ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

«10 марта 1832 года.

Янгстаун, штат Огайо

Я составляю планы. Клянусь, они тебе понравятся, да и как же может быть иначе, ведь они касаются тебя. Я обдумываю, какие подарки тебе привезти, я придумываю имена для очаровательных крошек, которые у нас появятся. Как же много планов и как ты далеко, ужасно далеко от меня».

Из письма лейтенанта Льюиса Хадсона мисс Эмили Оглторп

На следующий день Энни поехала из отеля «Блэкхок-Холлоу» в город Уорфилд, преследуя две цели. Во-первых, ей хотелось познакомиться с местными жителями, имевшими представление об истории края, и, во-вторых, собрать как можно больше сведений о Рике Магнуссоне.

Список, который она себе наметила, начинался с семейных ресторанчиков – традиционных мест, где обычно собиралось коренное население. Если она ничего не узнает там, попытает счастья в барах, потом на фермах и, наконец, в салонах красоты. Мужчина с такой внешностью, как Рик, наверняка должен производить впечатление на женское население этого маленького городка.

Покружив по улицам, Энни решила для начала зайти в ресторанчик Рут, который оказался в квартале от магазина Доу «Корма и семена».

Припарковавшись напротив маленького кирпичного здания, она открыла дверь ресторана, и висевшие над ней колокольчики тотчас же зазвенели, возвещая о ее прибытии. С улицы ресторанчик показался ей неказистым, однако внутри оказался милым и уютным. Грубо отесанные столы, покрытые ярко-красными скатертями, радовали глаз.

В воздухе витал такой вкусный запах жарящейся яичницы, тостов и ароматного кофе, что у Энни слюнки потекли. Подойдя к буфетной стойке, она уселась на скрипучий красный виниловый табурет.

– Сейчас я к вам подойду! – крикнула стоявшая за стойкой официантка, и Энни согласно кивнула.

Крутясь на табурете, она принялась разглядывать самые разнообразные старинные предметы, развешанные по обшитым панелями стенам: хомуты, лезвия плугов, пилы, наконечники стрел. Рядом с ними висели предметы домашнего обихода, такие как оловянная посуда и скалки. Владелица ресторана, похоже, занималась еще и продажей местных поделок: вязаных коров, украшенных бантами и засушенными цветами, и деревянных коробочек, раскрашенных яркими абстрактными цветами. Последних набралась целая полка.

На стенах также висело множество старинных фотографий, на которых люди с застывшими лицами были сняты на фоне белых фермерских домиков. А над кассовым аппаратом висела литография Черного Ястреба, выполненная в романтическом стиле.

Этакий свирепый старикан, чьей бритой голове с воинственно торчавшей прядью волос, оставленной для устрашения врагов, и многочисленным серьгам позавидовал бы любой уважающий себя рокер. Черный Ястреб сражался вместе с Текумсе на стороне англичан, когда главный зерновой район Америки все еще принадлежал веселой старой Англии. Будучи уже в преклонных годах, он со своей бандой заставил пограничные отряды американской армии изрядно попотеть, прежде чем им удалось заманить его в ловушку у реки Бэд-Экс. А потом началась резня, в которой погибли сотни индейцев, включая женщин и детей...

– А вот и меню.

Голос официантки прервал мрачные мысли Энни. Она обернулась и увидела перед собой дружелюбное круглое лицо с несколькими подбородками.

– Спасибо.

– И чашечка кофе. Попейте пока, а я через минуту подойду к вам и приму заказ.

Пока Энни ждала, прихлебывая кофе, она снова огляделась по сторонам. Время завтрака миновало, и за столиками было мало посетителей. Официантка лет под сорок с выкрашенными темной краской волосами брала заказ у группы старичков, напропалую с ней флиртовавших. Весело смеясь, она что-то кокетливо им ответила, делая пометки в блокноте, и уверенной походкой, по-деловому печатая шаг и энергично размахивая руками, направилась на кухню, скрипя туфлями на толстой подошве.

Официантка, подавшая Энни кофе, вернулась и, выхватив из кармана блокнот, проговорила:

– Что вам принести?

– Пожалуйста, большую стопку блинов... нет, подождите, поскольку я в Висконсине, принесите мне большой омлет с сыром, политый сиропом. – В предвкушении сытного завтрака в животе у Энни забурчало. – И несколько блинов. А еще порцию бекона.

Официантка и глазом не моргнув выслушала заказ, который скорее сделал бы водитель-дальнобойщик, а не хрупкая девушка.

– Сироп подогреть?

– Да, пожалуйста. Большое вам спасибо.

Во время завтрака Энни удалось завести разговор с официанткой, которая то и дело сновала взад-вперед и которую, судя по табличке, приколотой к форменной блузе из полиэстра, обтягивавшей пышную грудь, звали Милли.

– Значит, говорите, писательница и фотограф? – переспросила Милли, энергично протирая хромированный автомат, выдающий салфетки. – Вот это да! А в наш город надолго?

– Скорее всего на несколько месяцев. Я еще пока в нем слабо ориентируюсь. Не возражаете, если я задам несколько вопросов?

– Валяйте. Всегда рада помочь своим посетителям.

– Моя основная работа будет проходить на ферме Блэкхок-Холлоу. Вы знаете, где она находится?

– Естественно, там живет Рик Магнуссон.

– Вы с ним знакомы? Милли хмыкнула:

– Да я его с пеленок знаю. Мы с мужем, еще когда жили на ферме, были с его родителями соседями.

– Кто это тут вспоминает Рика Магнуссона? – Молоденькая официантка, наливавшая в кофейник воду, повернулась к Энни и улыбнулась ей. – Я недавно видела его в супермаркете. Он шел по проходу, а потом остановился у того места, где лежали мускусные дыни, и принялся их ощупывать Я чуть не кончила, глядя на него.

Смущенно кашлянув, Энни поставила на стол чашку, а Милли, нахмурившись, накинулась на бесцеремонную девицу:

– Джоди, я уже тысячу раз тебя предупреждала: нельзя болтать все, что вздумается, в присутствии посетителей!

– Но ведь это правда, – упорствовала обиженная молодая девушка.

Энни повернулась к светловолосой полногрудой Джоди:

– Так вы находите его привлекательным?

– О Господи! Ну конечно, – со вздохом ответила Джоди. – Но этот парень холоден как лед и слишком занят, чтобы обращать внимание на такую девушку, как я. Всегда вежлив, всегда предупредителен, но, клянусь, нужно, наверное, быть секс-бомбой, чтобы его расшевелить. А я в этой уродливой форме выгляжу как корова под седлом.

В этот момент на кухне звякнул кассовый аппарат, кухарка грубым голосом выкрикнула сумму, и Джоди бросилась выполнять заказ. Энни с облегчением вздохнула: слава Богу можно не придумывать тактичный ответ.

Заметив смущенное выражение на лице Милли, она рассмеялась:

– Не переживайте, я вовсе не чувствую себя оскорбленной.

– Эти современные девицы – просто ужас какой-то! Такое вытворяют – уму непостижимо! – Милли сокрушение покачала головой, но спустя мгновение улыбнулась. – Но то что Рик трудяга, она верно заметила. Помнится, он был еще совсем мальчишкой, а уже помогал своему отцу по хозяйству А что вы собираетесь делать у него на ферме?

– Я занимаюсь исследованием войны Черного Ястреба.

– Ну, тогда вы попали туда, куда надо, – заметила Милли, в очередной раз наливая Энни кофе. – В наших местах Черный Ястреб – знаменитость.

– Я это заметила.

Колокольчики над дверью снова звякнули. Энни обернулась: хорошо одетый темноволосый мужчина вышел из ресторанчика, махнув на прощание рукой и улыбнувшись группе старичков.

– А почему вы расспрашиваете про Рика?

Энни повернулась к Милли – глаза женщины подозрительно сузились.

– Я предложила ему сдать мне комнату в его доме и решила навести о нем справки на тот случай, если он согласится. Вдруг он какой-нибудь убийца или прячет у себя на чердаке сумасшедших жен?

У Милли брови поползли вверх и остановились где-то возле линии волос.

– О Господи! Что это вам в голову взбрело? Да такого порядочного, честного, работящего парня вы нигде не найдете. Да он просто прелесть!

8
{"b":"30952","o":1}