ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Никогда тебя не отпущу
Крампус, Повелитель Йоля
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Предложение, от которого не отказываются…
Скандал с Модильяни
Проклятие Пражской синагоги
Основано на реальных событиях
Земля лишних. Треугольник ошибок
A
A

— Все великие изобретения неправдоподобны, пока не сделаны. Что касается легенды — то разве наука не оставила за флагом все сказочные чудеса? Впрочем, явление отклонения магнитной стрелки наблюдается и в естественных условиях. Остров Борнгольм в Балтийском море действует на магнитную стрелку на расстоянии пятнадцати километров… Так что в этом отношении Эриксон только воспроизвел естественное явление.

— Я думаю, так оно и есть, — заметил капитан Брайен. — Поговорите-ка с адмиралом; может быть, ему не пришло в голову.

Том обратился к телефону. Адмирал ответил, что его предположение, по всей вероятности, справедливо. Позднее я узнал, что он, действительно, не ошибся.

По соглашению с Курумой адмирал Кноллис переменил направление, и двинулся к югу. Решено было пустить в ход прожекторы, так как следовать в темноте при испорченных компасах было слишком рискованно. Битва же во всяком случае имелась в виду, хотя удобнее было бы дать ее в Мексиканском заливе.

Между тем поднялся ветер. Я пытался определить его направление, но капитан Брайен сказал:

— Барометр падает так быстро, что нужно ждать циклона, господа. Да вот и он, легок на помине!

Я бы не поверил в возможность подобной перемены. Внезапно, без всякого перехода, тихая погода с легким восточным ветром превратилась в какой-то дикий танец смерчей, вихрей и молний.

— Надо спуститься, — сказал капитан Брайен. — Иначе этот ураган живо с нами расправится.

В одну минуту шар был притянут к судну, опорожнен наполовину и уложен в специальное помещение. Мы с Томом укрылись в какую-то будку на нижней палубе.

Небо превратилось в сплошной очаг молний, непрерывных, широких, страшных по своей необычайной продолжительности.

Ветер с диким воем крутился вокруг судов, поднимая воду огромными столбами, то и дело обрушивавшимися на палубу.

Вой ветра, рев моря наполняли воздух таким адским шумом, что мы не могли говорить.

Вдруг среди этого шума раздался еще более адский грохот, точно какой-нибудь крейсер дал залп из своих колоссальных орудий.

— Вот оно! — подумал я. — Вот и битва… И дернуло ж меня забраться в этот ад! Теперь пойду акул кормить вместе с этими беднягами…

Мне казалось, будто град бомб осыпал судно, и я не сомневался, что оно пойдет ко дну. Даже сквозь адский шум и рев разбушевавшихся стихий я слышал вопли раненых.

Но я ошибался. Никакой артиллерийский снаряд не тронул «Кромвель». Капитан Брайен, проходивший мимо нас, сообщил, что беду наделала молния.

— Куча убитых на верхней палубе, — сказал он.

Мы бросились наверх.

Человек двадцать пять или тридцать убитых и изувеченных лежали на палубе. Большинство оказались мертвыми, на живых было страшно смотреть. Один из уцелевших сообщил, что на палубе появился какой-то огненный шар, какого ему никогда еще не случалось видеть, пронесся вдоль корабля, поражая встреченных на своем пути, и исчез.

Гроза между тем затихла, так же быстро, как началась. Когда беспроволочный телеграф, действие которого на время приостановилось, начал функционировать, с семи судов сообщили о таких же катастрофах.

— Как вы это объясните? — спросил я у Дэвиса. — Восемь шаровых молний разом, на восьми кораблях! Откуда они взялись? Неужели и тут не обошлось без Электрического Отдела и Эриксона?

— Я совершенно убежден в этом, — ответил Том. — Со временем узнаем достоверно…

В эту минуту снова послышался грохот. Но теперь это действительно был грохот орудий. Японские суда стреляли в американскую эскадру — довольно многочисленную, как нам казалось. Тем не менее, она уходила на запад, а японцы гнались за ней.

Том Дэвис минут пять следил в бинокль за бомбардировкой американской эскадры.

— Странное дело, — сказал он. — Похоже, что японцы бьют мимо цели.

Я внимательно следил за светящимися траекториями бомб. Несомненно, Том был прав. Ни одна из них не попадала в цель, так как ни разу не последовало вспышки отдаленного взрыва.

Как могли японские артиллеристы метить так плохо, раз они славились своим искусством? Мы ничего не понимали…

Капитан Брайен снова наполнил шар и мы заняли место в корзине.

Том Дэвис высказал предположение, которое показалось нам очень вероятным. Если допустить, что усилия Эриксона организовать электромагнитную оборону увенчались успехом, многое, казавшееся непонятным, объяснялось очень просто.

— Как наши компасные стрелки, — говорил Том Дэвис, — эти бомбы испытывают магнитное отклонение. Как бы ни было оно незначительно, но при огромной траектории полета его действие скажется заметно и снаряд минует цель.

Понемногу изменяя прицел, японцы начали, наконец, стрелять успешнее. Мы заметили взрыв на большом судне, далеко впереди нас. Вероятно, это было одно из последних судов американской эскадры, которую упорно преследовал Курума.

— И чего он гонится за ними? — сказал Брайен тоном, не обнаруживавшим никакого почтения к японскому адмиралу. — В этом опасном проливе, имея Кейп-Вест с одного бока, Гавану с другого, продолжать преследование совсем неблагоразумно. Уж не думает ли он, что американская эскадра то же, что русская, которую его соотечественники уничтожили тридцать лет тому назад в знаменитом бою при Цусиме? Тогда сами русские моряки величали свои суда «калошами». Но тут он уже не с калошами имеет дело! На его месте я бы остерегался эскадры, улепетывающей без боя от выстрелов, которые почему-то не попадают в нее. Это, наверное, ловушка…

— Вы забываете, что его товарищи нападают на другую американскую эскадру в Тихом океане, — возразил Дэвис. — Он имеет предписание торопиться с боем… Но где мы собственно находимся, Брайен?

— Милый мой, — флегматически ответил капитан — убей меня Бог, если я знаю! После этой пертурбации с компасами и катавасии со стихиями трудно что-нибудь разобрать.

На судне снова послышались звуки тревоги, шум, движение, затем последовал приказ эскадре остановиться.

Что случилось? Об этом адмирал спрашивал нас снизу. И действительно, с нашей вышки мы были свидетелями самого невероятного, самого фантастического зрелища, какое мне когда-либо случалось видеть…

Море горело! К северу и к югу от эскадры на нем вспыхивали один за другим исполинские языки пламени, сначала голубоватые, потом желтоватые, потом красноватые. Они сливались с той и другой стороны пролива в сплошные стены огня — и две эти огненные полосы бежали навстречу друг другу с поразительной быстротой. Спустя несколько мгновений перед нами чернел только узкий проход между двумя огненными завесами.

Тут-то обнаружились пагубные последствия безрассудного рвения японцев.

Курума увлекся преследованием американцев, бегство которых, как правильно догадался Брайен, было притворным. Теперь они возвращались: мы заметили вдали пучки света из прожекторов и слышали гром их орудий. Японцы очутились между двух огней. Перед ними была эскадра янки, превышавшая их численностью; за ними — пылающее море.

А английская эскадра, которая доставила бы им перевес над неприятелем, осталась за этой огненной стеной.

Посланные на разведку подводные суда, вернувшись, сообщили следующее:

На дне моря, между Кейп-Вестом и кубинским берегом, на глубине двадцати пяти метров была заложена огромная труба. В ней имелись клапаны на известных расстояниях друг от друга, которые были открыты все разом, когда Электрический Отдел нашел это нужным. Из них вырывались столбы нефти, нагнетаемые под огромным давлением; поднимаясь над морем высокими фонтанами, они разливались на его поверхности, образуя сплошной пояс. Подожженный с обоих концов, он быстро воспламенился, и обе полосы, расширяясь и удлиняясь, благодаря непрерывно прибывавшему горючему материалу, вскоре слились в широкую стену огня. Когда вернулись суда, посланные на разведку, проход уже исчез, проникнуть за стену было невозможно; пришлось даже податься назад, избегая пламени.

Зрелище было грандиозное. Представьте себе огненную стену вышиной в двадцать метров и более, увенчанную разноцветными языками пламени и клубами черного дыма. Багровый отблеск ее ложился на лица и суда, придавая им какой-то демонический отпечаток.

30
{"b":"30953","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Анонс для киллера
Долгое падение
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Квантовое зеркало
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Час расплаты
Удиви меня
Авантюра леди Олстон
Колдун Его Величества