ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Адская война - i_005.png

Автомобиль влетел в воду и через секунду превра­тился в моторную лодку, уносившую нас от пресле­дователей-американцев...

Чудеса! Автомобиль влетел в воду — еще секунда — и мы плыли на моторной шлюпке, уносившей нас в океан от наших преследователей.

Шоферу не пришлось даже останавливать машину. Легкого движения рычага было достаточно, чтобы перенести движение от колес на винт. Была поднята маленькая мачта с парусом, прибавлявшим хода нашей лодке. Под защитой высокого берега мы были недоступны для наших преследователей, которые, впрочем, потеряли нас из вида на спуске к воде и, вероятно, ломали голову, недоумевая, куда мы провалились; автомобиль-лодка был еще совершенно новым изобретением — и притом не американским, сказал нам Вами.

— Чьим же? — спросил Марсель.

— Одного из ваших соотечественников… Он изобретен в Париже, и принадлежит яхте, на которую мы сейчас сядем. Впрочем, спросите лучше негров; они вам все объяснят…

Оба негра обернулись ко мне, и, оскалив зубы, молвили разом:

— Здравствуйте, патрон.

Час от часу не легче! Несмотря на черную кожу, я в ту же минуту узнал своих молодцов — Пижона и Кокэ! Они явились к нам на выручку за две тысячи миль, из Франции!

Когда, обменявшись приветствиями, мы немного успокоились, Пижон рассказал нам, каким образом они очутились здесь.

— Наш великий человек, желая освободить вас из американских лап, решил снарядить с этой целью экспедицию. Надо было найти молодца, способного осуществить такое предприятие. Нужно ли говорить, на ком остановился его выбор? Ровно месяц тому назад, 8 октября, вызывает он меня из Лондона. Сажусь на крейсер и лечу через Ламанш — кругом торпеды плавают, подводные суда ползают, миноноски рыскают…

— Утки летают, — буркнул Кокэ, занимавшийся мотором и внимательно слушавший.

Но Пижон только отмахнулся рукой и продолжал:

— Миллионы миллионов опасностей, но, презирая все, прилетаю в Париж и являюсь перед ясные очи «самого»… Принимает благосклонно, спрашивает:

— Вы ведь смелый человек, Пижон?

— О да, месье, — говорю я.

— И соврал, — снова перебил Кокэ; но Пижон продолжал, не смущаясь:

— А Кокэ согласится отправиться с вами?

— На край света, месье.

— Прекрасно, я вас именно туда и посылаю. — Затем он изложил мне суть дела — выцарапать из плена вас и г. Дюшмена, для чего зафрахтовать пароход, но не французский — потому что его захватят либо немцы, либо американцы — а какой-нибудь нейтральной нации. Великий человек поручил мне поискать подходящее судно. В тот же день я зашел с визитом к мисс Аде Вандеркуйп и разговор с ней навел меня на мысль… Надо вам сказать, что ее жених. Том Дэвис уехал…

— Разве он жив? Ведь он был на аэрокаре «Принц Уэльский», который на моих глазах взорван Кеогом.

— Да, и почти весь экипаж погиб, но Дэвис уцелел…

— Вот гуттаперчевый малый! Ну, так что ж он?..

— Он в тот же вечер уехал, исчез, пропал без вести, уведомив мисс Аду письмом, что ему поручена деликатная, секретная миссия и чтоб не беспокоились по поводу его отлучки… Но потом распространились слухи, будто никакой миссии на него не возлагалось, а просто он помешался — надо вам сказать, что из участников сражения чуть ли не пятая доля потеряла рассудок — и скрылся неведомо куда. Разумеется, это все вздор, но за последние шесть недель в Европе наделано и наговорено вздора больше, чем за все прошлые времена, считая от праотца Адама. Как бы то ни было, мисс Ад а решила разыскивать своего жениха. Предполагается, что он в Америке и вот ей пришло в голову зафрахтовать голландское судно. Тут-то я и подумал, что было бы кстати соединить наши усилия. Патрон — я говорю о самом, о великом человеке — одобрил этот план, хотел взять все издержки на себя, но г. Вандеркуйп запротестовал, и в конце концов решено было разделить их пополам… И вот, немного погодя, г. и г-жа Вандеркуйп с дочерью отплыли на голландском судне «Кракатау» — вон оно перед нами — намереваясь укрыться на время войны в своем имении на Яве, что совершенно естественно…

— А как же вы нашли Вами?

— Я узнавал у японского посланника, известно ли ему что-нибудь об участи экипажа «Южного». Он сообщил мне, что единственный уцелевший японец. Вами, бежал из плена, о чем сообщил ему. Затем, когда мы прибыли в Филадельфию, на палубу «Кракатау» явился негритенок с мелким товаром… Вы догадываетесь, кто был этот негритенок. Был выработан план вашего избавления, а как он приведен в исполнение, вы сами знаете…

В это время мы были уже близко от «Кракатау». Пижон дал сигнал и через несколько минут мы были на палубе. Несмотря на поздний час ночи — вернее, ранний час утра — семейство Вандеркуйп встретило нас в полном составе; они не ложились спать, тревожась за успех опасного предприятия.

Приняв нас на борт, судно немедленно двинулось к Багамским островам. Мы долго сидели за чайным столом, обмениваясь впечатлениями и новостями, и только около четырех часов утра разошлись по каютам. Заботливая г-жа Вандеркуйп приготовила для нас с Марселем роскошную спальню и скоро усталость взяла свое — мы погрузились в сон.

XII. ОПАСНОЕ ПЛАВАНИЕ

Встреча с американским крейсером. Обыск. Наше убежище. Взрыв «Оклахомы». Блуждающие торпеды. Бунт экипажа. Запоздалая помощь. Странный пловец. Прибытие в Нассау. Встреча с Томом Дэвисом. Отплытие «Кракатау». Новая экспедиция.

Около восьми часов нас разбудил пушечный выстрел, от которого наша каюта заходила ходуном.

— Видно, на море не применяют беззвучных орудий? — спросил я Марселя.

— Нет, — ответил он зевая. — Впрочем, это сигнал… Не нам ли?

В ту же минуту Пижон ворвался в каюту.

— Вставайте, — крикнул он — торопитесь! Американский крейсер. Выстрел — сигнал остановиться! Будут осматривать судно!

Мы поспешно оделись, обмениваясь мыслями по поводу этого приключения. Может быть, это просто осмотр встречного судна с целью убедиться в его подлинной нейтральности и отсутствии на нем военного груза; в таком случае нам не грозило никакой опасности. Но могло быть и нечто худшее: появление и отплытие «Кракатау», вероятно, не осталось без внимания и наши преследователи могли связать с ним наше исчезновение и уведомить по беспроволочному телеграфу суда, крейсирующие близ американских берегов. В таком случае сообщены, конечно, и наши приметы. Нас найдут, заберут, предадут военному суду…

— И расстреляют, патрон, — закончил мой помощник. — А потому торопитесь — от крейсера уже отвалила шлюпка — идите за мной, а я вас закупорю так, что никакая ищейка не заподозрит вашего присутствия.

Оказалось, что только одна труба парохода связана с машинным отделением. Другая была фальшивой и в ней-то «закупорил» нас Пижон на время обыска. Рекомендуя нам соблюдать тишину, он прибавил, что господа Вандеркуйпы намерены предложить посетителям лучшие вина и фрукты, а мисс Ада приготовила для них запас очаровательнейших улыбок, так что обыск, вероятно, будет не слишком строгим.

Обыск, действительно, сошел с рук благополучно, хотя командир «Оклахомы» получил из Чарльстона уведомление о нашем предполагаемом отплытии на каком-то голландском судне, замеченном ночью близ устья Саванны. Поэтому осмотр производился довольно тщательно; но внимание американских офицеров было направлено, главным образом, вниз, на трюмы, которые они обшарили добросовестнейшим образом, пока мы утешались апельсинами вверху, в нашем убежище. В конце концов посетители не нашли ничего подозрительного и отправились восвояси, а мы продолжали свой путь.

Я беседовал с мисс Адой о шансах отыскать Тома Дэвиса. Во время моего пребывания в Чарльстоне я случайно узнал, что американская полиция получила уведомление о нахождении Тома Дэвиса в Америке и разыскивала его. Это сообщение очень обрадовало мисс Аду, так как подтверждало ее предположения. Мы обменивались догадками о том, где бы он мог находиться, как вдруг «Кракатау» вздрогнул от отдаленного, но страшного взрыва.

27
{"b":"30953","o":1}