого он ей не простит.

Рик шел к дому, размышляя о том, что ради Энни обязан усомниться в словах журналиста и предоставить ей возможность объясниться. Чем ближе он подходил, тем тяжелее становилось у него на душе. Девочки сидели на заднем сиденье пикапа, и глаза их возбужденно блестели. На лице Энни застыла тревога.

– Что случилось? – спросила она.

– Я их выставил. – Рик взглянул на Хизер. – Идите в дом, девочки, мне нужно поговорить с Энни.

От него не укрылось, как улыбки их погасли, а возбуждение сменилось удивлением. Бросив взгляд на Энни, они молча вылезли из машины. Даже Хизер не осмелилась открыть рот.

– Что случилось? – повторила Энни, когда они остались одни.

Беспокойство в ее карих глазах казалось таким искренним, рука такой мягкой и теплой...

– Расскажи мне о ходатайстве, Энни.

На лице Энни отразились замешательство и тревога, и Рику пришлось отвернуться.

– О каком ходатайстве? – удивилась она. – Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

– Это правда? – спросил Рик, взглянув на нее.

– Ты думаешь, что я тебе вру? – Энни сердито прищурилась.

Рик помолчал секунду, пытаясь подобрать подходящие слова.

– Такое уже случалось, Энни.

– Так что же ты на этот раз ставишь мне в вину?

Рик уловил в ее тихом голосе гневные нотки.

– Журналист, которого я выгнал, сказал, что вы с Декером направили ходатайство в администрацию штата о покупке Холлоу.

– И ты ему поверил?

Больше Рик сдерживаться не мог.

– Не делай из меня идиота, Энни! Единственное, о чем я тебя прошу, так это сказать мне правду, пусть даже самую горькую.

Энни резко запрокинула голову, словно Рик ее ударил. Рик тотчас же пожалел о своих словах. Он даже шагнул вперед, словно намереваясь схватить их, скомкать, выкинуть... Поздно!

– Незачем делать из тебя идиота, – тихо проговорила Энни. – С этим ты прекрасно справляешься сам. – Лицо ее побледнело и исказилось от боли. Поднявшись на крыльцо, она обернулась к Рику: – Я понятия не имею ни о каком ходатайстве. Если Оуэн Декер утверждает обратное, он лжет... И черт бы тебя побрал, Рик, – прошептала она, – черт бы тебя побрал за то, что ты веришь ему, а не мне.

– Откуда мне знать! – заорал Рик. – Ради своего Льюиса Хадсона ты на все готова. И потом, какое тебе дело до того, потеряю я несколько акров земли или нет? Ты мне как-то сама сказала, что мне лучше ее продать.

Энни взглянула на него сверху вниз:

– Мне нравится идея увековечить память о Льюисе в том месте, где он погиб. Он этого заслуживает, но я к ней не имею никакого отношения.

И внезапно Рика как громом поразило: о Господи, да ведь это Декер! Этот подонок расставил хитроумную ловушку, а он-то, дурак, в нее попался! Чертыхнувшись себе под нос, Рик круто повернулся и направился к пикапу. Только бы этот мерзавец еще не уехал из Холлоу. Пора раз и навсегда за все поквитаться со своим старым дружком.

– Рик, куда ты?

У дверцы пикапа Рик обернулся. Бледное лицо Энни было встревоженным.

– А ты как думаешь? – крикнул он в ответ. – Скажи девчонкам, пусть сидят дома.

– Рик, не надо! Прошу тебя, ты...

Захлопнув дверцу, Рик включил двигатель, заглушив тем самым голос Энни, и нажал на акселератор. Когда через несколько секунд он бросил взгляд в зеркало заднего обзора, то увидел, что машина Энни быстро приближается к нему.

Зря она его не послушалась. Все равно теперь уже ничто не заставит его повернуть назад.

В Холлоу понаехало столько легковых машин и грузовиков, что Рику пришлось поставить машину, не доезжая до нужного места, и дальше отправляться пешком. Он быстро шел по дороге, как вдруг мимо проехала Энни и, выйдя из машины, бегом устремилась за ним следом.

– Рик, не глупи! Постой!

Но он не остановился, даже когда она вцепилась в него, пытаясь задержать. Впереди он заметил Декера. Тот стоял с группой индейцев, с серьезным видом кивая одному из них – низенького роста, с бочкообразной грудной клеткой и косичками, – который что-то ему втолковывал, энергично жестикулируя.

Рик стал пробиваться сквозь небольшую группу активистов с плакатами, бесцеремонно их расталкивая. Люди выражали свое возмущение громкими возгласами, и Декер поднял голову.

– Рик? Рад тебя здесь видеть. – Глаза его блеснули от явного удовольствия и предвкушения дальнейших событий. – Я объяснил свой план относительно Холлоу, и все с ним согласились. Я приезжал к тебе сегодня, хотел поговорить, но не застал тебя дома.

Как всегда, он предоставлял Рику защищаться.

– Может, твой план и неплох, – проговорил Рик во внезапно возникшей тишине. – Только претворять его в жизнь нужно не такими методами, какие ты избрал. Ты должен передо мной извиниться, Оуэн, за то, что действовал у меня за спиной. Это все равно что украсть... Впрочем, в этом деле ты мастер.

Тишину нарушил тихий шепот.

– И мы оба знаем, почему ты это сделал, – продолжил Рик и заметил, что индейцы осторожно отступили, почувствовав, видно, что во влажном лесном воздухе Холлоу снова запахло кровью.

– Оуэн!

Карен... Рик не отрывал взгляда от Декера, однако слышал, как она подошла сзади.

– Оуэн, ты же мне говорил, что Рик согласился.

Рик приблизился к Декеру. Тот не сделал попытки отстраниться, и лицо его по-прежнему оставалось безмятежным.

– Подонок, – тихо прошептал Рик.

– Это место принадлежит общественности, всему народу на многие поколения вперед, – наконец проговорил Декер. – Но если бы я пришел к тебе с этой идеей, ты бы отказался выслушать меня, потому что смертельно меня ненавидишь. Ты вбил себе в голову, что я только и думаю, как бы тебе напакостить, но ты ошибаешься. Я предпринимаю шаги, чтобы Холлоу получил свое заслуженное место в истории нашего штата. Если бы ты видел дальше своего носа, ты бы понял, что я ничего не пытаюсь у тебя украсть, а действую во благо общества.

– Это все вранье, – бесстрастным голосом проговорил Рик, – и ты это не хуже меня знаешь.

– Эй! – окликнул их молодой полицейский по имени Дейв Харрисон, младший сын Дона Харрисона. – Всем отойти назад! Прошу не нарушать порядка. Мистер Магнуссон, мистер Декер, может быть, вы найдете для выяснения отношений более укромное место?

– Нет, – сказал Рик. – Я разберусь с ним здесь и сейчас. Покажу этому лживому негодяю, где раки зимуют!

Не успел он произнести последнее слово, как Декер бросился на него с кулаками.

Ожидая этого, Рик пригнулся и, в свою очередь, кинулся на Декера. Тот нанес отвлекающий удар справа, однако Рику удалось его зацепить. Послышался женский крик, однако ни один человек не вызвался разнять дерущихся, даже Харрисон – паренек вырос в этом городе и прекрасно понимал истинные причины драки. Рик с Декером молча шли по кругу, глядя друг другу в глаза, и тут Рик услышал голос Энни:

59
{"b":"30952","o":1}