ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Состязание продолжалось. Мы достигли уже почти 6000 метров высоты.

— Как подумаешь, отчего иной раз могут зависеть судьбы народов! — сказал я Марселю. — Теперь наша флотилия, видя, что «Сириус» и «Южный» унеслись в пространство, не станет, конечно, дожидаться исхода нашего поединка, а возобновит прерванное сражение с немцами — и плохо им придется! Их дерзкая попытка не удастся, — а кто этому причиной? «Южный», аэрокар «2000 года». Что сказал бы ваш тесть, если бы знал об этом?

— Мы телефонируем ему по окончании! — шутливо ответил молодой человек.

— Американец отстает. У него нет балласта! — воскликнул Мурата со злобной радостью.

Действительно, «Сириус», до сих пор державшийся почти на одной высоте с нами, начал заметно отставать.

А у нас еще десять мешков песка. Стало быть, победа наша.

— Смотрите, у него открывается брюхо! — крикнул один японец.

Открывается брюхо? Что это значит?

Действительно, подъемная дверь в нижней части «Сириуса» открылась, и мы стали свидетелями чудовищного преступления, драмы, от которой поднялись бы дыбом волосы на головах, менее освоившихся с ужасами, чем наши, в течение двух последних недель.

Знакомая мне сеть вылетела из отверстия; за ее петли судорожно цеплялся человек — негр, которого я видел, когда был в плену у Кеога.

Что же это такое? Зачем его выбрасывают на высоте 5900 метров?

Ни я, ни Марсель не решались понять, в чем дело. Но капитан Мурата мигом сообразил:

— Балласт! Приготовьте балласт! — крикнул он японцам.

Негр висел на сетке, цепляясь за нее с энергией отчаяния. Но он недолго оставался в этом положении. Раздался револьверный выстрел и несчастный, пораженный пулей Кеога, с головокружительной быстротой полетел в бездну, вертясь и кувыркаясь в воздухе.

Чтоб облегчить «Сириус», янки употребил очень простое средство: выбросил вместо балласта негра.

Облегченный на сотню килограммов, «Сириус» взвился.

Я и Марсель, ошеломленные, не могли отвести глаз от тела, пока оно не исчезло в бездне.

Но японцы не теряли времени. Десять мешков балласта разом полетели за борт и «Южный» помчался ввысь за своим противником.

Мы поднялись на 6300 метров. «Сириус» был немного выше.

— Еще сотню метров, — сказал я Мурате, — и мы обгоним его.

— Да, сотню метров, — отвечал он. — Но мы ее не сделаем. Балласта больше нет.

— Черт возьми, мы должны, однако, разделаться с этим негодяем! — сказал Марсель.

— Еще бы, не для того же мы залетели на 6300 метров высоты, чтоб спуститься ни с чем… Да к тому же, если мы не разделаемся с ним, то он разделается с нами. Кажется, он направляется к нам…

Во время подъема расстояние между нами и «Сириусом» увеличилось до пятисот метров. Но теперь он приближался к нам. Очевидно, Кеог рассчитывал воспользоваться своим положением и пустить в нас гранату.

— Бросайте кресла и ненужные вещи, — крикнул я. Вещи полетели за борт.

— Не поздоровится тому, кому они шлепнутся на голову — заметил я. — Ну, может быть как раз в немцев угодим…

«Южный» поднялся еще на восемьдесят метров и почти поравнялся с «Сириусом».

— Еще метров на десять — и будет достаточно! — сказал я.

— Да, — отвечал Мурата, — но мы остановились, а выбрасывать больше нечего. Он выше нас на десять метров; этого достаточно, чтобы, ставши над нами, пустить в нас бомбу.

Он был прав. И, несомненно, «Сириус» направлялся, к нам с этой целью.

Мурата взглянул на своих и что-то сказал по-японски. Все четверо вскочили и протянули руки, как будто просили о чем то.

Затем произошла сцена, которая в первую минуту показалась мне до того невероятной, такой дьявольской, что я готов был приписать ее галлюцинации.

Капитан Мурата еще раз взглянул на приближающегося врага, затем окинул взглядом гондолу. Марсель, сидевший на небольшом ящике с консервами, встал и взялся за ящик.

— Этого будет мало, — сказал Мурата, как бы отвечая на его взгляд и, повернувшись к своим товарищам, произнес:

— Сикава!

В одном мгновение японец кинулся на край гондолы, взмахнул фуражкой и с криком «Банзай», повторенным его товарищами, исчез за бортом…

«Южный» сделал огромный прыжок вверх, оставив Кеога далеко внизу. Марсель был бледен, как полотно. Вероятно, и я тоже; по крайней мере, на минуту волнение захватило мне дух. Мы оба уставились на японцев, которые, как ни в чем не бывало, продолжали возиться с аппаратами, точно героический подвиг самоотвержения представлял самую обыкновенную вещь.

Наконец, я опомнился. Счетчик барографа показывал высоту в 7000 метров. «Сириус» был гораздо ниже нас. Теперь он в наших руках.

— Внимание! — крикнул Мурата. — Кеог на триста метров ниже нас. Через несколько минут мы станем над ним. Но следует податься вниз, иначе наши гранаты могут пролететь мимо. Мотоми, попробуй, не спустимся ли мы без потери газа.

Оказалось, что аппарат, не действовавший при направлении вверх, мог еще служить для спуска. Мы стали медленно опускаться, приближаясь к «Сириусу».

— Готовьте гранаты! — крикнул капитан. Вами и Нарабо схватили по гранате, я и Марсель сделали то же. Мы разместились по двое по обеим сторонам гондолы. Нужно было сделать еще сотню метров, чтобы стать на одной вертикальной линии с «Сириусом».

Но в эту минуту до нас долетел слабый, сухой звук револьверного выстрела, другой, третий…

— Что это? Они там дерутся внутри! — воскликнул Вами.

— Сколько их там? — спросил меня Мурата.

— Трое. Механик, сам Кеог и еще один служитель.

— Я этого и боялся.

— Чего?

— Посмотрите…

В самом деле мы снова увидели возмутительную сцену. Откидная дверь открылась вторично и мертвое тело, выброшенное из неё, полетело вниз. Я узнал его по одежде. Очевидно, Кеог и его механик убили служителя, чтобы облегчить шар.

«Сириус» снова, как птица, взвился в высоту, далеко оставив нас под собою.

И снова Мурата обратился к своим японцам:

— Нарабо!

Ни минуты не колеблясь, Нарабо ринулся за своим предшественником.

Но это было еще не все. «Южный» быстро взлетел на высоту 7500 метров.

— Вон он! Мы обгоняем его! — воскликнул я.

— Нет, — отвечал Мурата после некоторого молчания. — Его груз был тяжелее. Он остается выше нас метров на двести. Но у нас все-таки большое преимущество.

— Какое же?

— Ни он, ни механик, конечно, не захотят выскакивать. А выбросить им больше ничего не найдется. У них нет ни одного человека.

— А у нас?..

— А у нас… у нас еще найдется…

Сказав несколько слов, он обратился к Марселю:

— Г. Дюшмен вы, кажется, умеете управлять мотором?

— Да, это дело мне знакомое.

— Попробуйте же заменить нашего Мотоми. Марсель взялся за мотор. Сразу видно было, что он легко справляется с делом. Между тем Мотоми остановился на краю гондолы.

— Почему вы оставили мотор? — спросил я.

— Чтобы быть готовым отправиться своевременно. Мы приближаемся к «Сириусу». Он на двести метров выше нас. Когда наступит момент, капитан скажет мне…

— Да куда отправиться? — спросил я, догадываясь и в то же время не веря.

— Туда… вниз!

— Неужели вы сделаете это?

— Конечно… Ведь мое отечество в войне с Америкой и Германией. Я жалею, что не мне первому досталось. Но Сикава и Нарабо старше меня; я должен был уступить.

— А Вами?

— Вами младший. Он пойдет последним. Теперь моя оче…

— Мотоми! — крикнул капитан.

— Банзай! — было ответом…

Мы снова господствовали над Кеогом. Отметчик показывал 7400 метров. «Сириус» тяжело двигался на двести метров под нами.

Не схватятся ли теперь Кеог с механиком и тот, кто одолеет, выбросит побежденного? Но нет, одному невозможно управлять шаром и действовать орудием. Им остается одно: открыть все каналы и спускаться вниз… правда, это слабая надежда на спасение. Сверху «Южный» внизу — внизу, конечно, с Кеогом поступят как с бандитом, а не как с воюющей стороной…

21
{"b":"30953","o":1}