ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, я остался один, на грязной земле, связанный и беспомощный.

Нет надобности, я думаю, говорить о моем душевном состоянии. Я был раздавлен, уничтожен. Обрывки мыслей кружились в моей голове без связи, без последовательности; воображение то воскрешало картины прошлого, то рисовало сцены предстоящих пыток и казней, эгоистический страх за свою шкуру сменялся сожалением о моих злополучных товарищах, 6 мисс Аде и ее подругах — я с содроганием представлял себе, что они теперь чувствуют, меня грызла мысль о собственном малодушии Так легко было предупредить весь этот кошмар…

Я провалялся всю ночь, не смыкая глаз. Утром меня опять накормили тем же варварским способом, затем развязали, надели колодку и повели на место казни, как я думал.

Тут я имел утешение — если можно говорить об утешении при подобных обстоятельствах! — встретить своих товарищей по несчастью, тоже в колодках. Лица их были не лучше, чем у мертвецов. Пижон казался совершенно убитым. Бедный малый страдал не только за себя, но еще больше за мисс Аду, на которую глядел с невыразимой тоской. Но ее лицо поразило меня выражением спокойной решимости Кажется, она мужественнее всех нас переносила несчастье.

Мы находились на площадке посреди обширного лагеря, кишевшего солдатами. Вдруг я услышал звуки музыки — если можно назвать музыкой невообразимую какофонию труб, дудок, пищалок, трещоток и барабанов — и увидел какую-то важную особу, генерала или маршала верхом, в толпе офицеров. Когда музыка утихла, он обратился к окружающим с речью.

— Это маршал Ду И Ку, — сказал мне на чистейшем французском языке молодой офицер, стоявший рядом. — Он сообщает своему штабу о решительных успехах, достигнутых вчера. Вся ваша армия отступает на Ростов; турки уже вошли победителями в Самару; англичане, австрийцы, немцы тоже отступают на Нижний Новгород и Петербург. Три наши армии теперь в Европейской России. Ничто их не остановит. Нам даже нет надобности сражаться; мы просто наводним страну. Три миллиона китайцев будут в Москве через несколько недель, милейший мой.

Кончив свою речь, маршал подъехал к нам и медленно обвел нас взглядом. Он заговорил по-французски.

— Европейские собаки, вы заслужили смерть и не избе-. жите ее! Каждому из вас будет назначена достойная казнь, В ожидании ее вы последуете за нашими победоносными армиями. Поглядите своими глазами, что такое обновленный Китай. Один из вас доктор: он заражал наши войска холерой — он будет казнен сегодня же… Довольно. Ступайте. Я не хочу больше вас видеть.

Нас развели. Я вернулся в свою палатку Я думал о самоубийстве, но не вид ел способа осуществить его. Наконец, я решил попытаться уморить себя голодом. Русские часто прибегают к этому приему. Неужели француз не сделает того, что может сделать русский? Да, я умру с голоду, по-русски…

Но или у меня, действительно, не хватало энергии, необходимой для применения русского способа, или китайцы обладали особенным искусством кормить насильно, только я убедился в ближайшие дни, что из моего решения ничего не выходит.

Немного погодя в мою палатку зашел офицер, разговаривавший со мной на площади. Его звали Ванг Чао. Оказалось, что он три года прожил в Париже, заканчивая там свое военное образование. Оказалось также, что он усердный чтец «2000 года» и хорошо знаком со статьями моими и Пижона, он очень спокойно и весело сообщил мне, что доктору предстоит казнь крысой, а для нас будут назначены другие, каждому своя.

— И женщинам? — спросил я.

— Да, и женщинам. Я лично этого не одобряю. Я бы их отдал в жены китайцам — это гораздо полезнее. Примесь чуждой крови нам не повредит: мы легко ассимилируем чуждые народности. Но Ду глух на это ухо… Их казнят, а потом и вас. Но сегодня казнят только доктора; вы будете присутствовать при казни, а затем, с разрешения маршала, я освобожу вас и г. Пижона и вы можете осмотреть наш лагерь и познакомиться с вашими коллегами.

— Какими коллегами?

— Военными корреспондентами… У нас тут есть представители китайских, японских, тибетских, сиамских газет. Мы ведь не дикари.

В это время послышался звук трубы.

— Это сигнал к началу казни, — сказал офицер. — Мы встретимся на площади, теперь пойду к вашим дамам.

На площади я снова увидел своих товарищей и маршала Ду в толпе офицеров. Вскоре привели доктора, уже предупрежденного об ужасной казни, которая его ожидала. Лицо его было подернуто зеленоватой бледностью трупа, борода, вчера еще черная, поседела; он не мог идти, и палачи тащили его под руки.

Его уложили, полураздетого, навзничь на каком-то специальном деревянном станке и привязали руки и ноги к кольям.

Затем помощник палача, раскалив докрасна на жаровне железные щипцы, провел ими по животу нашего несчастного товарища, от одного бока до другого.

Ужасающий вопль вырвался из груди жертвы, а помощник провел щипцами вторую полосу немного повыше первой.

Палач взял небольшую клетку с крысой, поднес ее к телу истязуемого и осторожно приоткрыл как раз над отверстием, которое прожег щипцами помощник.

Крыса скользнула в отверстие. Она грызла внутренности несчастного; это было ясно по страшным судорогам, сотрясавшим его тело, и дикому вою, в который превратились его крики…

Обе подруги мисс Ады лишились чувств, их головы бессильно повисли над колодками. Мисс Ада казалась каменным изваянием. Я чувствовал, что готов потерять сознание.

Но нас увели. Не помню, как я добрел до своей палатки. Ужасный крик преследовал меня. Наконец, он стал ослабевать и мало-помалу затих.

Не знаю, сколько времени прошло с момента казни, когда ко мне явился Ванг Чао с Пижоном и предложил пройтись по лагерю. Признаюсь, мне было совсем не до того: я был совершенно подавлен впечатлением казни.

— Не думайте об этом, — сказал офицер. — В вашем распоряжении день, два, три, может быть неделя или больше — это все-таки кое-что. Пользуйтесь ими; зачем терять то немногое, что имеешь? Carpe diem, как говорит древний поэт. О казни будете думать, когда придет ваша очередь.

У меня мороз пробежал по коже.

Мы пошли осматривать лагерь. Наш любезный спутник познакомил нас с корреспондентами: они приняли нас очень учтиво, пригласили к чаю, расспрашивали о парижских литературных нравах. Они сообщили мне, что нас казнят по прибытии в Москву вместе с другими пленниками, что казни будут длиться целую неделю, что выбор их чрезвычайно разнообразный, так что зрелище будет интересное.

— Вы, вероятно, увидите значительную часть его, прежде чем очередь дойдет до вас, — сказал мне сиамский корреспондент, любезно осклабившись.

Все они бывали в Европе, говорили на главных европейских языках, цитировали классиков и новых поэтов не хуже Ванг Чао. Я не мог понять этого совмещения европейской культуры с отношением к казням и пыткам, как «интересному зрелищу». Вообще, это милое общество нисколько не облегчило меня и я был рад вернуться в свою палатку. Прощаясь со мной, Ванг Чао сказал мне вполголоса:

— Мне очень нравится мисс Ада, сударь. Если она желает стать моей женой, то ей стоит только слово сказать… И я спасу ее.

Я был так измучен событиями дня, что даже не изумился его словам, почти не сообразил их значения. Только под утро, очнувшись от тяжелого забытья, я осмыслил его предложение.

— Что же? — подумал я. — Это все-таки лучше мучительной казни. Конечно, выйти за китайца — не очень лестно… Но за неимением другого выхода…

Послышался шум шагов, и ко мне вошел Ванг-Чао. Но он был не один, за ним шла мисс Ада.

— Мисс Ада, вы! — воскликнул я, целуя ей руки в порыве радости. — Вы здесь… Я понял мысль китайца. Встретив мой взгляд, он кивнул головой.

— Да, — сказал он, — я решаюсь прибегнуть к вашему здравому смыслу и опытности, сударь. Передайте мадемуазель Аде предложение, о котором я говорил вам вчера. Я возобновлю его при вашем посредстве. Прелести мадемуазель пленили меня до глубины души. Я люблю ее безумно, как говорят у вас в Европе, я формально прошу ее руки. Я жил в Париже, мне известны ваши семейные обычаи и я даю слово, что буду вполне сообразовываться с ними. Притом же мы будем жить на Западе… Если она согласится на мое предложение, то ей нечего бояться палача. Сделавшись моей женой, она избавится от казни.

56
{"b":"30953","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
НЛП. Техники, меняющие жизнь
Комбат Империи зла
Операция без наркоза
Дети судного Часа
Мужчины как они есть
Наши судьбы сплелись
«Ничего особенного», – сказал кот (сборник)
Голодное сердце
Хочешь выжить – стреляй первым