ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нам вернули наши бумажники, записные книжки, часы и прочие мелочи, находившиеся в наших карманах, когда нас вытащили из моря, и тот же майор Эллиот, комендант крепости, предложил нам поселиться в принадлежавшем ему домике, с прекрасным видом на замок Пинкней и батареи Кинг Стрита, за скромную плату в двадцать долларов в сутки. Он даже ссудил нам 500 долларов до присылки денег из Парижа, заметив, что ему известно, что г. Дюбуа считается одним из самых богатых людей во Франции. Я подозреваю даже, что возможность выгодно сдать домик не осталась без влияния на его решение поступить с нами снисходительно. Как бы то ни было, мы приняли предложение.

Мы рассчитывали встретиться здесь с Вами, но оказалось, что он был отправлен в Вашингтон.

Первым делом, конечно, я принялся за серию писем в «2000 год» — телеграфом не пришлось воспользоваться ввиду порядков военного времени — с описанием нашего поединка с Джимом Кеогом и дальнейших приключений. Мы купили также газеты за время с 4 октября, чтобы подробно ознакомиться с событиями. Два больших сражения немцев с французами кончилось одно в пользу французов, другое в пользу немцев, не изменив, однако, общего хода войны. Они обошлись в 8000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Мы знали теперь, что означает это «пропавшими без вести».

Двадцать немецких военных судов были уничтожены англичанами у Флиссингена, с потерей, однако, семи английских единиц, в том числе — двух дредноутов и двух крейсеров.

Голод, разорение, бесчисленные банкротства — все это умножалось со дня на день.

В Америке Калифорния перешла в руки японцев, спешно организовывалась новая армия, но пока войска отступали перед натиском желтых.

В общем, пока перевес был на стороне Франции, Англии и Японии, но… наперекор патриотическому чувству, это как-то мало радовало. Уж очень томила нелепость и ненужность этой всемирной бойни, выступавшая все ярче и ярче по мере развития военных действий и вызвавшая уже во всех странах сильное движение против войны.

Мы прожили тут почти две недели, коротая время в прогулках по городу, и успели уже изрядно соскучиться, когда неожиданное событие внесло разнообразие в наше существование.

Однажды — это было 7 ноября, на двенадцатый день после нашего поселения в Чарльстоне — квартеронка, прислуживавшая в нашем домике, заболела. В 8 часов вечера вместо нее явилась какая-то негритянка; мы видели из окна, как она объяснялась с часовым, затем вошла в дом. Вскоре мы услышали легкий стук в дверь.

— Войдите, — крикнул я.

Негритянка оказалась худенькой, черной, как смоль, девушкой лет 15 с виду. Она подошла к нам, сделала реверанс, затем неожиданно сдернула со своей головы тюрбан вместе с шевелюрой густых курчавых волос, оказавшихся париком. Мы узнали Вами. Он приложил палец к губам, давая понять, что не следует привлекать внимание часового.

— Откуда, дружище? — спросил Марсель.

— Из Филадельфии.

— Что ты там делал?

— Придумывал план бегства.

— Ну, и что же?

— Ну, и бежим!

— Когда?

— Сегодня.

— Банзай! Но как же мы выберемся отсюда?

— Через дверь.

— А часовой?

Японец вытащил из-за пазухи кинжал.

— Нет, Вами, — сказал я, — я не хочу убивать этого беднягу.

— Вы предпочитаете, чтобы он застрелил вас?

— Нас трое, мы можем его связать.

— Стоит ему крикнуть — не говорю уже выстрелить — и мы пропали. Как вы им овладеете без шума? А всадить кинжал я сумею прежде, чем он рот разинет.

Марсель принял сторону Вами.

— Надо быть последовательным, — сказал он. — На войне приходится действовать военными средствами. А мы военнопленные… Или добудем свободу, уничтожив врага, или… или давайте спать ложиться.

Я колебался. Но видя, что спор грозил затянуться, Вами, с какой-то странной усмешкой сказал:

— Раз вы этого хотите, командир, я даю слово, что не стану прибегать к этой игрушке… Но идемте немедленно, если вы мне доверяете. Подробности узнаете после.

Мы живо собрались, и немного погодя все трое спускались к выходу. Было без двадцати девять и я рассчитывал, что часовой пропустит нас беспрепятственно, так как возвращаться домой мы были обязаны к девяти часам, и, следовательно, двадцать минут были в нашем распоряжении. Но он загородил нам дорогу. Мы тщетно спорили, настаивали, наконец предложили ему золотой — но это окончательно испортило дело. Он заявил, что позовет людей и уже открыл рот, намереваясь крикнуть…

В эту минуту произошла ужасная сцена, которая подействовала на меня сильнее всех виденных и пережитых до сих пор ужасов — хоть и немало я их видел!

Верный своему слову. Вами не пустил в ход кинжал. Он, как волк, ринулся на грудь негру-солдату и впился зубами в его горло. Несчастный захрипел, выронил ружье, судорожно дернул руками, пытаясь схватить врага, пошатнулся и грохнулся навзничь. Спустя несколько секунд Вами поднялся и выплюнул кровь.

— Идем, — шепнул он нам. — Мы потеряли время из-за этого болвана.

Мы торопливо вышли из садика, прошли две-три улицы, пустынные в этот час в этой части города, и увидели автомобиль странной формы, напоминавшей лодку. Им управляли двое негров, о которых Вами сказал нам кратко: — Это свои. — Мы уселись, и вскоре город остался далеко позади нас.

Ночь была лунная, легкий туман вился над прибрежьем, автомобиль быстро мчался по гладкой дороге, а передо мною неотступно стояла жестокая картина: Вами, перекусывающий своими белыми зубами горло негра и выплевывающий струю крови…

Я был так подавлен, что не спрашивал, куда мчит нас черный шофер. Мне казалось, что наше предприятие осуждено на неудачу. Какое-то равнодушие овладело мною; смерть негра мучила мою совесть, точно я сам загрыз его…

Марсель тоже был в угнетенном настроении. Мы молчали, погруженные в свои мысли, когда неожиданно пушечный выстрел заставил нас встрепенуться.

— Уже! — сказал Марсель, взглянув на меня с тревогой.

— Да, скоро хватились, — пробормотал я. Мы не сомневались, что, это был сигнал тревоги по поводу нашего бегства.

Было уже близко к полуночи. Часа полтора еще мы мчались, не замечая признаков погони. Но когда наш автомобиль несся вдоль железной дороги из Чарльстона в Саванну, мы заметили далеко позади поезд, шедший из Чарльстона. Один из его прожекторов освещал путь, двое других обыскивали своими пучками света местность по сторонам от дороги.

— Это за нами, — сказал Марсель. — Нас ищут… Автомобиль пробежал еще несколько сотен метров и остановился. Вами соскочил с него.

— Я сейчас вернусь, — кинул он нам на бегу. И исчез в темноте. Минуту спустя послышался глухой стон; затем я увидел, что закрытый до сих пор семафор подает какой-то сигнал поезду; еще минута — и Вами уже вскакивал в автомобиль, который помчался вперед.

— Я дал сигнал поезду остановиться, — сказал Вами. — Если мы выиграем хоть десять минут, то успеем уйти. Лишь бы добраться до реки…

Мне было не по себе. Я догадывался, что означал слышанный нами стон. Марсель тоже хмурился.

— О чем вы думаете? — спросил я.

— О том же, о чем и вы, — ответил он. Я не выдержал и обратился к Вами.

— А как же сторож при семафоре?

Японец выразительно провел рукой по горлу и показал нам рукоятку кинжала.

Итак, уже второе убийство!

Вами заметил, что на меня неприятно подействовал его ответ.

— Если мы хотим уйти от янки, нам нельзя терять ни секунды, — сказал он. — Мы будем жалеть врага потом, командир, когда уйдем от расстрела или виселицы, а теперь приходится с ним расправляться. Потому что ведь если нас захватят, то не пожалеют. Это война. Вы сами будете довольны, что ушли из плена…

Я ничего не ответил. Да и что мог я сказать? Мы были уже недалеко от реки, когда грохот поезда снова долетел до нашего слуха.

— Нагоняют! — сказал Марсель. — Живее, Вами!

Если у нас еще оставалось сомнение насчет намерений поезда, то залп двух автоматических митральез рассеял его. По нам стреляли. Однако три последовательных залпа не причинили нам вреда. Трудно было прицелиться, когда и мишень и орудия мчались со скоростью сотни километров в час. Вот мы на берегу реки — но где же судно, лодка, шлюпка? Нам изменили, никто не ждет нас, мы пропали!

26
{"b":"30953","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мои живописцы
Рой
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Как не попасть на крючок
Клан
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Борн
Колючка и Богатырь