ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Том Дэвис взглянул на меня с улыбкой, которая привела меня в смущение. Мне казалось, что в ней выражается какая-то тайная радость по поводу случившегося. Я не выдержал и сказал ему об этом.

— Двойная, милейший мой, — ответил он в припадке откровенности, — двойная, дорогой друг: во-первых, радуюсь тому, что мы избежали западни, во-вторых… ни мало не огорчаюсь тем, что наши милые союзники в нее попали.

Слова эти не особенно поразили меня после того, что я уже слышал от него. Да и некогда было раздумывать о них. С нашей вышки, позволявшей заглянуть через огненную стену, перед нами открылась ужасающая картина.

Японский флот бежал перед американским. Построившись веером, броненосцы Курумы неслись полным ходом на огненную стену.

— Как! — воскликнул капитан Брайен, — неужели они рассчитывают прорваться сквозь огонь!

— Очевидно, — заметил Том Дэвис — и я думаю, им это удастся. Да больше им и делать нечего.

Действительно, американская эскадра гналась за японской, осыпая ее снарядами. Японцы отстреливались, но по-прежнему неудачно. Напротив, американские снаряды достигали цели; мы видели, как два японских крейсера взлетели на воздух и пошли ко дну. Остальные с безумной дерзостью ринулись в огненную стену. Без сомнения, командиры спрятали поглубже в трюмах весь горючий и взрывчатый материал. Но как же люди?

Признаюсь, на секунду я закрыл глаза. Но бешеное «ура!», раздавшееся на «Кромвеле» и других английских крейсерах, заставило меня снова открыть их.

Линия огня была пройдена. Американская эскадра, оставшаяся за огненной стеной, видимо не считала нужным продолжать бой и пошла на запад.

Но флот Курумы потерял три крейсера в этой схватке и состоял уже только из десяти единиц.

Японский адмирал немедленно распорядился идти в Нассау, откуда соединенный флот должен был попытаться пройти в Мексиканский залив Юкатанским проходом.

«Кромвель» поджидал, пока обе эскадры выстроятся в линию, так как должен был идти в хвосте.

— Значит, вы не прочь отправиться со мной? — сказал мне Том Дэвис.

— Очень не прочь.

— Даже не зная куда?

Я поколебался с минуту, потом сказал.

— Даже на таких условиях.

— Я еще раз могу повторить, что это предприятие доставит вам возможность послать в «2000 год» такое сообщение, которое даст ему перевес над газетами всего мира — понимаете, всего мира…

— Вы меня интригуете…

— Необходимо, чтоб вы еще некоторое время оставались заинтригованным… Итак, едем!

— Как, сейчас?

— Именно. Мы сядем на подводное судно, которое повезет нас…

— Куда?

— Не спрашивайте; еще рано.

— Будь по-вашему. Итак, неведомо куда… В каком же качестве я отправлюсь?

— В качестве моего секретаря, если ничего не имеете против.

— Решительно ничего.

— Прекрасно… Я знаю, что вы владеете английским языком, как родным. Только вам нужно будет сбрить усы и бороду. Пойдемте в каюту, там найдется все нужное… Когда будете говорить, произносите слова немного в нос — всякий вас примет за американца. Поспешим же…

Через четверть часа мы были уже в подводном судне. Кроме его команды, состоявшей из офицера и двух механиков, с нами находился какой-то субъект — сухопарый, костлявый, в цилиндре длиной с фабричную трубу — типичный янки, «дядя Сэм» карикатур. Том Дэвис познакомил нас, отрекомендовав субъекта, как «своего друга, мистера Дика Джаррета».

Мы подвигались очень медленно из опасения наткнуться на какой-нибудь сюрприз вроде торпеды или американского подводного судна. Я раздумывал об этом странном путешествии и правду сказать, чувствовал себя не в своей тарелке. Что бы могла значить эта таинственная поездка? Мы плывем к американскому берегу., С какой целью? Причинить ущерб неприятелю? Уничтожить, разрушить, взорвать какие-нибудь приспособления? Очевидно, нет. У нас не было с собой никаких орудий, никаких средств для подобной цели. Стало быть, мы хотим высадиться на берег? Я спросил об этом у Дэвиса; он утвердительно кивнул головой. Но с какой целью, неужели в качестве шпионов? Меня покоробило. Конечно, военный шпион, лазутчик, не имеет ничего общего с тайной полицией и сыскным делом, но все-таки я бы предпочел проявлять свой патриотизм на другом поприще… Я решил не думать о будущем и принялся набрасывать на листках записной книжки подробную телеграмму в «2000 год» о приключениях соединенной эскадры и пожаре на море.

Мы плыли — или точнее, ползли — не менее часа, когда офицер сделал знак механикам остановить судно.

— Посмотрите-ка, — сказал мне Том Дэвис, указывая на круглое окошко в стене судна.

Я увидел странную фигуру. Нечто вроде огромной металлической брони, состоявшей из металлических колец; за стеклянным забралом шлема виднелось человеческое лицо.

— Этот молодец, — сказал человек, которого Том представил мне под именем Дика Джаррета — инженер электрического отдела, Нат Годфрей, смотритель за торпедами.

В то же время он сделал какой-то знак, на который человек в броне отвечал, к моему удивлению, по-видимому, вполне дружелюбно. Наша лодка подвинулась еще немного вперед; затем я услышал характерный шум, показавший, что мы поднимаемся на поверхность.

Минуту спустя мы находились у пристани, среди плавучих батарей и судов.

Дик Джаррет что-то сказал часовому, стоявшему на пристани, и тот почтительно отдал честь. Затем, мы простились с офицером, который должен был вернуться в Нассау. Я попросил его передать Пижону набросанную мной телеграмму для «2000 года» и строго-настрого запретил сообщать хоть слово о моей таинственной поездке. Затем офицер вернулся на судно, а мы — Том Дэвис, Джаррет и я — направились в город или крепость Кейп-Вест, выстроенную на последнем островке гряды.

Минут десять спустя мы остановились перед небольшим зданием по-видимому, харчевней для моряков.

— Вы останетесь со мной, — сказал Том. — Вам не придется говорить, не понадобится спрашивать. Слушайте только — и вы постепенно узнаете цель моей миссии еще сегодня вечером.

Я кивнул головой.

Дик Джаррет простился с нами и мы вошли в довольно большую комнату, где несколько посетителей курили и пили, сидя за столом. Том Дэвис поздоровался с ними, велел слуге негру закрыть ставни на окнах, затем выпроводил его из комнаты и запер дверь на ключ. Меня он представил этим людям как своего сотрудника, при котором можно говорить откровенно. Я с нетерпением ждал, что будет дальше, так как чувствовал, что превращаюсь в воплощенное недоумение.

XIV. ЗАМОРОЖЕННАЯ ЭСКАДРА

Миссия Тома Дэвиса. Сообщения уполномоченных. Желтые против белых. В лаборатории изобретателя. Успешные переговоры. Новый союз. Круговой дождь и гибель японских аэрокаров. Разрыв с союзниками. В Нью-Орлеане. Участь японской эскадры.

Затворив дверь, Том Дэвис подошел к столу.

— Друзья мои, — сказал он, — мы одни. Вы можете говорить без опасения. Сообщите мне о результатах вашего расследования. Роберт Бертон, начните вы. Вам было поручено изучить обстановку в Австралии. Что вы узнали?

Человек, к которому он обратился, начал серьезным тоном:

— Я убедился, вне всяких сомнений, что в Австралии японцы подготовляют то же, что устроено ими в Калифорнии. Двести тысяч с лишком якобы мирных японцев ожидают сигнала от своего правительства, чтобы организоваться в вооруженную армию. События в Калифорнии заставили обратить внимание на желтое население Австралии. Удалось выследить запасы и склады оружия, удалось, несмотря на японскую скрытность, получить доказательства сношений австралийских японцев со своим правительством — доказательства, не оставляющие сомнения в том, что японское население в Австралии связано в одно целое организацией, нити которой сходятся в военном министерстве Токио. Полученные сведения хранятся в строжайшем секрете, так как оглашение их могло бы ускорить подготавливаемую Японией катастрофу, а это при настоящих условиях было бы невыгодно для Австралии: отсутствии постоянной армии отдало бы ее в руки японцев. Но втайне принимаются меры к обороне; нет сомнения, что если Японии удастся, как она надеется, сокрушить в союзе с Англией Америку, то она немедленно обратится против своей союзницы и Австралия будет одной из ее баз…

31
{"b":"30953","o":1}