ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда мы вернулись в лабораторию, наш хозяин снова поговорил с кем-то по телефону, а затем обратился к нам:

— Через четыре дня Курума рассчитывает войти в Нью-Орлеан. Я думаю, что это ему удастся. Без сомнения, он войдет в устье Миссисипи, преследуя наш флот, который не намерен принимать боя. Но выйдет ли он из него — другой вопрос. Поедемте со мной в Нью-Орлеан; вы увидите, как мы примем японского адмирала… Теперь, когда английская эскадра предоставляет его собственным силам, наш флот мог бы управиться с ним, но я предпочитаю другой способ…

— Как, — воскликнул я, пораженный этим быстрым оборотом дела, — разве английская эскадра оставляет Куруму?

— Это вещь решенная. Переговоры между новыми союзниками кончены и завтра утром адмирал Кноллис отстанет от японской эскадры и предоставит ей действовать одной.

— Но, — возразил я, — разве это возможно? Без предупреждения, без заявления о разрыве?.. Ведь это…

— Дружище, — перебил Дэвис, — нас ведь не предупреждали о заговоре, который, однако, организован в наших колониях. Мы успели вовремя открыть эту мину и должны подвести контрмину…

— К тому же, — заметил Эриксон, — Курума завтра же узнает о разрыве. Английская эскадра не соединится с американской для совместного нападения на японскую — что было бы бесспорно предательством — она только вернется в Нассау. Стало быть, ничто не помешает ему вернуться обратно, ввиду изменившихся обстоятельств. Но он этого не сделает! Нам известно, что он получил приказ овладеть Нью-Орлеаном и высадить в нем десант для содействия японцам, надвигающимся из Калифорнии. И он исполнит этот приказ, хотя бы против него были все эскадры мира. Теперь же его положение вовсе не отчаянное. Его эскадра приблизительно равна нашей — стало быть, шансы на победу у него есть.

Не могу сказать, чтобы эти рассуждения уничтожили во мне чувство некоторой неловкости. Некрасиво как-то все-таки выходило… Ну, да ведь и во всей этой безобразной войне красоты мало!

Эриксон сказал, что ему нужно идти в лабораторию. Вечером он собирался отправиться в Нью-Орлеан.

— Раз мы отправимся вместе, оставайтесь у меня. Если хотите переговорить со своими в Европе, то я соединю. Отсюда депеши идут через Нью-Йорк.

— Могу ли я продиктовать статью в «2000 год»? — спросил я.

— Можете. Это будет первое сообщение о новом союзе держав! В наших газетах о нем сообщат, вероятно, только в завтрашних вечерних выпусках.

Я, разумеется, не заставил себя просить. Часа три я затратил на диктовку статьи — о, сенсационной статьи! Я живо представлял себе патрона, когда он получит известие о таком перевороте в мировой политике, можно сказать, о перемещении оси мира. Я продиктовал ее на Нью-йоркскую станцию Электрического Отдела, выдав чек на 24 000 франков чиновнику, находившемуся при станции Кейп-Вест.

Вечером мы отправились на электрическом поезде в Нью-Орлеан, куда прибыли утром. Большой, многолюдный оживленный город произвел на нас хорошее впечатление. В нем не было заметно никаких признаков военного времени; население занималось своими делами, сновало и суетилось на улицах, разгуливало по бульварам и набережным, по-видимому, вовсе не думая об опасности. Между тем, город был почти беззащитен; никаких укреплений, фортов, батарей. Но жители так непоколебимо верили в изобретательность Эриксона, что тревожного настроения не замечалось.

Эриксон предложил нам остановиться на электрической станции, предупредив только, чтобы мы, если вздумаем осматривать ее, ходили по дорожкам, усыпанным красным песком. На них мы были в безопасности от неприятных контактов и могли обойтись без предохранительных костюмов.

Со станции открывался вид на Бьенвильскую бухту в устье Миссисипи, откуда как раз в это время выходила в море американская эскадра.

— Скоро ее место займет японская, — заметил Эриксон. — Мне нужно осмотреть, все ли готово к ее приему. Располагайтесь здесь, как дома.

В ожидании этого приема, мы коротали время, осматривая город. Меня и Тома очень занимало, какую ловушку подготовляет Эриксон японскому флоту, но изобретатель отделывался недомолвками. Мы узнали только, что американская эскадра не намерена оказывать серьезного сопротивления японскому флоту и что ее флагман с несколькими судами укроется от неприятеля в Миссисипи.

— Курума, конечно, явится за ним, займет бухту, запрет наши суда в западню, которую они сами себе приготовили, и будет располагать судьбой города, лишенного средств к сопротивлению.

— Ну, а дальше?

— А дальше — увидите сами. В городе много японских шпионов. Правда, мы назначали высокую премию за голову японского шпиона — (меня слегка передернуло при этих словах) — но осторожность все-таки не мешает… Увидите сами. Кстати, у вас есть в запасе теплое платье?

— Да.

— Оно вам понадобится сегодня ночью. Будет довольно сильный мороз. Население предупреждено об этом. Не очень большой, но все же градусов 10–12…

— Такой холод на берегу Мексиканского залива?

— Да, бывает иногда… Имейте это ввиду. Этот разговор происходил уже на второй день нашего пребывания в Нью-Орлеане. К вечеру мы услыхали вдали на море, канонаду. Вскоре на горизонте показались суда. Еще немного погодя мы могли рассмотреть их в бинокль. Американский флагманский крейсер «Небраска» с тремя другими судами бежал от шести броненосцев Курумы, отстреливаясь на ходу и направляясь к Нью-Орлеану. Были ли остальные суда уничтожены, или просто эскадры как преследующих, так и преследуемых разделились, и только часть явилась в устье Миссисипи — мы не знали. Вскоре Клиффорд — адмирал американского флота — вошел в устье и поднялся по реке, насколько это было возможно для морских гигантов. Курума остановился перед городом, вероятно, готовясь к бомбардировке. Но ему был подан сигнал о сдаче, и мэр с муниципальными советниками отправились на пароходе для переговоров.

Они должны были, как сообщил нам Эриксон, заявить японскому адмиралу, что город, не имея средств для артиллерийского боя, не считает возможным оказать сопротивление и сдается. Что касается броненосцев Клиффорда, то так как спасения для них нет, муниципалитет берется вступить в переговоры с ними и с правительством и добиться их сдачи — о чем сообщит адмиралу утром.

Было уже темно. Температура понемногу падала, оправдывая предсказание Эриксона, серый туман постепенно окутывал бухту. Мы видели, как черные массы японских судов, освещая путь прожекторами, выступили в Бьенвильский рукав Миссисипи и расположились в гавани в правильном порядке. Но вскоре туман окутал их непроницаемой пеленой. Вернувшийся мэр сообщил, что Курума принял их предложение, пригрозив только, что если к утру он не получит известия о сдаче броненосцев, то подвергнет город бомбардировке.

— Ну, господа, — сказал нам Эриксон, — теперь можете идти спать, а я займусь на станции. Ложитесь без опасений — не смущайтесь угрозой бомбардировки, утро вечера мудренее…

Но где уж тут было спать! Мы с Томом решились провести ночь на балконе, одевшись потеплее, так как погода решительно повернула на мороз. Время от времени к нам заходил Эриксон, отвечая на наши вопросы неизменным:

— All right, джентльмены, all right.

— Каким, однако, холодом несет с бухты, — заметил Том, — подумаешь, этот Курума привез нам зиму.

В самом деле термометр показывал 12 градусов ниже нуля.

— В густом тумане, одевшем бухту, мы заметили, около двух часов ночи едва различимое мельканье сигнальных огней. Казалось, японская эскадра охвачена какой-то тревогой. Но вскоре все успокоилось.

Наконец, настало утро. Температура значительно повысилась. Туман растаял, рассеялся — и перед нами предстала картина бухты.

Фантастическая картина! Весь Бьенвильский рукав, отделившийся от реки плотиной, которой я не замечал раньше, замерз, превратился в сплошную массу льда.

Броненосцы Курумы, белые от инея, одевшего их снасти сплошной бахромой, увязли в этой плотной ледяной коре.

Никаких признаков жизни не замечалось на судах. Не видно и не слышно было сигналов, ни часовых, никакого движения, никаких звуков. С берега двинулась к ней по льду городская милиция и дала залп из ружей. Никакого ответа…

34
{"b":"30953","o":1}