ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Познакомившись с жизнью «Города Кротов», мы, т. е. я и Пижон, так как японцы остались при аэрокаре, простились с нашим чичероне и решили навестить семью Тома Дэвиса, адрес которой я узнал от мисс Ады. Мы рассчитывали застать там поручика, так как он должен был уже вернуться в Лондон.

Семейство Тома состояло из его отца, болезненного шестидесятилетнего старика, матери, маленькой, еще живой и подвижной старушки и сестры, двадцатилетней хорошенькой мисс Нелли, похожей на брата. Нас приняли как нельзя радушнее, оставили обедать и уговорили дождаться прихода Тома, который целый день проводил на службе и даже не ночевал дома, а только по вечерам заходил навестить семью. Впрочем, и семья ночевала не дома, а в подземной галерее.

Здесь мы прочли последние новости в вечерней газете. В Калифорнии японцы нанесли американцам жестокое поражение на Блэк Ривер. На границе Франции, между Тулем и Бельфором, началось третье сражение между французами и немцами. Во Франции кабинет министров подал в отставку, так как палата, возмущенная исходом дела Кеога, подавляющим большинством голосов отвергла предложенную им формулу перехода к очередным делам и приняла другую, выражавшую недоверие.

Наконец, явился Том Дэвис и мы провели остаток дня, рассказывая друг другу о своих приключениях.

VIII. НАШЕСТВИЕ

Новый «демонстративный опыт» Джима Кеога. Наводнение. Спасение семьи Тома Дэвиса. Рекогносцировка «Южного». Нашествие немцев. Сражение в воздухе. Высадка немцев в Риджент-Парке. Уничтожение их флота. Пожар в Лондоне. Битва за городом. Снова Джим Кеог.

Было уже поздно, когда мы, проводив семью Тома Дэвиса в ее подземное помещение, простились с нею и отправились ночевать в гостиницу. Мы взяли автомобиль и подвезли Тома до Блакжраерского моста. Здесь он должен был расстаться с нами. Мы остановились на минуту, неподалеку от спуска в туннель, проложенный под Темзой. Внимание Тома привлек красный фонарь на шесте над самым входом в спуск.

— Я, кажется, не замечал его раньше, — пробормотал он. — Зачем его там поставили?

В это мгновение странные полосы света прорезали туманную атмосферу. Они направлялись откуда-то сверху, напоминая лучи прожекторов. Я взглянул вверх:

— Джим Кеог!

— Он и есть! — подтвердил Пижон. — Это его огни. Куда он ме…

Что-то просвистело в воздухе по направлению к трубе спуска в туннель, затем раздался взрыв, груда обломков взлетела вверх, раздались отчаянные крики и воды Темзы хлынули в зиявшее перед нами отверстие…

Как описать ужасы, превратившие Лондон в эту ночь в истинно проклятый город. Туннели сообщались с сетью, подземных галерей, большая часть которых находилась ниже уровня Темзы. Вода должна была затопить «Город Кротов», а в это позднее время жители уже перебрались в него на ночь, большинство улеглось спать… А сколько их там! Сотни тысяч… Действительно, адская война, оставляющая за собой все самые мрачные пророчества!

Из нас первым опомнился Том Дэвис. Он судорожно схватил нас за руки и сказал прерывающимся голосом:

— Друзья мои… я обязан явиться в Военное Министерство при первой тревоге. Я не могу вернуться домой… Не могу нарушить долга службы… Попытайтесь помочь моей семье, моим старикам и сестре…

— Мы сделаем все, что в наших силах! — отвечали мы в один голос. — А потом разыщем вас в Военном Министерстве! — прибавил я.

Он молча стиснул нам руки. Минуту спустя мы мчались обратно. Суматоха уже распространилась по всему городу. Отовсюду стремились к месту катастрофы автомобили с насосами для выкачивания воды, с орудиями для заделки пробоины; быстро формировавшиеся отряды полицейских и солдат спускались в подземелья помогать утопающим… Я слышал свистки, сигналы, команды начальников.

Семья Тома Дэвиса помещалась недалеко от входа в галерею. Когда мы спустились в нее, нам показалось, что мы попали в ад. Неистовые крики, суматоха, растерянные лица, полуодетые бестолково мечущиеся фигуры! Спросонья люди не сразу сообразили, в чем дело; кто-то крикнул, что две тысячи прусских аэрокаров бомбардируют Лондон; отряд полицейских и пожарных, спустившихся в галерею спасать утопающих, был принят за переодетых пруссаков; словом, водворилось нечто неописуемое! Старики Дэвисы обезумели от ужаса и, если б не мужество мисс Нелли, которая не только лицом, но и душевными свойствами твердости и самообладания походила на брата, вряд ли бы нам удалось что-нибудь сделать. Она убедила отца и мать, что мы друзья, а не переодетые пруссаки. Я схватил в охапку старика, Пижон — старуху, мисс Нелли ухватилась за мою руку и мы успели во время добраться до выхода. К счастью этот пункт находился далеко от реки, отделяясь от нее несколькими продольными галереями, так что вода добралась сюда не сразу. Тем не менее, она догнала нас и едва не сбила с ног, но в конце концов мы отделались холодной ванной.

Водворив семью на квартире и убедившись, что растерявшиеся старики пришли, наконец, в себя, мы поспешили в Военное Министерство успокоить Тома. Не буду описывать благодарность этого славного малого, когда он узнал, что его семья в безопасности.

Видя, что мы промокли насквозь и трясемся от холода, он предложил нам отправиться в цейхгауз и выбрать платье, какое придется в пору. Разрешение было выдано без затруднения. Пижон надел старую форму цвета хаки, я же нарядился в какую-то нелепую венгерку с бранденбурами и синие штаны с красными лампасами. Этот костюм делал меня похожим не то на венгерского героя, не то на генерала негритянских войск.

Тем временем Дэвис сообщил нам новости. Солдат, стоявший неподалеку от спуска в Темзу, видел «черепаху» Кеога и дал по ней выстрел, но безрезультатно. Несомненно, красный фонарь, замеченный Томом, был сигналом, поставленный для Кеога каким-нибудь шпионом. Наводнение удалось локализировать, закупорив галереи на некотором расстоянии от реки, но целый ряд их был затоплен Темзой и из ближайших к реке галерей почти никто не спасся.

Том сообщил, что по известиям, полученным от наших шпионов, немецкая флотилия плотов двинулась из Эльбы, а воздушные эскадры соединились и также направляются в Англию. Аэрадмирал Троарек уже отдал приказ готовиться к бою.

Услыхав об этом, мы с Пижоном поспешили в Сайденгэм. Сообщение Тома подтвердилось. Аэрадмирал сказал нам, что в Лондон направляется германский флот — правда не в две тысячи, но в пятьсот аэрокаров, несущих по 100–200 человек. По-видимому, его главная цель — высадка в Лондоне отряда войск, к которому должна присоединиться армия, переправляемая на плотах. Туман, стоявший на море и одевший непроницаемым покровом Лондон, благоприятствовал той и другой задаче.

— Но они немножко ошибутся в расчетах… Здесь, над Лондоном, они не найдут тумана, который помешал бы сражению и помог спуску и высадке.

— Как так, адмирал? — возразил я. — Кажется, в это время года туман здесь не расходится даже днем…

— Да, ведь вы не знаете… Это хранилось в секрете, но теперь я могу вам сообщить. Найден способ разгонять туман по желанию. Он уже проверен единичными опытами, а теперь будет применен в большом масштабе. Достигается это взрывами газов, заставляющих туман сгущаться. Вы их услышите. Двести сорок исполинских стальных труб будут извергать в атмосферу взрывающуюся смесь, пока туман не осядет росою… Но к делу, мы должны спешить. Я намерен воспользоваться услугами вашего аэрокара. Отправляйтесь навстречу германской эскадре и сообщите нам, если что заметите. Не улетайте слишком далеко от берегов. Сейчас вы получите письменную инструкцию, план берегов с указанием маяков, которыми можете воспользоваться для передачи нам известий, набор флагов для сигнализации — все, что вам может понадобиться при рекогносцировке. Пока ступайте, готовьтесь к отлету.

Вернувшись к «Южному», я застал в обществе Пижона и японцев шурина г. Дюбуа, Марселя Дюшмена, которому очень обрадовался. Он участвовал в морском сражении между англичанами и немцами, на крейсере, который был пущен ко дну неприятельскими бомбами. Ему удалось уцепиться за обломок судна и вскарабкаться на него. Морское течение понесло его к берегам Англии; в тумане он остался незамеченным своими и неприятельскими судами и спустя сутки был выброшен на отмель близ Ярмута. Рыбаки помогли ему выбраться на берег; затем он направился в Лондон, где разыскал нас, узнав из газет о нашем прибытии. Он телеграфировал в Париж тестю и своему начальству, но так как еще не получил никакого назначения, то решил отправиться со мной на «Южном».

17
{"b":"30953","o":1}