ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пять Жизней Читера
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Тайна мертвой царевны
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Карильское проклятие. Возмездие
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
Пепел умерших звёзд
A
A

Мы поднялись на тысячу метров с тем, чтобы сообщать в лагерь по беспроволочному телеграфу обо всем, что заметим. Кроме того, сейсмографы, снабженные микрофонами, давали возможность точно определить местонахождение неприятельской армии и отмечали ее малейшее движение.

— Нам надо дополнить показания приборов личным осмотром. Японцы находятся теперь в тридцати километрах от нас. Слетаем туда посмотреть.

Мы отправились и вскоре увидели неприятельскую армию или ее передовой отряд, расположившийся лагерем в местности Донкей-Филд. Берк переговорил по беспроволочному телеграфу с нашим лагерем и сказал:

— Мы отлетим немного к северу, чтобы не попасть в сферу действия наших аппаратов. Они сейчас дадут себя знать неприятелю.

Действительно, пока мы удалялись километра на три к северу от японцев, в нашем лагере началась оживленная деятельность. В зрительную трубу я мог разглядеть какие-то странные приспособления, вроде тех огромных коленкоровых полос, на которых г. Мортен де Буа проектирует гигантские рекламы к завтрашнему номеру.

Что означали эти полотняные экраны, поддерживаемые четырьмя привязными воздушными шарами?

Страшный треск, донесшийся со стороны японцев, отвлек мое внимание от наших затей. Какие-то маленькие взрывы, пробегающие по лагерю, точно щелканье хлопушек — и вдруг страшный взрыв на всем пространстве японского лагеря, одевшегося густым облаком дыма и пыли.

— Что же это значит? — спросил я Берка.

— Там взорвано все, что нашлось способного к взрыву — ответил он, — патроны, патронные сумки, зарядные ящики, бомбы: все дочиста.

— Каким способом?

— Эриксоновским. Экраны, которые вы видели, покрыты особым составом и отражают электромагнитные волны, сосредоточивая их в одной точке на определенном расстоянии, причем всякий металлический предмет становится трансформатором, преобразующим их в искру. Миллионы волн в секунду пронизывают по всем направлениям зону, занимаемую неприятельским лагерем, сталкиваясь буквально в каждой точке, и каждая бомба, граната, патрон взрываются от электрической искры. Вообще, с лучами Герца маршал делает чудеса: это его главная сила… Теперь, лишенные запасов и потеряв, конечно, не одну тысячу солдат, японцы дождутся подкрепления, а затем отправятся дальше. Они не поймут, в чем дело, но догадаются, конечно, кто устраивает им эти сюрпризы. Без сомнения, они напрягут все силы, чтобы овладеть станцией. Но мы их примем на новый лад.

Пока он говорил, мы вернулись к электрической крепости. Перед ней я с удивлением увидел нечто вроде металлической паутины; сеть толстых проволок простиралась на шесть километров от холма. Мне вспомнилась колючая проволока, применявшаяся в войне буров с англичанами и, позднее, русских с японцами; но Пижон объяснил мне, что это приспособление не имеет с ней ничего общего.

— Как мне объяснили, — сказал он, — сюда направляется корпус японцев в двадцать тысяч человек. Он будет встречен у холма Пяти Деревьев и там уничтожен огненным дождем…

— Огненным дождем?

— Или жидким огнем. Дождем азотной кислоты. Вы знаете, что она действует, как огонь. Ливень азотной кислоты на пространстве нескольких километров сожжет японцев живьем прежде, чем они успеют выбежать из его района.

— Ничего не понимаю! Да откуда же здесь возьмется столько азотной кислоты?

— О, источник ее неистощим. Она фабрикуется прямо из воздуха: азот и кислород соединяются под влиянием электрического разряда, вызванного концентрированием в известном пункте электромагнитных волн определенной длины и амплитуды колебаний. Получается удушливый, ядовитый газ — окись азота; но в то же время колоссальное электрическое поле, созданное таким образом в атмосфере, привлекает отовсюду водяные пары, сгущает их в тучу, которая изливается дождем, захватывающим этот газ и достигающим земли в виде потоков дымящейся азотной кислоты. Такого душа не выдержит ничто живое. И вот в этой ванне предполагается выкупать японский отряд.

— Какое…

— Не договаривайте, патрон. Эта война заставила забыть понятие человечности… Да и раньше-то его плохо помнили… Да… но это еще не все. Чтобы задержать японцев на одном месте, их заставят плясать.

— Как так?

— Будут пущены подземные токи, которые вызовут землетрясение под их ногами; когда же они повалятся на землю, тут-то и хлынет дождь… Если удастся уничтожить весь корпус, то и ладно; если же хоть часть его останется, она двинется дальше и все-таки попытается взять станцию… Но, патрон, я вижу, аэрокары опять готовятся к отлету; на этот раз возьмите меня с собой.

Действительно, сейсмограф сообщил, что корпус японцев находится на расстоянии двадцати пяти километров и Берк отдал распоряжение об отлете. Он разрешил Пижону поместиться в гондоле «Орла» и мы отправились.

Вскоре мы заметили японскую колонну из тридцати батальонов, двигавшуюся по степи. Мы приостановились на высоте тысячи метров. Представление не заставило себя ждать. Над головами японского отряда, на довольно значительной высоте, я заметил какие-то фантастические огни, какое-то сияние, странный, загадочный, мерцающий свет, охватывавший обширную площадь. Над этой мерцающей сферой заклубился туман, он сгущался в тучу — и вдруг из-под земли, из-под ног японской колонны донеслись глухие раскаты грома, подземные удары. Деревья и кусты зашатались, колонна остановилась, кони взвились на дыбы; люди тщетно старались сохранить равновесие; они размахивали руками, шатались, падали, цеплялись друг за друга, валились кучами… Не вот из сгустившейся над ними тучи хлынул дождь, потоки дымящейся желтоватой жидкости… Дикий вопль долетел даже на нашу высоту, тысячи людей корчились в муках, они пытались вскочить, бежать, ползти, но земля гудела и тряслась по-прежнему, не давая возможности держаться на ногах. Они задыхались — вследствие быстрого соединения азота с кислородом образовалась как бы пустота, вакуум, пространство с разряженной атмосферой — метались, извивались в судорогах… Я бросил зрительную трубу и отвернулся; более ужасного и, надо правду сказать, возмутительного зрелища я еще не видывал; даже замороженная эскадра не могла с ним равняться.

Впрочем, не вся колонна погибла. Шестнадцать батальонов оказались вне сферы огненного дождя.

— Генераторы недостаточно сильны, — проворчал Берк. — Маршал предвидел это, но не успел предупредить… Тысяч десять погибло, остальные идут к станции. Теперь они уверены, что овладеют ею.

В самом деле, шестнадцать батальонов, избежавшие гибели, шли скорым шагом к Свинцовой Горе.

— Как же их встретят? — спросил я Пижона.

— Для них приготовлена проволока, которую вы видели. Она заряжена электричеством: Эриксон нашел способ задерживать его на неизолированных проводниках. Посмотрим, что из этого выйдет.

Вскоре показались японцы. Они приостановились перед проволокой очевидно, догадываясь о ловушке. Потом осторожно двинулись вперед, остерегаясь дотрагиваться до подозрительных сетей. Вскоре проходы между проволоками были наполнены людьми. И снова загудела и затряслась земля, снова прокатились глухие подземные раскаты, люди шатались, падали, натыкались на проволоку, машинально хватались за нее — и уже не могли отстать. Токи громадного напряжения пронизывали отряд по всем направлениям, то и дело разрешаясь чудовищными искрами, солдаты валились толпами и спустя четверть часа двенадцатитысячная колонна представляла груду трупов.

— Теперь мы можем спуститься, — сказал Берк. — На сегодня операции закончены. Конечно, завтра японцы будут осторожнее, ввиду полученных уроков, но мы далеко еще не исчерпали всех наших способов защиты. Утро вечера мудренее.

На другой день мы встали поздно, около десяти часов, и начали было набрасывать отчет о вчерашних событиях, когда страшная суматоха на станции заставила нас оторваться от работы.

В чем дело? Что случилось?

Мы слышали крики:

— Убит! Зарезан! — видели толпы солдат, стремившиеся к помещению маршала.

Я и Пижон бросились туда же.

36
{"b":"30953","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Не прощаюсь
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Кто не спрятался. История одной компании
Все, что мы оставили позади
Игра в ложь
Кафе маленьких чудес
Искушение Тьюринга